Полевая офицерская школа высокого уровня. 180-летняя история курсов «Выстрел»

image_pdfimage_print

Военное строительство

НОВАК Василий Николаевич — доцент кафедры управления повседневной деятельностью войск Военного учебно-научного центра Сухопутных войск «Общевойсковая академия Вооружённых сил Российской Федерации», полковник, кандидат военных наук

(119991, Москва, проезд Девичьего поля, д. 4)

ШЛЫК Юрий Фёдорович — профессор кафедры управления повседневной деятельностью войск Военного учебно-научного центра Сухопутных войск «Общевойсковая академия Вооружённых сил Российской Федерации», полковник, доктор военных наук

(119991, Москва, проезд Девичьего поля, д. 4)

Полевая офицерская школа высокого уровня

180-летняя история курсов «Выстрел»

Это прославленное военно-учебное заведение по переподготовке и повышению квалификации командирских кадров известно даже за пределами нашей страны как советская полевая офицерская школа высокого уровня. Вместе с тем оно имеет почти двухвековую историю1. Необходимость его появления в то время была вызвана зарождением в русской армии управления повседневной деятельностью войск. Первый камень под управленческую основу был заложен, можно сказать, в годы царствования Павла I (1796—1801), правительство которого вскоре после восшествия на престол нового императора приступило к «искоренению злоупотреблений в войсках». Объяснялся такой «реформаторский подход» невозможностью терпеть более утвердившуюся при предшественнице на троне и матери Павла Екатерине II систему фаворитизма. Могущественные ставленники государыни широко практиковали коррупционную схему протекционизма при замещении офицерских должностей. Кроме того, многие генералы и старшие офицеры систематически использовали своих подчинённых, в том числе офицеров, для личных целей. Таких «растасканных» из полков людей в 1795 году было около 50 000, и это в то время, когда армия насчитывала около 400 тыс. человек. Злоупотребления достигли такого размаха, что многие воинские начальники смотрели на свои полки как на удобное средство обогащения, а их использование считали выгодной статьей дохода. Так, более половины войсковых лошадей использовались не по назначению; отдельные полковые командиры получали от подчинённых 20—25 тыс. рублей ежегодного «прибытка» из так называемых артельных денег; значительная часть генералов в войсках не находилась, поскольку многие из них жили или в Петербурге, или в Москве, занимаясь не столько службой, сколько личными делами.

Проводившиеся мероприятия по борьбе со злоупотреблениями и «своеволием в войсках» были инициированы Павлом I. Так, запрещалось кому бы то ни было использовать «нижних воинских чинов» на работах в неслужебных целях. Все офицеры, которые не находились в войсках в момент вступления екатерининского наследника в императорство, были немедленно уволены со службы. Стал более строгим контроль за деятельностью войсковых командиров, особенно в вопросах обучения войск, хозяйственного порядка, внутренней службы.

С первых же дней своего царствования новый государь стал перестраивать мирную жизнь армии по прусскому образцу. Многие историки обвиняют его в скрупулёзном копировании «фридриховской» (прусской) системы. Не удовлетворившись «мирным» отечественным опытом организации повседневной деятельности войск, который, справедливости ради отметим, на то время был очень уж мал, он даже отправил в отставку «генерала войны» А.В. Суворова вместе с его «наукой побеждать». «…Фельдмаршал граф Суворов, отнесясь Его императорскому величеству, что, так как войны нету, и ему делать нечего, — гласил высочайший указ от 6 февраля 1797 года, — за подобный отзыв отставляется от службы»2.

С началом правления Павла I были введены законодательные акты — «Воинский устав о пехотной службе», «Правила о кавалерийской службе» и др., до мелочей регламентировавшие армейскую жизнь. В их основу было положено обучение войск выполнению строевых и тактических приёмов и упражнений, несению внутренней и караульной служб и всему остальному, что так или иначе было связано с мирной жизнью полков. Так зарождалось управление повседневной деятельностью войск.

Следующий этап развития военного дела в России в целом и в подготовке офицеров в частности связан с царствованием Николая I. Уже весной 1826 года его указом от 5 мая было доведено до армии высочайшее повеление: «Для введения в войсках совершенного единообразия по всем предметам фронтовой* службы и обмундирования собрать в Петербурге образцовый Учебный батальон»3. В нём подчёркивалась высочайшая государя-императора воля: «Чтобы штаб- и обер-офицеры были из отличнейших и первые преимущественно из подполковников, признанных достойнейшими командовать полками, так Его Величеству угодно назначать впредь полковых командиров преимущественно из числа штаб-офицеров, находившихся в образцовом Учебном батальоне»4. В связи с ростом востребованности выпускников этого учебного заведения в войсках его численность с тысячи человек увеличили в два раза и по царскому велению батальон переформировали в Образцовый пехотный полк двухбатальонного состава.

Поступавших на учёбу офицеров подвергали испытанию по знанию правил повседневной службы. В полку они обучались в течение года, совершенствуя знания и навыки в управлении повседневной деятельностью войск. Выпуск «учителей в армию» проводился ежегодно после основательного испытания комиссией во главе с «августейшим командиром гвардейского корпуса» великим князем Михаилом Павловичем и высочайшего смотра. Подготовленные «учителя» отправлялись в войска в специально сшитой для них «образцовой» форме одежды и амуниции с предписанием полкам немедленно переходить на новую форму одежды и новые правила повседневной службы.

В 1882 году приказом по военному ведомству (№ 82 от 21 марта) Образцовый пехотный полк преобразовывается в Офицерскую стрелковую школу. Этим же приказом определяются и её задачи: «1) подготовление ротных командиров самостоятельному выполнению обязанностей, лежащих на них как на начальниках основных тактических единиц; 2) распространение в войсках правильного взгляда на употребление огня в бою, сообразно новейшим исследованиям свойств нашего оружия, и на правильное однообразное обучение стрельбе; 3) производство исследований в широких размерах над ручным огнестрельным оружием, принятым на вооружение наших войск; 4) производство испытаний над предлагаемыми усовершенствованиями по ручному огнестрельному оружию, патронам и разным приспособлениям, к ручному оружию и стрельбе относящимся, и разработка сведений по этому предмету, получаемых относительно иностранных государств»5.

В ходе реорганизации был устранён пробел в обучении офицеров вопросам управления повседневной деятельностью войск. По велению Александра III, обучавшегося в своё время в Учебном батальоне, в программу обучения включили ряд показных занятий: «…по приёмам обучения и воспитания личного состава, по умелому распределению служебного времени (распорядку дня) и составлению расписания занятий, по обеспечению довольствием, по медицинскому довольствию, по ротному хозяйству и поддержанию внутреннего порядка, по форме одежды и снаряжению»6. Так впервые появился новый вид занятий — показные.

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Более подробно см.: Курсы «Выстрел» (историко-дидактичский очерк). Монография. М.: Изд-во Общевойсковой академии ВС РФ, 2011.

2 Богданов Л.П. Русская армия в 1812 году. М.: Воениздат, 1979. С. 16, 17.

3 Вестник Офицерской Стрелковой школы. СПб., 1913. № 3. С. 138.

4 Там же. С. 142.

5 Гришинский В., Кузнецов И. Памятка Офицерской Стрелковой Школы. СПб.: Т-во Р. Голике и А. Вильборг, 1914. С. 24, 25.

6 Там же.