А.С. Завьялов — создатель броневой противоснарядной стали

image_pdfimage_print

ИЗ ИСТОРИИ ВООРУЖЕНИЯ И ТЕХНИКИ

Гаврилов Дмитрий Васильевич — главный научный сотрудник Института истории и археологии УрО РАН, доктор исторических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ, академик Академии военно-исторических наук, майор запаса (г. Екатеринбург. E-mail: istor@uran.ru)

А.С. ЗАВЬЯВЛОВ — СОЗДАТЕЛЬ БРОНЕВОЙ ПРОТИВОСНАРЯДНОЙ СТАЛИ

Имена конструкторов многих видов боевой техники и оружия, внёсших значительный вклад в победу в Великой Отечественной войне широко известны. Вместе с тем учёные-металлурги и металловеды, создавшие высококачественные сорта металлов и сплавов, из которых были изготовлены оружие и боевая техника, сокрушившие врага, до сих пор остаются неизвестными или мало известными. И это не случайно. Разработанные этими специалистами технологии получения металлов и сплавов военного назначения были настолько важны, длительное сохранение секретов этих технологий имело такое большое государственное значение, что даже спустя десятилетия после окончания войны имена учёных, сделанные ими открытия, созданные ими технологии оставались засекреченными. В числе глубоко законспирированных учёных был Андрей Сергеевич Завьялов — создатель советской броневой противоснарядной стали.

Крупным шагом в развитии отечественного и мирового танкостроения в конце 1930-х годов был переход от строительства танков с противопулевой бронёй к танкам с противоснарядным бронированием. Это привело к перестройке всей технологии производства танков, вытеснению лёгких машин средними и тяжёлыми, изменению тактики боевого применения бронетанковых войск, резкому повышению роли танков в боевых действиях. Танки становились главной ударной силой сухопутных войск. Возник (впервые применённый фашистским вермахтом) новый способ применения танковых войск — «блицкриг», заключавшийся в проведении «молниеносных» прорывов танковых клиньев на большую глубину обороны противника, выходе танков на оперативный простор, окружении крупных группировок противника, превращении оперативных успехов в стратегическое превосходство1.

Причиной, потребовавшей создания противоснарядной брони, было развитие и совершенствование противотанковой артиллерии. В начале 1930-х годов в западноевропейских странах появились противотанковые пушки, способные пробивать броню всех танков, имевшихся тогда на вооружении армий различных государств. Их броня обычно не превышала 15—20-мм (советские танки Т-26, БТ-5, БТ-7, германские Panzer-1 и Panzer-2, чехословацкие 35(t) и 38(t), французские Н-35, Н-39 и др.).

37-мм противотанковая пушка на дистанции в 100 м пробивала броню толщиной 37 мм, на дистанции 300 м — 26 мм, на дистанции 500 м — 22 мм, на дистанции 1000 м — 14 мм, то есть могла подбивать танки с дистанции в 1 км и уверенно поражать их с дистанции 500 м2.

В 1931 году в СССР была принята «большая танковая» программа, предусматривавшая создание промышленности для массового производства танков. Это не было шагом к милитаризации страны, как утверждают либеральные историки и политологи. Беспристрастные наблюдатели — Л. Самуэльсон (Швеция) и др. считают, что в той исторической ситуации, при обострении международной напряжённости, в обстановке надвигавшейся большой войны, геополитические и стратегические условия страны, иной, даже небольшевистской России, подтолкнули бы любой режим к развитию тяжёлой промышленности, к массовому производству танков, тяжёлой артиллерии, самолётов3.

С 1932 года в СССР начался серийный выпуск танков Т-26, БТ, танкеток Т-27. Подавляющее большинство советского танкового парка составляли лёгкие машины. Все танки, выпускавшиеся в СССР, имели только противопулевую броню4. Проблема создания машин с противоснарядным бронированием стала актуальной, но была сложной и масштабной. Было необходимо срочно перевооружить армию танками нового поколения, для чего требовалось создать металлургию, способную в огромных количествах производить противоснарядную броневую сталь, перестроить все технологии танкового производства.

Либеральные авторы утверждают, что в годы Великой Отечественной войны СССР не имел собственной брони, изготовлял танки «из ввозимого союзниками сырья». Ю.Г. Фельштинский пишет: «При том трудно вообразимом напряжении, которое испытывала советская экономика и советский народ, война всё-таки не была бы выиграна без экономической помощи союзников… Гордость советской армии, танк “Т-34”, делался из английской брони»5.

В действительности высококачественная броневая сталь в СССР накануне и в период Великой Отечественной войны изготовлялась своими силами и на своём сырье. Инициатором её создания и внедрения в производство был заведующий Центральной лабораторией Ижорского металлургического завода, расположенного под Ленинградом, в городе Колпино, инженер А.С. Завьялов.

Андрей Сергеевич Завьялов родился 26 июня (6 июля) 1905 года в д. Редькино Московской губернии в семье крестьянина-бедняка, затем — рабочего, рано осиротел, бродяжничал. Трудовую деятельность начал с 14 лет. За два года окончил рабфак, некоторое время работал помощником машиниста паровоза. В 1930 году окончил технический факультет Горного института в Ленинграде, в 1930—1932 гг. трудился во Всесоюзном научно-исследовательском институте металлов. В 1932 году был направлен на Ижорский завод, который являлся ведущим предприятием по производству брони для танков и Военно-морского флота, на должность начальника Центральной заводской лаборатории.

На Ижорском заводе Завьялов вплотную занялся технологией производства броневой танковой стали. Завод имел большой опыт изготовления броневых плит для кораблей Военно-морского флота — броненосцев, линкоров, крейсеров, миноносцев и т.п., но танковая броня коренным образом отличается от корабельной. Броню сухопутных машин, чтобы не ослабить их проходимость и манёвренность, нельзя улучшать только за счёт увеличения её толщины и веса. Высокопрочную и относительно лёгкую броню требовалось получить путём применения новых составов легирующих элементов, более совершенных способов её термической обработки.

Завьялов объездил немногие тогда заводы, выпускавшие броню. Везде её производство находилось в полукустарном состоянии, на каждом предприятии применялись свои химические составы, собственные технологии, качество брони зависело от опыта и интуиции мастеров-практиков. Завьялов поставил своей целью создать научно обоснованную технологию изготовления броневой стали, составить инструкции по всем этапам её изготовления — от подготовки шихты к плавке до механической обработки.

Сплотив вокруг себя молодых специалистов, Завьялов и его помощники (М.Н. Попов, О.Ф. Данилевский и др.) занялись составлением инструкций, которые регламентировали последовательность и температурные режимы термической обработки, выступили инициаторами внедрения сварки в изготовление бронекорпусов. Предложения молодых специалистов требовали коренной перестройки технологического процесса и встретили решительное противодействие со стороны администрации завода, которая придерживалась старых порядков и не хотела внедрения новшеств6.

В 1935 году Завьялов провёл испытания брони танков Т-26. Результат был ошеломляющий: снаряд 37-мм противотанковой пушки «вдребезги разносил» броню этих танков. Проанализировав итоги полигонных испытаний и тщательно изучив тенденции в танкостроении, особенно в бронировании боевых машин, Завьялов забил тревогу и подготовил «развёрнутое обоснование срочной необходимости реконструкции и модернизации советской металлургии в оборонных целях, в частности, для выпуска надёжной брони для различных видов боевой техники, прежде всего танков»7. Однако инициатива начальника Центральной заводской лаборатории не получила поддержки ни у дирекции завода, ни в Наркомате обороны, а, наоборот, встретила яростное сопротивление «всё знающих начальников», которые уверяли, что «такие танки у всех».

Более того, дирекция завода уволила с предприятия около ста квалифицированных сварщиков, чтобы снова вернуться к клёпке броневых корпусов и башен, и пыталась уволить с завода самого Завьялова и его соратников — «возмутителей спокойствия». Но молодых специалистов поддержали партком предприятия и первый секретарь Ленинградского обкома ВКП(б), секретарь ЦК ВКП(б) А.А. Жданов. При содействии Жданова в мае 1936 года Завьялов доложил свою концепцию необходимости реконструкции и модернизации производства брони на заседании Совета Труда и Обороны в присутствии И.В. Сталина. Немедленно были приняты радикальные решения: в производственном объединении «Спецсталь» создано Главное управление по производству брони, которому были переданы Ижорский и Мариупольский металлургические заводы, их центральные лаборатории преобразованы в Центральные броневые лаборатории.

«В результате РККА, — пишет А.Б. Мартиросян, — быстро получила необходимую для создания целого шлейфа военной техники броню, которая сыграла огромную роль в годы войны. Ведь если бы не Завьялов и не массированная поддержка Сталина, то не видать бы нам ни танков Т-34, KB, ИС, ни “летающего танка”  ИЛ-2, ни хорошо защищённых броней линкоров, эсминцев и т.д. Благодаря поддержке Сталина Броневой институт под руководством Завьялова разработал и внедрил технологию производства цельнолитых танковых башен, что сыграло исключительную роль в развитии танкостроения в годы войны»8.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Гудериан Г. Внимание, танки! М., 2005; Больных А. Молниеносная война: Блицкриги Второй мировой. М., 2008. С. 18—21.

2 Вооружение германской артиллерии. М., 1943. С. 42—44; Танки и самоходные установки: Энциклопедия военной техники. М., 2001. С. 20—24.

3 Самуэльсон Л. Красный колосс: Становление военно-промышленного комплекса СССР. 1921—1941 / Пер. с англ. М., 2001. С. 47.

4 Оружие Победы / Под общ. ред. В.Н. Новикова. 2-е изд. М., 1987. С. 194; Мартиросян А.Б. 22 июня: Правда генералиссимуса. М., 2005. С. 336—338.

5 Фельштинский Ю.Г. Читая книги «Ледокол» и «День-М» Виктора Суворова. Правда Виктора Суворова: Переписывая историю Второй мировой. М., 2006. С. 151, 152.

6 Мелуа А.И. Инженеры Санкт-Петербурга. 2-е изд., доп. СПб.; М., 1997. С. 315; Стволинский Ю.М. Особо важное задание. Л., 1977. С. 119—123.

7 Мартиросян А.Б. Трагедия 1941 года. М., 2008. С. 174, 175.

8 Там же. С. 175.