Мобилизация в Енисейской губернии во время Русско-японской войны 1904—1905 гг.

image_pdfimage_print

Военная летопись Отечества

КОМАРОВА Тамара Семёновна — старший научный сотрудник Красноярского краевого краеведческого музея, заслуженный работник культуры РФ (г. Красноярск. E-mail: kts@kkkm.ru)

«ЕДЕМ, БРАТЦЫ, К ПОРТ-АРТУРУ, ЧТОБ СОДРАТЬ С ЯПОНЦА ШКУРУ»

Мобилизация в Енисейской губернии во время Русско-японской войны 1904—1905 гг.

В период войны между Россией и Японией 1904—1905 гг. через территорию ставшей ближайшим тылом Енисейской губернии на Дальний Восток двинулись войска, грузы, лошади. Как складывалась экономическая, политическая, социальная жизнь этой губернии в течение полутора военных лет, каким образом использовались её местные ресурсы? В научной литературе о месте и роли Енисейской губернии этого периода имеется весьма скудная информация. В данной статье сделана попытка проанализировать один из эпизодов жизни губернии, связанный с мобилизацией запасных, ратников, казаков, новобранцев и транзитом войск из разных частей России через Красноярск.

29 января* 1904 года по Красноярску были расклеены объявления уездного по воинской повинности присутствия, следуя которым запасные чины государственного ополчения обязывались явиться для получения призывных документов. От призыва освобождались или получали отсрочку те, кто обслуживал железную дорогу, служил и работал в железнодорожных мастерских, рабочие на золотых приисках. Разрешалась отсрочка призыва на шесть месяцев командирам, лоцманам и машинистам частных и казённых пароходов, которую затем продлили до окончания навигации сначала 1904-го, а затем и 1905 года1. Служащие лесничеств, уже отправленные на фронт, отзывались обратно по месту работы. В феврале 1905 года Управление сибирской железной дороги отказалось от возвращения запасных, до войны занимавшихся заготовкой леса, считая нецелесообразным отзывать людей, прослуживших в действующей армии год. Только из лесной стражи Управления государственных имуществ Енисейской губернии мобилизовали 67 человек. Освобождённым от воинской службы специалистам и рабочим выдавались увольнительные билеты2.

На первом этапе войны командование намеревалось ограничиться мобилизацией корпусов Сибирского военного округа (СибВО) и Приамурского военного округа, общей численностью 97 тыс. человек, учитывая быструю возможность их переброски к театру военных действий (ТВД), затем рассчитывая пополнять армию из внутренних российских корпусов. В СибВО (самый обширный в Российской империи) входили Тобольская, Томская, Енисейская, Иркутская губернии, Акмолинская, Семипалатинская, Якутская области3. На территории округа находились две Сибирские резервные бригады. Ещё в феврале 1901 года в Иркутске было создано Управление 2-й пехотной Сибирской бригады, в состав которой вошли Иркутский, Красноярский, Енисейский, Томский резервные батальоны. К 1 апреля бригаду переименовали во 2-ю Сибирскую резервную пехотную бригаду, батальоны получили номера: 5-й Иркутский, 6-й Енисейский, 7-й Красноярский, 8-й Томский. В 1904 году, с первых дней войны, были развёрнуты: бригада — во 2-ю Сибирскую пехотную дивизию двух бригадного состава, батальоны — в полки, по два в каждой бригаде4. В Иркутске сформировался 6-й Енисейский сибирский пехотный полк. После торжественного молебствия и освещения знамени 25 апреля на Тихвинской площади города, 7 августа полк отправится на ТВД5.

Ещё 24 января вышли приказы СибВО о переводе на военное положение его войск и учреждений, доведении до полных военных составов тыловых частей; призыве на действительную военную службу нижних чинов запаса армии и флота, мобилизации офицеров запаса для укомплектования войск округа; приобретении «потребного для пополнения войск» числа лошадей. А уже 19 июля высочайшим повелением на время военных действий были предоставлены особые полномочия командующему войсками округа и начальникам жандармских и полицейских управлений Сибирской и Забайкальской железных дорог6.

В Сибири были мобилизованы запасные нижние чины преимущественно старого призыва. Призывной возраст в России начинался с 21 года, запасные — это люди в возрасте 35—40 лет, т.е. солдаты-старослужащие. Во время войны до 80, а то и до 90 проц. некоторых дивизий на Дальнем Востоке составляли люди от сохи. Офицер действующей армии, доброволец, А.А. Рябинин, почти всю войну прошедший с 7-м Красноярским сибирским пехотным полком, вспоминал: «Надо отдать справедливость этим старым сибирякам — они тянули походную лямку исправно и едва ли уступали молодым… Это были сплошь земледельцы, сытые сибирские крестьяне, не расслабленные жизнью городов и фабрик, выносливые и устойчивые»7.

По подсчёту историка В.И. Баяндина, всего в период войны в Сибири были призваны в действующую армию около 100 тыс. запасных нижних чинов, а с ратниками государственного ополчения и новобранцами — от 230 тыс. до 240 тыс. человек8. В этом регионе всеобщая мобилизация (в центральных губерниях — девять выборочных мобилизаций)9 проходила медленно, на войну «не торопились». Лишь на пятый месяц войны из Европейской России к восточным границам двинулись первые корпуса, а к концу завершающих боевых действий Военное министерство начало пополнять армию солдатами действительной службы.

Царский манифест о призыве на войну в Сибирь запоздал. 2 февраля 1904 года стал первым днем мобилизации запасных нижних чинов СибВО. Все лица, находившиеся в запасе, возраст которых не превышал 35 лет, должны были являться в Красноярское уездное по воинской повинности присутствие, имея при себе документы, удостоверяющие их «состояние» в армии. В воинские присутствия по уездам для медицинского освидетельствования запасных командировались по 5—6 врачей, среди которых были задействованы известные красноярские врачи А.П. Прейн, И.И. Кусков, Р.К. Пикок, М.Ф. Фунтиков и др.10

Офицеры и врачи должны были явиться в управление красноярского уездного воинского начальника. Призываемым нижним чинам давалось трое суток на устройство домашних дел, офицерам — двое суток на устройство домашних дел и трое суток на экипировку11. Последним, мобилизованным на ТВД для усиления личного состава частей или в места, объявленные на военном положении, выдавались военно-подъёмные деньги и походные порционы (на питание). Штаб-офицерам полагалось по 150 рублей подъёмных и по 3 рубля порционных, обер-офицерам — по 100 и 2 рубля, остальным лицам — по 50 рублей и 50 копеек соответственно. Чины запаса, призванные на военную службу с государственной гражданской, сохраняли за собой присвоенное им содержание: жалованье, столовые, квартирные, денежные аренды. Те, кто пользовался казёнными квартирами, удерживали их за собой12. Жёнам мобилизованных выдавались удостоверения, по которым выделялись квартирные по ордерам и пособия13. Городская управа при призыве на военную службу своих служащих выплачивала их семьям содержание в размере 50 проц. от получаемого жалованья14.

Боìльшая часть нижних чинов Енисейской губернии отправлялась в сухопутные войска и весьма незначительное число — на флот. В конце января 1904 года мобилизовали 8988 человек в пехоту и артиллерию и 10 человек — во флот. Малонаселенная Енисейская губерния дала незначительный контингент в сравнении с Западной Сибирью15. Всего в губернии призвали 11,8 проц. запасных и ратников ополчения, не считая новобранцев, взятых на службу перед войной16. Первые дни призывные пункты в Енисейской губернии обеспечили хорошую явку. Конец войны виделся скорым и победным. По воспоминаниям очевидцев тех лет, многие военные, особенно офицеры, ехали на фронт спокойно, а некоторые рвались в надежде на победные реляции и скорое продвижение по службе.

Однако основная масса запасных шла на войну без энтузиазма, если не считать небольшую группу сибирских крестьян, считавших, что после неё всем мобилизованным дадут землю в Маньчжурии17. Либеральный адвокат В.А. Маклаков позднее писал: «Он (народ) войны не понимал и, конечно, её не хотел»18.

Отрезвление для многих, ожидавших скорой победы, началось уже после первых двух месяцев войны, когда с дальневосточного фронта пошли «скверные новости» о неудачах русской армии. Общая нервозность усилилась и в тылу. Жёны лесорубов, отправленных на Дальний Восток, под разными предлогами стали требовать от воинских присутствий возвращения своих мужей на прежние места работы. Увеличилось число уклонистов от мобилизации. 14 июня минусинский и ачинский уездные жандармы отправили в адрес красноярского начальника Енисейского губернского жандармского управления донесения о том, как проходил призыв нижних чинов на действительную службу в городе Ачинске. Присланная для медицинского освидетельствования комиссия забраковала более тысячи человек. При повторной проверке половина из них оказалась совершенно здоровой19.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Государственный архив Красноярского края (ГА КК). Ф. 401. Оп. 1. Д.152. Л. 81; Енисей. 1904. № 64. 30 июня.

2 ГА КК. Ф. 401. Оп. 1. Д. 152. Л. 9, 46, 236, 245, 246.

3 Шиловский М.В. Русско-японская война и Сибирь // Русско-японская война и геополитические проблемы современной России. Материалы областной научно-исторической конференции 20 марта 2004. Новосибирск, 2004. С. 33.

4 Баяндин В.И. Русско-японская война: мобилизация и демобилизация войск в Сибири // Русско-японская война и геополитические проблемы современной России… С. 38, 39.

5 Романов Н.С. Летопись города Иркутска за 1902—1924 гг. Иркутск, 1994. С. 36.

6 Областное обозрение и вестник казачьих войск. 1904. № 6. 8 февраля. С. 115, 116; Полное собрание законов Российской империи. Собрание третье. СПб., 1907. Т. 24. С. 84.

7 Рябинин А.А. На войне в 1904—1905 гг. Из записок офицера действующей армии. Одесса, 1909. С. 15.

8 Баяндин В.И. Указ. соч. С. 38, 41.

9 Фабрика Ю.Я. «А для Сибири сугубо…» (о вкладе сибиряков в Русско-японскую войну) // Русско-японская война и геополитические проблемы современной России… С. 46.

10 ГА КК. Ф. 595. Оп. 47. Д. 13. Л. 166; Оп. 23. Д. 118. Л. 18.

11 Там же. Ф. 162. Оп. 1. Д. 74. Л. 14.

12 Там же. Ф. 348. Оп. 1. Д. 224. Л. 15 об., 42, 42 об.

13 Там же. Ф. 162. Оп. 1. Д. 74. Л. 86.

14 Обзор хозяйства города Красноярска за июль—сентябрь 1904 г. Красноярск. 1905. №. 3. С. 37.

15 Горелов Ю.П. Участие сибиряков в Русско-японской войне (1904—1905 гг.) // Сибиряки на защите Отечества в войнах начала ХХ века. Кемерово, 2003. С. 88.

16 Шиловский М.В. Указ. соч. С. 33.

17 Айрапетов О. Бесшабашная бестолочь. Армия, общество и «колониальная война» // Родина. 2004. № 3. С.55.

18 Айрапетов О.Р. «На сопках Маньчжурии». Политика, стратегия и тактика России // Русско-японская война 1904—1905. Взгляд через столетие. Международный исторический сборник. М.: «Три квадрата», 2004. С. 399.

19 ГА КК. Ф. 827. Оп. 1. Д. 976. Л. 1—2.

* Все даты в статье даны по старому стилю.