Гошский бой амурских красных партизан

image_pdfimage_print

Гражданская война

ТАРАСОВ Юрий Анатольевич — соискатель Института истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока Дальневосточного отделения РАН

ГОШСКИЙ БОЙ АМУРСКИХ КРАСНЫХ ПАРТИЗАН

Анализ литературы об истории партизанского движения на Дальнем Востоке показывает, что Гошский бой амурских партизан в 1919 году фактически выпал из поля зрения исследователей. Его описание, весьма лаконичное, содержится только в книгах В.П. Малышева «Борьба за власть Советов на Амуре» и А.В. Агеева «Амурские партизаны»1. В более общих по содержанию трудах ему в лучшем случае уделяется несколько строк. На наш взгляд, по своей значимости и влиянию на последующее развитие событий в Амурской области Гошский бой заслуживает большего внимания и, соответственно, отдельного исследования.

Прежде всего следует сказать об общей обстановке в Амурской области в 1919 году. Белогвардейцы и японские оккупанты в этом регионе редко чувствовали себя спокойно ввиду активных действий партизанских отрядов. Весной 1919 года в связи с начавшимися полевыми работами размах партизанской борьбы в области заметно уменьшился, но уже летом вновь стал набирать силу. В августе по инициативе Благовещенского подпольного штаба — Областного военно-полевого коллектива Амурская область была разделена на 4 партизанских района, каждым из которых руководил районный военно-полевой коллектив. 1-й партизанский район включал в себя территории современных Серышевского, Селемджинского, Белогорского и частично Ромненского районов, а также часть Мазановского района по левому берегу реки Зеи.

Гошский бой партизан 1-го района с японскими интервентами произошёл 5 октября 1919 года* на заброшенном опытном сельскохозяйственном поле Гош, в 4 км восточнее села Маргаритовки Мазановского района. В числе предпосылок Гошского боя можно выделить, во-первых, установление полного контроля повстанцев над всей территорией 1-го района, что не могло не вызвать ответную реакцию белогвардейских властей и интервентов, и, во-вторых, увеличение боевых сил 1-го района, сделавшее возможным вступление партизан в открытое столкновение с сильным противником.

Увеличение боевых сил 1-го партизанского района было вынесено на повестку дня после получения от Областного военно-полевого коллектива (ОВПК) информации о готовящейся операции всех партизанских отрядов области по взятию города Благовещенска. Приказ о наступлении на город, назначенном на 25 сентября, был получен штабом 1-го района 5 сентября2. Диспозиция данного наступления была утверждена ОВПК 15 сентября, а приказ о мобилизации — 21 сентября3. Позже сроки наступления были отложены до 21 октября.

Наступление с решительными целями предполагало наличие достаточно крупной группировки войск, создать которую было невозможно без мобилизации крестьян нескольких возрастов. Предыдущий опыт мобилизации молодёжи в 1-м районе показал недостаточную эффективность проведения её только по распоряжениям партизанского штаба. Было решено провести крестьянский съезд. Съезд представителей крестьян и партизан 1-го района собрался в деревне Лиманной Верненской волости. Летопись Амурской области сообщает, что съезд был созван 10 сентября4. Основным его решением стало объявление мобилизации мужчин в возрасте от 20 до 30 лет и лошадей. В результате мобилизации к дню начала наступления противника численность пехоты, по мнению П.Е. Вшивкова (член штаба 1-го района, начальник лазарета), увеличилась до тысячи с лишним бойцов, без учёта застав, групп подрывников, лазарета, хозчасти и штаба. Конница возросла до 300 сабель, не считая стоявших в заставах. Общая численность войск 1-го района достигала примерно полутора тысяч человек5.

Цифры, называемые начальником штаба 1-го района Я.В. Прохоровым, более внушительны. В строю к началу боёв он насчитал почти 2000 вооружённых бойцов, в том числе 350 кавалеристов и около 1600 пехотинцев. Из тех призывников, кому не хватило оружия, большую часть распустили по домам, 156 человек отправили в хозяйственные службы, а 190 оставили при штабе, проходить строевую подготовку6. Белогвардейская пресса тоже оценивала тогда численность партизан к северу от реки Томи цифрой около 2000 человек7.

Существует и третья точка зрения. Это сведения К.К. Высоцкого, члена штаба 1-го района, изложенные в его докладе на заседании ОВПК 9 октября 1919 года. Он докладывал, что к моменту окончания мобилизации армия 1-го района имела вооружённых бойцов около 700 человек в пехоте и 400 в коннице8, то есть всего примерно 1100 человек. Эта официально представленная в ОВПК оценка, видимо, и является наиболее близкой к истине. Таким образом, вместе с невооружёнными подразделениями и тыловыми службами в 1-м районе находилось приблизительно полторы тысячи партизан.

Количество боевых рот в пехоте Вшивков и Прохоров приводят тоже разное. Первый насчитал их 5 (в том числе одна резервная), а второй — 7, зачисляя, видимо, в их число и некоторые из далеко выдвинутых крупных застав, в частности заставу на реке Томи, под командованием Ненашева (Мухина). Согласно утверждению Прохорова, роты были сведены в 2 батальона. Наличие как минимум одного командира батальона отмечает в своей книге и Вшивков. В кавалерии Прохоров насчитал 7 взводов, распределённых по 3-м эскадронам. Среди команд особого назначения, помимо диверсионного отряда «Неустрашимый» Герки Рулёва, числилось, если верить Прохорову, 2 подрывных команды и 3 разведывательных9.

Конечно, Я.В. Прохоров, как руководитель штаба, должен быть более компетентен в вопросах структуры своих войск, чем начальник лазарета П.Е. Вшивков, но первый писал свои воспоминания спустя 40 лет после описываемых им событий, а второй — лишь через 12. Приведённый Прохоровым состав сил 1-го района вполне может относиться к более позднему времени.  <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Малышев В.П. Борьба за власть Советов на Амуре. Благовещенск, 1961. С. 205—207; Агеев А.В. Амурские партизаны. Хабаровск, 1974. С. 168—170.

2 Воспоминания Я.В. Прохорова. С. 84. Архив историко-краеведческого музея пос. Серышево.

3 Государственный архив Амурской области (ГА АО). Ф. 429. Оп.1. Д. 3. Л. 3, 45.

4 Летопись Амурской области. Благовещенск, 2002. Т. 2. С. 28. Основанием такой датировки послужил протокол заседания ОВПК № 31 от 9 октября, в котором излагался доклад представителя штаба 1-го района К.К. Высоцкого.

5 Вшивков П.Е. Боевые дни Амура. Хабаровск, 1934. С. 130, 138, 139.

6 Воспоминания Я.В. Прохорова. С. 71, 83, 84.

7 Наш край. 1919. 8 октября. С. 3.

8 ГА АО. Ф. 429. Оп.1. Д. 3. Л. 28.

9 Воспоминания Я.В. Прохорова. С. 71.

* Здесь и далее все даты по новому стилю.