Большой кровью заплатим мы за пренебрежение к знакомству с техникой нашего врага, с иностранными уставами

image_pdfimage_print

Воинское обучение и воспитание

МАМАЙ Ольга Михайловна — доцент кафедры русского языка Московского государственного университета природообустройства, кандидат педагогических наук (Москва. E-mail: olgamamai@yandex.ru)

«Большой кровью заплатим мы за пренебрежение к знакомству с техникой нашего врага, с иностранными уставами»

Из истории Приволжского военного округа

После окончания Гражданской войны Приволжский военный округ (ПриВО), образованный приказом Высшего военного совета 31 марта 1918 года, получает как бы вторую жизнь. В связи с упразднением 24 апреля 1922 года Приуральского военного округа и в результате нового административно-экономического районирования, проведённого в 1923—1929 гг., в него включаются новые обширные регионы, весьма важные в промышленном и сельскохозяйственном отношении, располагающие большими людскими ресурсами.

Командующие войсками округа менялись довольно часто. В предвоенные годы, пожалуй, только Г.Д. Базилевичу удалось удержаться на этом посту чуть более четырёх лет. И, надо отметить, это время он весьма умело использовал для улучшения качества обучения войск, развития учебных заведений, повышения тактического мастерства командного состава, усовершенствования военной инфраструктуры на территории округа. И в том, что в годину суровых испытаний ПриВО стал подлинной базой для формирования новых армий и подготовки командных, политических и военно-технических кадров, есть определённая заслуга и Г.Д. Базилевича, возглавлявшего войска округа с мая 1927 года по июнь 1931-го.

Георгий Дмитриевич Базилевич (1889—1939) родился на Черниговщине в крестьянской семье. После переезда родителей в г. Новгород-Северский (Украина) его отдали учиться в гимназию, окончив которую, Георгий поступил в Киевское военное училище, в 1910 году был выпущен подпоручиком и направлен в 3-й гренадерский Перновский полк, расквартированный в Москве, в Хамовниках. С началом Первой мировой войны он получил должность командира 8-й роты в 211-м пехотном полку и в начале 1915 года был направлен в действующую армию на Юго-Западный фронт, где участвовал в основных сражениях, в том числе в «Брусиловском прорыве», отличился во многих боях, был шесть раз ранен, имел пять боевых орденов: Владимира 4-й степени с мечами и бантом (1915), Станислава 3-й степени с мечами и бантом (1915), Георгия 4-й степени (1916), Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» (1916), Станислава 2-й степени с мечами (1916). К 1917 году он имел чин подполковника и получил личное дворянство. Забегая вперёд, отметим, что советская власть наградила его лишь двумя орденами: Красного Знамени и Красной звезды.

После Февральской революции солдаты полка избрали Базилевича делегатом на армейский съезд в г. Луцке, там он был избран в исполнительный комитет Особой армии, став помощником председателя исполкома.

Октябрьская революция застаёт подполковника в госпитале в Москве. Здесь в октябре 1917 года он становится членом партии большевиков, в марте следующего года вступает в Красную армию и назначается командиром батальона в Образцовый советский отряд, сформированный в Москве и направлявшийся в состав войск Южной завесы.

В конце августа 1918 года Г.Д. Базилевича как опытного боевого командира назначили командующим Камышинским участком обороны, там из разрозненных партизанских отрядов он сумел создать регулярные части Красной армии.

Позднее Г.Д. Базилевич являлся членом Реввоенсовета 8-й армии, где занимался комплектованием, формированием и обучением войск, некоторое время возглавлял Вторые пехотные курсы, затем в Саратове создавал Запасную армию, осенью 1919 года командовал отдельными участками Юго-Восточного фронта и войсками Донской области. После изгнания белых с территории Северного Кавказа Г.Д. Базилевич некоторое время возглавлял войска Северо-Кавказского военного округа, командовал операцией по ликвидации белогвардейского десанта полковника Ф.Д. Назарова1, за что получил орден Красного Знамени, затем двумя запасными армиями — Кавказской и Украинской.

По окончании Гражданской войны Г.Д. Базилевича «как опытного организатора и безупречно честного человека Реввоенсовет Республики назначает на пост начальника снабжения Красной армии. С декабря 1921 года по 1924 год он состоит для особо важных поручений при Реввоенсовете Республики и выполняет различные задания. Являясь одновременно заместителем особоуполномоченного Совнаркома, в 1922 году он руководит работой специального комитета по учёту сокровищ бывших царей, так называемого Алмазного фонда»2. Правда, хозяйственными проблемами ему долго заниматься не довелось. С 1924 года он снова на командных должностях: сначала служил помощником командующего войсками Московского военного округа, с ноября 1925 года — командующим, а в 1927 году возглавил Приволжский военный округ.

«Г.Д. Базилевич командовал войсками этих округов в период, когда в наших Вооружённых силах проводилась военная реформа. Всё было ново — и структура армии, основанная на сочетании кадровой с территориально-милиционной системой, и методика подготовки и воспитания войск. Требовался большой опыт организаторской работы и вдумчивый подход к решению новых проблем, чтобы справиться с поставленной задачей. Г.Д. Базилевич с ней успешно справлялся»3.

Направляясь в Самару, где располагался штаб округа, Георгий Дмитриевич прекрасно понимал, сколь масштабные задачи предстоит решать на новом месте службы. ПриВО являлся одним из крупнейших военных округов с большими людскими ресурсами, на его территории находились крупные промышленные предприятия, в том числе и оборонного значения; по действующему мобилизационному расписанию округ располагал 13 дивизиями и двумя корпусами, почти 100 тыс. человек были охвачены вневойсковой подготовкой, здесь дислоцировались восемь военно-учебных заведений, в том числе четыре — лётных, сюда направлялась уже начинавшая выпускаться заводами новая военная техника, которую следовало осваивать, что было весьма непросто при огромном дефиците военно-технических специалистов. На территории округа создавались полигоны для испытания новых видов оружия, в частности химического в Шиханах, строились аэродромы, формировались воинские части4. По опыту службы в МВО Г.Д. Базилевич предполагал, что большие проблемы будут с финансированием, что и имело место на самом деле5. Но не меньшей, если не большей, проблемой оказалась царившая в войсках тяжёлая моральная атмосфера, во многом подогревавшаяся начавшейся коллективизацией, сопровождавшейся так называемым раскулачиванием.

Среди солдат, в основном выходцев из деревень этого хлеборобного края, наблюдались ярко выраженные «демобилизационные настроения»6 и бытовало мнение, что «воевать не за что, нет нигде равенства»7. Многие красноармейцы рассматривали службу в армии как насилие. «Красная Армия — тюрьма […]. Командиры нам не товарищи […]. От комсостава нужно всё скрывать […]»8. Крестьяне возмущались, что их призывают в летний период. «Соввласть совсем не считается с крестьянством. Берут в самое горячее время…»9. «Советская власть экономит так, что вместо брюк красноармейцам выдают крашеные кальсоны […]. На людях стыдно показаться»10. Кроме того, отношения между командирами и красноармейцами отнюдь не являлись товарищескими. Наблюдались «отсутствие заботливости к красноармейцам в предоставлении отдыха, наличие панибратства, отсутствие командного подхода к подчинённым»11.

Перемены в деревне, связанные с коллективизацией и раскулачиванием, пагубно отразились на ситуации в армии: началась текучесть кадров, одной из главных причин которой можно считать секретную директиву от 16 июля 1928 года об изъятии из армии классово чуждых и социально опасных элементов — кулаков, их родственников и им сочувствующих12. Красноармейцев из крестьян стали делить на бедняков, середняков и кулаков. Детей последних изгоняли из рядов РККА, а заодно и тех политработников и командиров, которые осмеливались критиковать подобную практику. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Подробнее см.: Грищенко А.Н. Неудавшаяся Донская вандея // Воен.-истор. журнал. 2009. № 2.

2 Воен.-истор. журнал. 1964. № 2. С. 72. Подробнее о боевом пути Г.Д. Базилевича см. статью К. Мерецкова в данном номере журнала.

3 Там же. С. 73.

4 Российский государственный военный архив (РГВА). ПриВО: Ф. 25889. Оп. 3. Ед.хр. 1067. Л. 10; Ед.хр. 1059. Л. 3, 156.

5 «Деньги на строительство отпускаются в количестве, далеко не обеспечивающем потребности и не своевременно», — писал Г.Д. Базилевич в 1928 г. (РГВА. Ф. 25889. Оп. 3. Ед.хр. 1059. Л. 55).

6 Там же. Оп. 2. Ед.хр. 296. Л. 62, 63 // Переписка Уралобкома с Приволжским военным округом; резолюции, политдонесения… 1927 г.

7 Там же. Л. 71.

8 Там же.

9 Там же. Л. 70.

10 Там же.

11 Там же. Л. 81.

12 Тархова Н.С. Крестьянские настроения в Красной Армии в 1928—1931 гг. (реакция армии на процесс коллективизации и раскулачивания в деревне) // ХХ век и сельская Россия. Российские и японские исследователи в проекте «История российского крестьянства в ХХ веке». Токио, 2005. С. 206.