Расстрельный список «Москва-центр» не оставлял никаких надежд

image_pdfimage_print

ИМЕНА И СУДЬБЫ

БЛИЗНИЧЕНКО Сергей Сергеевич — доцент кафедры транспортных сооружений Кубанского государственного технологического университета, кандидат технических наук (350072, г. Краснодар, ул. Московская, д. 2)

Расстрельный список «Москва-центр» не оставлял никаких надежд

В ряду первостроителей Рабоче-Крестьянского Красного Флота (РККФ) особо выделяется фигура заместителя наркома обороны — начальника Морских Сил РККА флагмана флота 1 ранга Владимира Митрофановича Орлова. Он родился 3(15) июля 1895 года в городе Херсоне (Украина) в семье директора гимназии. Получив среднее образование, поступил на юридический факультет Петербургского университета, но закончить курс не удалось. Когда начался призыв студентов на военную службу, В.М. Орлов был зачислен в Отдельные гардемаринские классы (ОГК), откуда годом позже перевёлся в Школу мичманов военного времени (ШМВВ), которую окончил в 1917 году. Первый опыт морской службы он получил на крейсере «Богатырь». В составе экипажа крейсера, являясь вахтенным начальником и председателем судового комитета, участвовал в феврале 1918 года в операции по выводу кораблей из Ревеля в Гельсингфорс, затем в знаменитом Ледовом походе Балтийского флота из Гельсингфорса в Кронштадт. В том же году он вступил в ряды военморов РККФ1 и был принят в члены РКП(б). С тех пор он довольно много времени отдавал политической работе, будучи в 1919—1920 гг. начальником политотдела РВС Морских сил Балтийского моря (МСБМ)2, затем — начальником политуправления Морских сил Чёрного и Азовского морей, а в 1920—1921 гг. — заместителем начальника Главного политуправления водного транспорта страны. Оттуда он снова вернулся на военный флот и с декабря 1921 года являлся помощником начальника Политуправления РВСР по морской части. С марта 1923 года Орлов — начальник и комиссар военно-морских учебных заведений. При этом в Петроградском клубе моряков он возглавлял Петроградский коммунистический клуб студентов и даже сумел завершить прерванное войной высшее образование3. Будучи начальником политотдела на Балтийском флоте, 23-летний В.М. Орлов фактически являлся также и редактором газеты «Красный Балтийский флот», в первом номере которой писал: «Газета будет подлинно матросской, пролетарской газетой и посвятит себя работе по созданию боевой мощи флота»4.

В то время В.М. Орлову довелось впервые столкнуться с «революционным правосудием». Дело было так. В конце 1919 года шесть матросов с линкора «Андрей Первозванный» по приказу наркомвоенмора Л.Д. Троцкого были расстреляны «за призыв к дезертирству». В.М. Орлов пытался предотвратить суровый вердикт, но прибыл в Петергоф уже после приведения приговора в исполнение и, «едва сдерживая ярость, сказал председателю трибунала, что работать ему надо не в трибунале, а на скотобойне»5. Мог ли Владимир Митрофанович предположить тогда, что в 1938 году советская власть его самого отправит на расстрел по надуманным обвинениям?

Политотделом Балтфлота Орлов руководил до конца февраля 1920 года. Позже, вспоминая об этом периоде своей службы, он отмечал, что политотдел являлся, по сути, центром политической жизни всего флота, куда матросы постоянно обращались за содействием6.

1 сентября 1920 года В.М. Орлов был назначен начальником политотдела Морских и речных сил Юго-Западного фронта7. Командующим этого флотского оперативного объединения (коморсиюгзап) являлся в то время известный деятель революционного движения на флоте Н.Ф. Измайлов. Вместе они руководили флотскими соединениями при освобождении Крыма от врангелевцев8. Вскоре флотское объединение на юге европейской части страны стало называться Морскими силами Чёрного и Азовского морей (МСЧАМ).

21 сентября 1920 года политотдел МСЧАМ был преобразован в Политическое управление. До начала зимы 1920 года его возглавлял В.М. Орлов, а с 1 декабря 1920 года по февраль 1922 года он трудился на восстановлении водного транспорта страны. После принятия Х съездом РКП(б) решения о возвращении на флот моряков-коммунистов, занятых на работе в советских учреждениях и народном хозяйстве, на флот возвратились более 1200 человек, в том числе и В.М. Орлов9. В апреле 1922 года он уже как помощник начальника политуправления РВСР по морской части участвовал в совещании военных моряков-коммунистов, где обсуждался вопрос о кадровом укреплении флота.

В августе того же года состоялось совещание начальников политических управлений и отделов РККФ, на котором возникла инициатива провести Неделю Красного флота. 4 октября оргбюро ЦК РКП(б), заслушав доклад по этому вопросу В.М. Орлова, утвердило данное решение. Тогда же была поддержана и инициатива В.М. Орлова и секретаря ЦК РКСМ А. Файвиловича о шефстве комсомола над флотом. Организационные формы военно-шефской работы были закреплены в специальных документах, принятых Бюро ЦК РКСМ 18 декабря 1923 года10.

Работая в Морском отделе Политуправления РВСР, В.М. Орлов неоднократно выступал в печати со статьями о роли политорганов в восстановлении флота, о специфике проведения партийно-политической работы на кораблях и в частях ВМФ, о необходимости обобщать опыт работы, осмысливать пройденный путь, на основе чего решать очередные задачи. Одной из них являлась подготовка кадров. В марте 1923 года Орлова назначили начальником и комиссаром Управления военно-морских учебных заведений (ВМУЗ) РККФ. Кадры для флота в те годы готовили в нескольких военно-морских училищах: командном, инженерном, гидрографическом, политическом, на Высших курсах специалистов командного состава флота, в Военно-морской академии. Разработкой принципов подготовки специалистов для РККФ занимался Морской учебный комитет, в деятельности которого Владимир Митрофанович принимал непосредственное участие и работе которого придавал особое значение.

Вот что писал об этом впоследствии Н.Г. Кузнецов. «Лично встречаться с В.М. Орловым и наблюдать за его деятельностью мне довелось с 1923 года (тогда он был начальником военно-учебных заведений, а я курсантом училища) и до 1936 года, когда он давал мне последние напутствия перед командировкой в Испанию. Около двух лет я состоял в одной с ним партийной организации на крейсере “Червона Украина” Черноморского флота.

В середине 20-х годов началось восстановление флота. И хотя в строй вступили отдельные корабли на Балтике и на Чёрном море, уже остро почувствовался недостаток в командных военно-морских кадрах. Для их подготовки открывались новые училища, из нескольких учебных кораблей был создан специальный отряд обучения курсантов. Сначала восстановили легендарную “Аврору”, потом вступил в строй учебный корабль “Комсомолец”.

Под руководством Орлова, начальника и комиссара военно-морских учебных заведений, была разработана система обучения советских командиров. От временных программ и курсов училища перешли к нормальному сроку обучения, пополнялись комсомольскими наборами.

В.М. Орлов придавал большое значение подготовке советских кадров. Он сам руководил летней практикой курсантов… В летний период корабли под командованием В.М. Орлова уходили в заграничное плавание»11.

Так, в июле—августе 1925 года В.М. Орлов во главе Особого практического отряда кораблей МСБМ в составе крейсера «Аврора» и учебного корабля «Комсомолец», на которых находились курсанты военно-морских училищ, слушатели штурманских классов и Военно-политической академии, прошёл по маршруту Кронштадт — Гетеборг (Швеция) — Мурманск — Архангельск — Берген (Норвегия) — Кронштадт. Основная задача похода состояла в получении курсантами морской практики в дальнем плавании. Однако преследовалась и другая цель: показать возможности социалистического государства, быстрыми темпами восстанавливающего свой флот. «Красным адмиралом эскадры» называла в те дни Орлова шведская печать. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Морской сборник. 1989. № 4. С. 81.

2 До 11 января 1935 г. Балтийский флот именовался Морскими силами Балтийского моря, Черноморский флот — Морскими силами Чёрного моря. Каспийская флотилия до 27 июня 1931 г. именовалась Морскими силами Каспийского моря. Морские силы Севера существовали с апреля 1920 по январь 1923 г. (главная ВМБ — Архангельск). На Дальнем Востоке существовали: в 1920—1922 гг. — Морские силы Дальневосточной Республики (главная ВМБ — Хабаровск); в 1923—1926 гг. — Морские силы Дальнего Востока (главная ВМБ — Владивосток); в 1926—1931 гг. — Дальневосточная военная флотилия (главная ВМБ — Хабаровск); в 1932—1935 гг. — Морские силы Дальнего Востока (главная ВМБ — Владивосток), из состава которых в 1932 г. была выделена Амурская военная флотилия (главная база — Хабаровск).

3 См.: Флагманы: сборник воспоминаний и очерков. М., 1991. С. 109.

4 Красный Балтийский флот. 1919. 6 марта.

5 Флагманы. С. 122.

6 См.: Пять лет Красного флота. 1917—1922. Петроград, 1922. С. 192.

7 Российский государственный военный архив (РГВА). Ф. 102. Оп. 3. Д. 921. Л. 113.

8 Моряки в борьбе за власть Советов на Украине (ноябрь 1917—1920 гг.): Сб. док-тов. Киев, 1963. С. 414.

9 Боевой путь Советского Военно-Морского флота. М., 1988. С. 125.

10 Российский государственный архив Военно-морского флота (РГА ВМФ). Ф. Р-5. Оп. 1. Д. 559. Л. 157.

11 Кузнецов Н. Флагман флота 1 ранга В.М. Орлов // Воен.-истор. журнал. 1965. № 6. С. 66.