ФРАНЦУЗСКУЮ АРМИЮ ОДОЛЕЛА РУССКАЯ АРМИЯ, А ЕЁ В ПОБЕДНЫЕ СРАЖЕНИЯ ВЕЛИ… ХРАБРЫЕ ГЕНЕРАЛЫ

image_pdfimage_print

Полководцы и военачальники

РЫБАЛКИН Алексей Игоревич — советник государственно-правового управления Президента Российской Федерации (Администрации Президента РФ) (Москва. E-mail: rybalkin62@mail.ru)

«Французскую армию одолела русская армия, а её в победные сражения вели… храбрые генералы»

К 200-летию Отечественной войны 1812 года

Упомянуть всех генералов 1812 года в рамках одной статьи невозможно. Не ставилась автором также цель глубоко и всесторонне проанализировать кадровый состав генеральского корпуса Российской императорской армии того времени. Он лишь попытался «пролить немного дополнительного света» на некоторые черты и качества тех, кто привёл страну к славной победе, двухвековой юбилей которой мы отмечаем в этом году. Автор выражает признательность кандидату медицинских наук А.Л. Гришиной за помощь в подготовке статьи. Иллюстрации к ней заимствованы из книги П.А. Жилина «Кутузов» (М.: Воениздат, 1978).

Двести лет назад в Россию вторглась огромная французская армия под началом императора Наполеона I (Наполеон Бонапарт), пообещавшего положить конец «гибельному влиянию, которое Россия уже 50 лет оказывает на дела Европы»1. Этой завоевательской сумасбродной идеей прониклись и привыкшие всех побеждать на европейских полях брани наполеоновские солдаты. Вот какими, даже пленёнными, увидел их в начале войны юный кирасирский корнет русской армии: «Гордые и надменные, оповестили они нас, что целью их похода является Москва, будто нет такой силы, которая способна противостоять их натиску, задержать их победоносное шествие»2.

По масштабам кровопролития и человеческих потерь это была беспримерная по тем временам война, оказавшаяся разорительной не только для западных губерний России. Ведь сгорела дотла даже древняя столица государства Москва. Но жестокий надменный враг оказался поверженным. Вот оценка нашей победы не русских, а французских историков: «…русскую границу перешли около 420 000 человек, которых потом уже в пределах России догнали 113 000 человек; всего 533 000 солдат. Обратно переправились через Неман 18 тысяч человек… Число погибших в России можно исчислять в 250 000 человек»3.

Переправлялись через Неман остатки завоевательской армады, естественно, не по собственной воле. И как бы ни ухищрялись некоторые исследователи свалить неудачу в России «Великой армии Наполеона» на «генерала-мороза», суть поражения в ином. Французскую армию одолела русская армия, а её в победные сражения вели не мифические, а настоящие храбрые генералы. Впоследствии, отдавая должное им, в Санкт-Петербурге, в Зимнем дворце, открыли знаменитую «Военную галерею», где разместили 332 генеральских портрета, исполненных специально призванным из Англии придворным живописцем Джорджем Доу. Позировали же ему только особо отличившиеся участники боевых действий против французов в кампаниях 1812, 1813 и 1814 гг., уже тогда состоявшие в генеральском чине или произведённые в таковой вскоре после окончания войны. Следует, однако, заметить, что военный историк генерал А.В. Висковатов составил список из 79 других лиц, чьи портреты также имели неоспоримое право быть помещёнными в галерее, но туда по непонятным причинам не попали4.

Так кто же они, герои-военачальники армии-победительницы?

Первой по исторической справедливости нужно назвать фамилию Кутузов5. Два её представителя, кроме легендарного главнокомандующего6, вошли в боевую летопись 1812 года. Один из них, дальний родственник Михаила Илларионовича, Павел Васильевич Голенищев-Кутузов, кавалерист-партизан, исполняя воинский долг, ещё в офицерских чинах был дважды тяжело ранен. Причём в первый раз — в 1807-м у стен Измаила, у той самой крепости, которую семнадцатью годами раньше русская армия уже штурмовала и где особо отличился М.И. Голенищев-Кутузов. Второй — командир батальона лейб-гвардии Измайловского полка полковник Александр Петрович Кутузов, как и Голенищевы-Кутузовы, происходивший из дворян Новгородской губернии. Под Бородино, когда все вышестоящие начальники были ранены или убиты, он, будучи старшим штаб-офицером, принял командование полком. В 1813-м, после известного Лейпцигского сражения стал генерал-майором. Судя по всему, воевал А.П. Кутузов бесстрашно, о чём свидетельствовали ранения под Аустерлицем, Фридландом, Люценом. Но это не помешало ему впоследствии продолжить боевую службу на Кавказе.

Генералы русской армии 1812 года были весьма разными и по происхождению, и по имущественному положению: отпрыски древних фамилий, носители звучных титулов, обладатели крупных состояний, владельцы тысяч десятин земли и тысяч крепостных крестьян, а также незнатные, весьма небогатые и даже «нуждавшиеся». Выходцы из дворян, они часто оказывались на разных ступенях этого неоднородного сословия: первые — блестяще образованные, говорившие на многих европейских языках, вторые — обладавшие скудными знаниями, достаточными лишь для того, чтобы выдержать экзамен на офицерский чин. Военные дарования и таланты также у всех были весьма разными. Всё это сказывалось на скорости продвижения по службе. Так, сын графа И.П. Кутайсова, фаворита императора Павла I, А.И. Кутайсов, с детства говоривший на шести языках, стал генерал-майором в 22 года7. Не дожив четырёх дней до своего 28-летия, молодой талантливый артиллерийский начальник погиб на Бородинском поле в районе батареи Раевского. Тело его так и не было найдено; из боя вернулась только его лошадь под окровавленным седлом. По воспоминаниям Д.В. Давыдова, тоже героя Отечественной войны 1812 года, «один офицер, не имея возможности вынести тело Кутайсова, снял с него Георгия 3 класса и золотую саблю»8.

Тем, кто не имел высокой протекции, приходилось рассчитывать только на себя и долго тянуть нелёгкую лямку службы. Так, герой Бородина генерал П.Г. Лихачёв, получивший в 1812 году тяжёлые ранения на той же батарее Раевского и захваченный в плен, 12 лет прослужил армейским унтер-офицером. Путь же от прапорщика до генерал-майора занял у него ещё 14 лет, в течение которых он редко не находился в боях и походах9.

По всей видимости, единственным генералом, происходившим «из солдатских детей», был москвич Фёдор Алексеевич Луков. Он и сам начал службу в подростковом возрасте солдатом пехотного полка, а генеральского чина добился спустя 37 лет. Вскоре после такого «взлёта» Луков был убит в 1813 году в бою под Дрезденом10. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Тарле Е.В. Наполеон, Талейран. М.: Изографус; ЭКСМО, 2003. С. 234.

2 1812 год. Воспоминания воинов русской армии. М.: Мысль, 1991. С. 370.

3 История XIX века / Под ред. Лависса и Рамбо. М.: Госсоцэкономиздат, 1937. Т. 2. С. 244.

4 Глинка В.М. Пушкин и Военная галерея Зимнего дворца. Л.: Лениздат, 1988. С. 12, 21.

5 Более подробно см.: Унбегаун Б.О. Русские фамилии. М.: Прогресс, 1989. С. 292.

6 Там же.

7 Глинка В.М., Помарнацкий А.В. Военная галерея Зимнего дворца. Л.: Искусство, 1981. С. 131.

8 Давыдов Д. Дневник партизанских действий 1812. Л.: Лениздат, 1985. С. 46.

9 Глинка В.М., Помарнацкий А.В. Указ. соч. С. 46, 47.

10 Там же. С. 136.