СОХРАНИТЬ ВСЕ АВИАЦИОННЫЕ ШКОЛЫ ДЛЯ ТРУДОВОГО НАРОДА

image_pdfimage_print

Воинское обучение и воспитание

Елисеев Сергей Павлович — доцент Военно-воздушной академии имени Н.Е. Жуковского и Ю.А. Гагарина, полковник в отставке, кандидат исторических наук (Москва. E-mail: vvia@inbox.ru)

«Сохранить все авиационные школы для трудового народа»

Влияние Великой Октябрьской социалистической революции на систему подготовки военных авиационных кадров в Советской России

К 100-летию отечественных Военно-воздушных сил

В ходе Первой мировой войны в России была создана достаточно эффективная система подготовки авиационных кадров, которая в условиях смены общественно-государственного строя не соответствовала лишь одному принципу: готовить авиационных специалистов, преданных новой власти. Сохранить созданную до революции систему не удалось. Лишь с 1919 года, в условиях Гражданской войны, используя дореволюционный опыт и накопленный ранее теоретический и технический потенциал, система подготовки военных авиационных кадров стала возрождаться на новых идейных основах.

Прежде чем говорить о состоянии подготовки военных авиационных кадров в России после Октябрьской революции, необходимо иметь представление, на какой материальной и социальной основе началось строительство советской военной авиационной школы.

До Первой мировой войны в России были два авиационных учебных заведения: Севастопольская офицерская школа авиации (СОША) и Гатчинская военная авиационная школа (ГВАШ).

В феврале 1915 года после неудачных попыток наступления русская Ставка пришла к выводу, что война приобрела затяжной характер. Как следствие этого, решено было расширить подготовку авиационных кадров, начать подготовку лётчиков из нижних чинов и ввести должность наблюдающего за авиашколами1. Таким образом, весной 1915 года обозначилось стремление перейти от двух не связанных между собой авиационных школ к созданию единой системы подготовки кадров для авиации действующей армии.

Одновременно развивалась и теория подготовки авиационных кадров. Важным вкладом в разработку методики обучения лётчиков в военное время явились труды военных лётчиков-фронтовиков и инструкторов. К примеру, большой популярностью в авиашколах пользовались книги военного лётчика-инструктора Е.В. Руднева «Аэроплан и его боевое значение», «Памятка лётчика» и «Практика полётов на аэропланах», изданные в 1912—1915 гг.2

Выполняя указания Ставки и заведующего авиацией о подготовке лётчиков — нижних чинов, СОША открыла в 1915 году в Симферополе отделение для обучения лётчиков из нижних чинов, а в мае того же года аналогичное отделение было открыто и при Гатчинской авиашколе3. Обучение лётчиков стало круглогодичным, однако и этого было недостаточно для укомплектования новых формировавшихся авиаотрядов лётным составом.

Осенью 1915 года были приняты предложения руководителей Всероссийского аэроклуба (ВАК), Московского общества воздухоплавания (МОВ), а также одесского предпринимателя А.А. Анатра об открытии ими трёх лётных школ для военной авиации4. Открытие школ состоялось в конце 1915 года5. В две из них принимались по 200, а в третью («учреждённую А. Анатра») — 100 нижних чинов. Срок обучения устанавливался в три месяца. Лётную подготовку должны были проходить 25 проц. переменного состава, 50 проц. готовились в качестве механиков и мотористов, 25 проц. могли быть отчислены в ходе обучения.

Несмотря на усиление подготовки лётчиков из нижних чинов, вплоть до Февральской революции их относительное число на фронте оставалось практически неизменным: 1 января 1917 года — 35 проц., 1 марта 1917 года — 32 проц.6 Увеличение числа лётчиков — нижних чинов в авиаотрядах, по мнению заведующего авиацией Великого князя Александра Михайловича, могло ослабить позиции офицерского корпуса в авиации действующей армии. Это не означало, что Александр Михайлович «не пускал» в авиацию нижних чинов. На самом деле их неизменный процент регулировался тем, что отличившиеся лётчики-солдаты почти без промедления производились в прапорщики. К примеру, таким прапорщиком из лётчиков — нижних чинов был избранный в 1917 году председателем Бюро комиссаров авиации и воздухоплавания при Военно-революционном комитете Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов А.В. Можаев.

Возникла также необходимость специальной подготовки лётчиков-наблюдателей. В конце 1915 года к ним предъявлялись достаточно высокие требования в связи с появлением новых отраслей авиационной службы, а именно: корректирования стрельбы артиллерии, аэрофотосъемки, бомбометания и ведения воздушного боя. Исходя из этого, великий князь направил в Генштаб предложение о создании в Киеве военной школы лётчиков-наблюдателей (ВШЛН). Решение о её формировании Военный совет принял 24 декабря 1915 года7, а открылась она 3 января 1916 года. Школа была рассчитана на обучение 50 офицеров в течение шести месяцев8.

Примерно в это же время, 11 ноября 1915 года специальным приказом Ставки при эскадре воздушных кораблей была учреждена школа для обучения полётам на самолётах «Илья Муромец». Таким образом, в течение двух месяцев открылись пять новых авиашкол.

За 1915 год ГВАШ подготовила 53 лётчика-офицера и 13 лётчиков — нижних чинов, а СОША за то же время — 137 лётчиков9. Всеми авиашколами за год были выпущены 233 лётчика10. По мере выпуска лётного состава и направления его на фронт выполнялся план формирования новых отрядов, однако в начале 1916 года стало очевидным, что необходимо переходить к углублению специализации в подготовке лётчиков. Это было обусловлено расширением круга задач, выполнявшихся авиаотрядами.

В совершенствовании системы подготовки авиационных кадров большую роль стало играть Управление Военного воздушного флота, созданное в мае 1916 года.

Рост авиационных сил на Кавказском театре военных действий обусловил необходимость переучивания лётчиков, прибывших из авиашкол, особенностям полётов в высокогорных условиях. Для этого в г. Тифлисе 18 августа 1916 года11 была открыта авиационная школа, однако она на рабочий режим так и не вышла: к 1 января 1917 года выпустила лишь одного военного лётчика.

В начале сентября 1916 года стало очевидным, что быстрое развитие истребительной авиации, а также дальнейшее углубление дифференциации отраслей авиационной службы требуют качественных преобразований в подготовке авиационных кадров.

Полевое управление авиации и воздухоплавания (Авиаканц), обобщая опыт развернувшейся летом 1916 года на Восточном фронте воздушной войны, пришло к выводу о необходимости создания в авиашколах учебных пулемётных отделений. Военный совет 29 сентября 1916 года одобрил введение этих новых учебных подразделений в структуры всех авиационных школ12.

Особое совещание по обороне государства тоже посвятило два своих заседания — от 26 и 29 октября 1916 года — состоянию дел в авиации13. В докладе подготовительной комиссии по авиационным вопросам отмечалось, что необходимо снабдить авиационные школы боевыми самолётами, ввести курсы пулемётного дела, радиотелеграфии, фотографии, издать учебники по авиации, открыть школы воздушного боя. Это были конструктивные предложения, многие из которых были реализованы. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2008. Оп. 1. Д. 563. Л. 9.

2 Руднев Е.В. Аэроплан и его боевое значение. Киев. 1912; он же. Памятка лётчика. СПб., 1912; он же. Практика полетов на аэропланах. Пг., 1915.

3 РГВИА. Ф. 802. Оп. 1. Д. 149. Л. 26.

4 Там же. Д. 1105. Л. 2.

5 Там же. Л. 31.

6 Там же. Ф. 2003. Оп. 2. Д. 645. Л. 242.

7 Там же. Ф. 802. Оп. 1. Д. 1116. Л. 1.

8 Развитие системы подготовки лётных кадров в отечественных Военно-воздушных силах (1910—1994 гг.) // Учебное пособие. Монино: ВВА им. Ю.А. Гагарина, 1996. С. 13.

9 РГВИА. Ф. 802. Оп. 1. Д. 149. Л. 27.

10 Амплеев Н.И., Болховитинов В.Ф. и др. Авиация и космонавтика СССР. М., 1968. С. 16.

11 РГВИА. Ф. 802. Оп. 1. Д. 15. Л. 204.

12 Там же. Л. 177.

13 Там же. Ф. 493. Оп. 2. Д. 4. Л. 315.