СЛОЖНОСТЬ ОБСТАНОВКИ — ВОТ ОБЪЕКТИВНЫЙ ФАКТОР, ОПРАВДЫВАЮЩИЙ ТАКИХ НАЧАЛЬНИКОВ…

image_pdfimage_print

Документы и материалы

ЗАМУЛИН Валерий Николаевич научный сотрудник Курского государственного университета, кандидат исторических наук 

«Сложность обстановки — вот объективный фактор, оправдывающий таких начальников…»

В истории Великой Отечественной войны есть немало драматических страниц, о которых в прежние времена говорилось очень скупо. К ним относится, в частности, крупное поражение войск Воронежского фронта (генерал-полковник Ф.И. Голиков) и части войск Юго-Западного фронта (генерал армии Н.Ф. Ватутин) в марте 1943 года в Харьковской оборонительной операции. Рассекречивание ряда фондов Центрального архива МО РФ даёт возможность ознакомиться с ранее неизвестными документами, относящимися к рассматриваемым событиям. Ниже вниманию читателей предложены документы, отражающие действия 3-го гвардейского Котельниковского и 2-го гвардейского Тацинского танковых корпусов под Белгородом в заключительном периоде Харьковской оборонительной операции. Предварим их некоторыми пояснениями, раскрывающими общую картину развития обстановки.

После ввода в бой во второй половине февраля 1943 года переброшенных из Франции моторизованных соединений СС оперативная обстановка в полосах действий Воронежского и Юго-Западного фронтов начала резко обостряться. С 27 февраля по 3 марта 1943 года войска правого крыла Юго-Западного фронта, оставив до 120 км освобождённой в ходе зимнего наступления территории, отошли за реку Северский Донец. Враг полностью восстановил коммуникации группы армий «Юг» и создал благоприятные условия для нанесения контрудара по левому крылу Воронежского фронта. Однако Ф.И. Голиков не вовремя оценил эту угрозу. Приказ о переходе к обороне он отдал только 1 марта, оговорив, что на правом крыле фронта войска должны были овладеть Сумами и Суджей. Причём это решение 2 марта одобрила Ставка Верховного Главнокомандования. Тем временем эпицентр боёв начал смещаться к Харькову и к востоку от него — в район Белгорода.

Ещё до того, как танковый корпус СС 11 марта начал штурм Харькова, Ставка начала спешно стягивать под Белгород крупную группировку. 9 марта командование Воронежского фронта было проинформировано, что в его распоряжение прибудут 3 танковых корпуса (тк): 2-й гвардейский Тацинский (2 гв. тк), 3-й гвардейский Котельниковский (3 гв. тк) и 18 тк. Кроме того, сюда направлялись эшелоны с войсками двух гвардейских общевойсковых армий. Однако прибывший 2 гв. тк генерал-лейтенанта танковых войск В.М. Баданова по настоянию Н.Ф. Ватутина был оставлен в его распоряжении и направлен на Змиев, а затем на Тарановку с целью удара во фланг противнику, наступавшему на Харьков из района Новая Водолага — Валки. Но успех не был достигнут, и корпус, у которого после ожесточённых боёв осталось лишь 80 танков, подошёл под Белгород только к исходу 10 марта.

К концу 11 марта немцы овладели населённым пунктом Шевченки (северо-восточнее Харькова) и вышли на Белгородское шоссе. К этому времени второй эшелон Воронежского фронта — 69-я армия генерал-майора М.И. Казакова — ещё не занял оборону в этом районе, как планировалось. Путь к Белгороду оставался открытым. С учётом конфигурации линии фронта Ф.И. Голиков вывел корпус Баданова на фланг боевых групп противника, продвигавшихся на Харьков, с задачей: во-первых, прикрыть белгородское направление, во-вторых, обеспечить подход и развёртывание 3 гв. тк и 18 тк.

3 гв. тк генерал-майора танковых войск И.А. Вовченко в ночь с 12 на 13 марта, ещё не закончив сосредоточения, был направлен из Волчанска через Белгород в район Микояновки. Откуда немедленно был развёрнут в район Борисовки против ударной группы дивизии «Великая Германия», которая 13 марта овладела Борисовкой и создала угрозу Белгороду с запада. Корпус Вовченко в этом районе сыграл очень важную роль: не имея мотопехоты, лишь танковыми бригадами без тылов и артподдержки, при мощном воздействии немецкой авиации, он задержал немцев на 8 суток. Однако действовать единой компактной группой совместно с 2 гв. тк он не мог.

18 тк генерал-майора танковых войск Б.С. Бахарова прибыл в полосу Воронежского фронта только 13 марта, имея исправными только 20 танков (8 Т-34, 12 Т-70). Он был немедленно подчинён командующему 3-й танковой армией П.С. Рыбалко для борьбы с частями немцев, выходившими с севера в район Непокрытое, Каменная Яруга. Утром следующего дня в соединении оста­лось лишь 4 исправных танка. Таким образом, план создания бронетанковой группировки фронта не был реализован1.

Тем не менее короткими контрударами подвижных резервов советскому командованию удалось взять ситуацию под контроль: остановить продвижение немецкой группы армий «Юг» Э. фон Манштейна и закрыть образовавшуюся брешь на стыке 69-й и 40-й армий. 25—27 марта 1943 года фронт стабилизировался по линии Гапоново, Трефиловка, Белгород (Старый город), Волчанск. Тем самым завершилось формирование южного выступа Курской дуги.

Танковые корпуса Баданова и Вовченко в целом справились с возложенной на них задачей: сковали боём наступавшие части противника и не допустили их прорыва через Северский Донец. Танкисты-гвардейцы в этих боях проявили беспримерное мужество и героизм. Но потери корпусов были очень большими. Из 201 боевой машины, находившейся в строю во 2 гв. тк 9 марта, к моменту вывода его в резерв (вечером 24 марта) осталось лишь 12 боеспособных танков и 10 — с разбитой ходовой частью, которые использовались в качестве неподвижных огневых точек2. Безвозвратные потери корпуса за этот период составили 128 боевых машин, некоторые из них использовались в качестве неподвижных огневых точек3. В ещё более тяжёлом положении оказался 3 гв. тк (см. документ № 1).

Следует учитывать сложные условия привлечения танковых корпусов к Харьковской оборонительной операции. Они были переброшены в район Белгорода после неудавшегося наступления в составе Юго-Западного и Южного фронтов, были сильно ослаблены, получили необстрелянное пополнение. Кроме того, сосредоточив на узком участке фронта крупную танковую группировку, советское командование не смогло обеспечить её надёжное прикрытие с воздуха, наладить чёткое управление войсками и взаимодействие со стрелковыми дивизиями 69 и 40 А. Результатом стали тяжёлые потери гвардейских танковых корпусов и необходимость их комплектования фактически заново.

Корпуса в течение короткого времени неоднократно переподчинялись командующим 69-й и 40-й армий, которые не смогли должным образом организовать совместные действия танковых и пехотных частей. Об этом свидетельствует отзыв старшего офицера Генштаба полковника В. Чернова (см. документ № 2). 15 марта Ф.И. Голиков потребовал от командующего 69-й армией М.И. Казакова «более бережно относится к использованию танков, не расходовать их на решение частных задач»4. Однако это не возымело эффекта. Боевые машины действовали часто разрозненно, сопровождая пехоту; единые танковые группы для нацеленного удара по врагу не создавались. А после боевых неудач танкистов обвиняли в бездействии и даже трусости. Так, утром 19 марта, после того как 69 А основными силами отошла за Северский Донец и противник овладел Белгородом, командующий 40 А генерал-полковник К.С. Москаленко посчитал виновным в его сдаче командира 3 гв. тк И.А. Вовченко, которому он писал: «Действия Вашего корпуса 18.3.43 г. неудовлетворительные, нерешительные и трусливые… Если и сегодня Вы будете так действовать, то будет поставлен вопрос об отрешении Вас от должности»5.

В конце марта — начале апреля 1943 года Ставкой был проведён глубокий анализ боевых действий Воронежского фронта под Белгородом. Результатом стали существенные изменения в руководстве ряда объединений и соединений, однако командиры 3 и 2 гв. тк сохранили свои посты. А генерал В.М. Баданов в июне 1943 года был назначен командующим 4-й гвардейской танковой армией. Этим решением Ставка ясно дала понять, какую важную роль сыграли эти соединения в мартовские критические дни. И в дальнейшем танкисты Тацинского и Котельниковского корпусов не раз демонстрировали высокое профессиональное мастерство и стойкость в боях с гитлеровскими захватчиками.

Представленные ниже документы, на наш взгляд, интересны как источник разнообразной информации об истории одного из крупных сражений Великой Отечественной войны, малоудачном опыте использования крупных подвижных соединений в боях с превосходящим противником. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Центральный архив Министерства обороны РФ (ЦАМО РФ). Ф. 3415. Оп. 1. Д. 117. Л. 174.

2 Там же. Ф. 3400. Оп. 1. Д. 34. Л. 36 об.

3 Там же. Д. 22. Л. 76.

4 Там же. Ф. 203. Оп. 2843. Д. 301. Л. 131.

5 Там же. Д. 319. Л. 196.