РЕГУЛЯРНЫЕ ПОЛКИ РУССКОЙ АРМИИ В СИБИРИ ВО ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII ВЕКА

image_pdfimage_print

Полковая летопись

Дмитриев Андрей Владимирович — доцент Новосибирского государственного университета, кандидат исторических наук (г. Новосибирск-90. E-mail: khaldeus@academ.org)

РЕГУЛЯРНЫЕ ПОЛКИ РУССКОЙ АРМИИ В СИБИРИ ВО ВТОРОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII ВЕКА: ДИСЛОКАЦИЯ, КОМПЛЕКТОВАНИЕ И ЛИЧНЫЙ СОСТАВ

Проблемы военного строительства и государственной политики в отношении российских вооружённых сил на протяжении XVIII столетия до сих пор остаются одним из наименее изученных в отечественной исторической науке сюжетов. Даже в ставшем классическим обобщающем труде Л.Г. Бескровного1, равно как и в работах современных исследователей2, эта проблематика характеризуется лишь в общих чертах, как правило, с точки зрения тех организационных и материально-технических изменений, которые претерпевала русская армия в целом. Конечно, отдельные аспекты, связанные с данной тематикой (государственная политика в отношении армии и флота, кадровый состав офицерского корпуса и др.), уже становились предметом изучения3, но при этом рассматривались только общие тенденции и не затрагивалось положение дел в отдельных регионах. Вопросы же размещения на территории Сибири до середины XVIII века сначала гарнизонных, а затем и полевых воинских частей до сих пор почти не изучались. О дислокации регулярных полков на восточной окраине Российской империи упоминал ещё П.А. Словцов, на приведённые им данные ссылались в конце XIX столетия авторы работ по истории сибирского казачества4. В ряде публикаций советских историков также содержались упоминания о сибирских частях регулярной армии, делавшиеся, правда, в русле изучения проблем заселения и освоения Сибири, государственной политики в регионе, крепостного строительства, взаимоотношений с соседними государствами и народами5.

Часть информации по рассматриваемому сюжету можно найти в работах по истории казачества Сибири и по «восточному направлению» внешней политики Российской империи XVIII века6. Имеются и целый ряд статей, посвящённых различным подразделениям армейских частей в тех или иных сибирских городах7, и исследования конкретных параметров военно-оборонительной организации — строительства укреплённых линий, специального формирования воинских контингентов в отдельных регионах8. Однако во всех этих работах практически нет данных о комплектовании и личном составе интересующих нас воинских частей. Лишь в публикациях С.В. Андрейчука эти параметры проанализированы применительно к армейским полкам, дислоцированным в Сибири на протяжении второй половины XVIII столетия9. В связи с этим данная статья — попытка восстановить историю сибирских воинских частей указанного периода, охарактеризовав их дислокацию, принципы комплектования и личный состав. Для этого были использованы источники, хранящиеся в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА. Ф. 490. Коллекция офицерских сказок; Ф. 20. Воинская экспедиция канцелярии Военной коллегии), а также отдельные документы, опубликованные в Полном собрании законов Российской империи, Сборнике исторических материалов, изданном Г.Н. Потаниным, и в журнале «Сенатский архив»10.

До 1725 года на территории Сибири находилось только одно подразделение русской регулярной армии — Сибирский гарнизонный драгунский полк, расквартированный по острогам и слободам Тобольского уезда11. С введением в 1719—1722 гг. подушной подати для сбора средств на содержание армии и флота все полевые и гарнизонные части были распределены по губерниям страны «на вечные квартиры». По расписанию Петра I в 1720 году на Сибирскую губернию пришлись три гарнизонных пехотных полка — Санкт-Петербургский, Московский и Тобольский12. Однако приказ отбыть в Сибирь на постоянные квартиры они получили лишь в 1724 году.

В феврале 1727-го Санкт-Петербургский полк получил название 2-го Сибирского, а Московский — Терского. А в ноябре согласно указу императора Петра II данные части подобно другим полкам русской армии были названы по местам своего расквартирования: бывший Санкт-Петербургский полк стал Тобольским, бывший Московский — Енисейским13. Тобольский же полк переименовали в Якутский и отправили в Забайкалье для несения службы на границе с Китаем14.

7 сентября 1736 года* Кабинет министров утвердил решение об учреждении в Сибири одного драгунского полка и пехотного батальона (за подписями канцлера А.И. Остермана и князя А.М. Черкасского)15. К 1739 году завершился набор среди сибирских казаков на службу в Новоучреждённый драгунский полк и Новоучреждённый пехотный батальон16, развёрнутые для прикрытия южных границ русских владений в Западной Сибири от набегов из степи.

С 1744 года началась переброска на территорию Сибири полевых пехотных и драгунских полков. В конце августа сибирский губернатор А.М. Сухарев получил от комендантов верхне-иртышских крепостей известия о намерении правителя Джунгарского ханства Галдан-Цэрэна «иттить войною на Усть-Каменогорскую, Семиполатную и Ямышевскую крепости и на Колывано-Воскресенской завод»17. Это стало неожиданностью для Петербурга, в результате немедленно был принят ряд соответствующих решений. Уже 2 октября 1744 года Военная коллегия получила из Сената несколько собственноручно подписанных императрицей Елизаветой указов, в которых содержалось требование немедленно отправить в Западную Сибирь пять полевых полков: три драгунских и два пехотных. Для этой цели были избраны Луцкий, Олонецкий и Вологодский драгунские, а также Ширванский и Нотебургский пехотные полки. До перевода в Сибирь все эти полки располагались в разных губерниях Европейской России. Непосредственно перед отправкой на восток в 1744 году их дислокация была следующей: оба пехотных полка — в крепости Св. Анны, Луцкий и Вологодский драгунские полки — в Казанской губернии, Олонецкий — в Нижегородской.

Принял командование как над перебрасывавшимися в Сибирь полевыми, так и над уже расквартированными там гарнизонными полками генерал-майор Христиан Киндерман (Christian Kindermann). Саксонец по происхождению, он поступил на русскую службу ещё в годы царствования Петра Великого и, последовательно пройдя все ступени карьерной лестницы, дослужился к началу 1740-х годов до генеральского звания18. Ещё до его отъезда в Сибирь туда же направился бригадир Иван Юрлов, который должен был начальствовать над всеми сибирскими частями до прибытия командующего19. Получив от Военной коллегии подробную инструкцию, генерал-майор Киндерман выехал из Москвы 22 ноября20.

По приказу Киндермана Олонецкий полк 24 декабря выступил из Екатеринбурга к Тюмени, а за ним должны были следовать и два других полка21. Когда в начале февраля 1745 года вслед за драгунскими из Центральной России прибыли оба пехотных полка, Киндерман, следуя полученному указу, «для их далняго походу и отдохновения» расположил Нотебургский полк в Тюмени, а Ширванский — в Екатеринбурге22. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XVIII в.: Очерки. М., 1958.

2 Леонов О.Г., Ульянов И.Э. Русская пехота, 1698—1801: Боевая летопись, организация, обмундирование, вооружение, снаряжение. М., 1995; Татарников К.В. Русская полевая армия 1700—1730: Обмундирование и снаряжение. М., 2008.

3 Петрухинцев Н.Н. Царствование Анны Иоанновны: формирование внутриполитического курса и судьбы армии и флота 1730—1735 гг. СПб., 2001; Кипнис Б.Г. О социальном составе и боевом опыте офицерского и унтер-офицерского корпуса российской армии в XVIII столетии // Экономические и социально-политические проблемы отечественной истории. СПб., 1992. С. 44—62; Калашников Г.В. Офицерский корпус русской армии в 1725—1745 гг.: Автореф. дис. … канд. ист. наук. СПб., 1999; он же. Учёт офицерских кадров русской армии в 1700—1745 гг. // Клио. 2000. № 3(12). С. 116—124.

4 Словцов П.А. Историческое обозрение Сибири: В 2 кн. СПб., 1886. См. например: Путинцев Н.Г. Хронологический перечень событий из истории Сибирского казачьего войска со времени водворения западносибирских казаков на занимаемой ими ныне территории. Омск, 1891.

5 Покшишевский В.В. Заселение Сибири (историко-географические очерки). Иркутск, 1951; Горбань Н.В. Из истории строительства крепостей на юге Западной Сибири. Новоишимская линия крепостей // Вопросы географии. М., 1953. Вып. 31. С. 206—227; Златкин И.Я. История Джунгарского ханства (1635—1758). М., 1964; Рафиенко Л.С. Компетенция сибирского губернатора в XVIII в. // Русское население Поморья и Сибири (период феодализма): Сб. статей. М., 1973. С. 364—380; Колесников А.Д. Русское население Западной Сибири в XVIII— начале XIX вв. Омск, 1973; Аполлова Н.Г. Хозяйственное освоение Прииртышья в конце XVI — первой половине XIX в. М., 1976; Гуревич Б.П. Международные отношения в Центральной Азии в XVII — первой половине XIX в. М., 1983.

6 Зуев А.С. Русское казачество Забайкалья во второй четверти XVIII — первой половине XIX вв. Новосибирск, 1994; Ивонин А.Р. Городовое казачество Западной Сибири XVIII — первой четверти XIX вв. Барнаул, 1996; Быконя Г.Ф. Казачество и другое служебное население Восточной Сибири в XVIII — начале XIX века (демографо-сословный аспект). Красноярск, 2007; Моисеев В.А. Россия и Джунгарское ханство в XVIII в. (Очерки внешнеполитических отношений). Барнаул, 1998; Центральная Азия в составе Российской империи. М., 2008; Бекмаханова Н.Е. Присоединение Казахстана // Российская империя: от истоков до начала XIX в. Очерки социально-политической и экономической истории. М., 2011. С. 245—257.

7 Менщиков В.В. Воинские ресурсы Южного Зауралья в середине XVIII в. // Земля Курганская. Курган, 1994. Вып. 7. С. 79—81; Кауфман А.О. Артиллерия Кузнецка XVII — первой половины XVIII вв. // Кузнецкая старина. Новокузнецк, 2003. Вып. 5. С. 5—11; он же. Артиллерия укреплённых пунктов Кузнецкого уезда в первой половине XVIII в. // Кузнецкая старина. Новокузнецк, 2006. Вып. 8. С. 38—45; Кузнецов Н.А. Войсковые части, квартировавшие в Кузнецке в XVII—XIX вв. // Кузнецкая старина. Новокузнецк, 2003. Вып. 5. С. 108—139.

8 Огурцов А.Ю. Иртышская пограничная линия // Кузнецкая старина. Новокузнецк, 1999. Вып. 3. С. 19—35; он же. Кузнецкая линия // Кузнецкая старина. Новокузнецк, 2007. Вып. 9. С. 40—67; Малолетко А.А., Малолетко А.М. Воинство Алтайского горного округа (1726—1917). Томск, 2001; Пережогин А.А. Военизированная система управления Колывано-Воскресенского (Алтайского) горного округа (1747—1871 гг.). Барнаул, 2005; Муратова С.Р. На страже рубежей Сибири: Строительство Сибирских укреплённых линий. Тобольск, 2007; Зуев А.С. Присоединение Чукотки к России (вторая половина XVII — XVIII в.). Новосибирск, 2009; он же. Регулярные формирования российской армии в Сибири в XVIII — начале XIX в. // Первые Ермаковские чтения «Сибирь: вчера, сегодня, завтра»: Материалы регион. науч. конф. (Новосибирск, 21 декабря 2008 г.). Новосибирск, 2009. С. 13—15.

9 Андрейчук С.В. Сибирский корпус в системе военной безопасности на юге Западной Сибири (1745—1808 гг.): Автореф. дис. … канд. ист. наук. Барнаул, 2010; он же. Становление Сибирского корпуса: структура, численный состав и принципы дислокации (1745—1771 гг.) // Воен.-истор. журнал. 2011. № 3. С. 38—42.

10 Полное собрание законов Российской империи (ПСЗ РИ). Собр. 1. СПб., 1830. Т. 9, 10; Потанин Г.Н. Материалы для истории Сибири. М., 1867; Сенатский архив. СПб., 1893. Вып. 6.

11 О предыстории этого полка см.: Дмитриев А.В. Войска «нового строя» в Сибири во второй половине XVII века. Новосибирск, 2008. С. 185—198.

12 Рабинович М.Д. Полки Петровской армии, 1698—1725. Краткий справочник. М., 1977. С. 70, 72.

13 Висковатов А.В. Историческое описание одежды и вооружения российских войск. СПб., 1899. Ч. 2. С. 78, 89.

14 Быконя Г.Ф. Казачество… С. 152—154.

15 Изданные на основе принятого решения сенатские указы см.: ПСЗ РИ. Т. 9. № 7051. С. 924, 925; Т. 10. № 7261. С. 155, 156.

16 Этот набор описан в ряде публикаций, см.: Огурцов А.Ю. Штатная реформа 1736—1737 гг. и служилые казаки Западной Сибири // Казаки Урала и Сибири в XVII—XX вв.: Сб. научных трудов. Екатеринбург, 1993. С. 69—79; Зуев А.С. Штатная реформа сибирского казачества 1737 г. // Вестник Новосиб. гос. ун-та. Серия: История, филология. Новосибирск, 2007. Т. 6. Вып. 1: История. С. 22—27.

17 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 20. Оп. 1. Д. 280. Ч. 5. Л. 5.

18 Предположение о принадлежности Киндермана к остзейскому дворянству не кажется нам достаточно обоснованным. Его сыновья, служившие в Вологодском драгунском полку, по формулярным спискам определялись как «саксонской нации шляхтичи». См. например: РГВИА. Ф. 490. Оп. 1. Д. 314. Л. 3 об., 4, 72 об., 73.

19 Сенатский архив. СПб., 1893. Вып. 6: Журналы и определения Правительствующего Сената 1744—1746 гг. С. 199, 228.

20 РГВИА. Ф. 20. Оп. 1. Д. 280. Ч. 8. Л. 32, 47.

21 Там же. Л. 145 об., 146; Д. 283. Ч. 1. Л. 25 об., 26.

22 Сенатский архив. Вып. 6. С. 299; РГВИА. Ф. 20. Оп. 1. Д. 283. Ч. 2. Л. 138 об., 139.

* Здесь и далее все даты даны по старому стилю.