ПЛЕНЁННЫЕ СТЯГИ

image_pdfimage_print

ВОЕННАЯ СИМВОЛИКА

ОЛЕЙНИКОВ Алексей Владимирович — доцент кафедры гражданско-правовых дисциплин Астраханского государственного технического университета, кандидат юридических наук

Пленённые стяги

Трофейные знамёна армий стран германского блока в первый период Первой мировой войны на Русском фронте (август 1914 — март 1915 гг.)

Захваченное знамя противника — зримое воплощение победы, крупный боевой подвиг. Ведь у этого воинского символа группируются не потерявшие боевой дух бойцы, а герои, пленившие стяг противника, особо чтимы в воинской среде. Примечательно высказывание по этому поводу германского офицера В. Бекмана, особо выделявшего события «на востоке», то есть на русском фронте, где бои разыгрывались, как он считал, ещё по «привычным рецептам прежних войн», «с развевающимися знамёнами и с барабанным боем»1. Так что сохранение знамени считалось очень важной задачей, поскольку его потеря — признак разгрома соединения, части, подразделения. Русские войска, кроме стягов, захватывали и знамённые аксессуары, причём в большом количестве2.

Наиболее интересны для исследователя истории подобных трофеев те события Первой мировой войны, когда Русская армия осуществляла крупные стратегические наступательные операции, многие из которых были успешны (август 1914 — март 1915 г.*). Вместе с тем информация относительно захваченных знамён противника весьма противоречива, так как значительное количество документов было утрачено, графический фонд знамён, в том числе полное собрание Трофейной комиссии, сгорел в г. Ярославле во время Гражданской войны и иностранной интервенции (1918—1920 гг.).

Архивные материалы за первые 7 месяцев войны, которые удалось изучить, свидетельствуют: к февралю 1915 года войсками Северо-Западного фронта были захвачены 5, а Юго-Западного — 3 знамени противника3. Вместе с тем требуют уточнения некоторые факты, содержащиеся в монографических исследованиях. Так, в одной из работ времён войны отмечается, что немцы потеряли 3 знамени4 в первой Августовской операции. Военный историк А.К. Коленковский, подтверждая это, сообщал, что 8-я армия (Юго-Западный фронт) в ходе сражения на Гнилой Липе пленила до 20 000 человек, в том числе генерала, и захватила 70 орудий и 3 знамени5. Кроме того, в качестве трофеев доставались и стяги военизированных организаций, воздушных и морских кораблей, крепостей.

Информация о полковых воинских символах совпадает с сохранившимися сведениями Трофейной комиссии6, выставок времён войны7 и соответствующим иллюстративным материалом8. Стоит также отметить, что некоторые из трофейных знамён на выставку не попали, а материалы Трофейной комиссии весьма фрагментарны.

Наиболее ценный трофей — захваченное в г. Прасныш 13-го февраля 1915 года 13-м Сибирским стрелковым полком (4-я Сибирская стрелковая дивизия II Сибирского армейского корпуса 12-й армии Северо-Западного фронта) знамя германского 34-го Померанского фузилёрного полка (3-я пехотная дивизия II армейского корпуса армейской группы М.-К.-В. фон Гальвица). Тогда в результате зимней Праснышской операции были полностью разгромлены и почти уничтожены 2 немецких корпуса (один в Прасныше, прикрывавший отступление остатков своих войск, другой действовал в арьергарде). Сами немцы признали потерю в этих боях 13 тыс. человек и знамени9.

34-й Померанский фузилёрный полк при его выдвижении из резерва для поддержки частей опрокинутого русскими войсками I резервного корпуса был атакован сибиряками в деревне Юзефово. После ожесточённого боя остатки этого одного из старейших полков германской армии (сформирован в 1720 г.) в количестве 12 офицеров и 800 нижних чинов сдались в плен. Перед тем они попытались спрятать полковую святыню в колодце, но знамя было обнаружено русскими солдатами.

Первый австрийский стяг достался нам 13 августа 1914 года в знаменитом бою у Тарноватки в ходе Томашевского сражения10. В своих воспоминаниях командующий 4-й австро-венгерской армией писал: «Я сначала не верил этому, но дальнейшие сведения дали печальные доказательства, что, действительно, в некоторых частях потери достигли… громадного процента»11. В том же напряжённом сражении12, в бою у Лащева (15 августа), были захвачены два полковых стяга 15-й австро-венгерской дивизии (VI армейский корпус, 4-я армия). Направленная в тыл XIX корпуса 5-й русской армии, она подверглась жестокому разгрому. Её потери достигли 5000 убитыми и до 2000 ранеными, в плен попали более 100 офицеров**, свыше 4000 солдат. Нам, кроме двух знамён, достались 46 орудий и 27 пулемётов.

Для объективности следует заметить: однозначные данные о том, сколько было захвачено знамён в этом бою, в исследованных материалах трудно найти. Так, встречаются сведения об одном13, двух14, трёх15 знамёнах. Присутствует путаница и с номерами австрийских полков, лишившихся своих воинских символов (5, 65, 66 и 54-й). Основываясь на материалах Трофейной комиссии и выставки боевых трофеев, можно утверждать: в качестве трофеев русским войскам достались знамёна 5-го и 65-го венгерских пехотных полков16. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Более подробно см.: Бекман В. Немцы о русской армии. Прага, 1939. С. 10.

2 См., например: Адариди К.М. 27-я пехотная дивизия в боях 4(17) августа 1914 г. под Сталупененом и 7(20) августа под Гумбинненом // Военный сборник общества ревнителей военных знаний. Белград. 1926. № 8. С. 183.

3 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 2003. Оп. 2. Д. 426.

4 Битва на реке Немане и разгром немецкой армии генерала Гинденбурга. М., 1915. С. 11.

5 Коленковский А.К. Манёвренный период Первой мировой империалистической войны 1914 г. М., 1940. С. 249.

6 РГВИА. Ф. 16180. Оп. 1. Д. 62. Л. 26, 26 об.

7 Война и наши трофеи: Выставка, устроенная с Высочайшего соизволения Императорским обществом ревнителей истории / Текст М.К. Соколовского и И.Н. Божерянова. Рисунки академика Л.Е. Дмитриева-Кавказского, портреты в красках академика М.В. Руднальцева. Пг.: Унион, 1915.

8 Нива. 1914—1915; Летопись войны 1914—1915 годов. Пг., 1914/1915; Великая война. Иллюстрированная хроника / Сост. под ред. Ф.К. Иванова. М., 1915; Картины войны. Вып. 1. Пг., 1916.

9 Reichsarchiv. Der Weltkrieg 1914—1918. Вand 7. Winter und Frühjahr 1915. Berlin, 1931. S. 257.

10 Более подробно см.: Белой А. Выход из окружения 19-го армейского корпуса у Томашова в 1914 г. М.; Л., 1937. С. 22.

11 Auffenberg-Komarow M. von. Aus Österreichs höhe und niedergang; eine Lebensschilderung. München, 1921. S. 296.

12 О некоторых подробностях этого сражения см., например: Головин Н.Н. Из истории кампании 1914 г. на русском фронте. Галицийская битва. Первый период до 1 сентября нового стиля. Париж, 1930; Кузнецов Б.И. Томашевская операция. М., 1933; Надёжный Д. Бой у Лащева в августе 1914 г. М., 1926.

13 Стратегический очерк войны 1914—1918 гг. М., 1922. С. 155; Краткий стратегический очерк войны 1914—1918 гг. Русский фронт. Ч. 1 / Сост. участник войны В. Борисов. М., 1918. С. 165.

14 Головин Н.Н. Указ. соч. С. 290; Кузнецов Б.И. Указ. соч. С. 46.

15 Колыванец. Бой у Лащова // Военная быль. 1961. № 51. С. 5.

16 Там же. С. 6, 7.

* Все даты в статье приводятся по старому стилю.

** В числе пленённых оказались командир и начальник штаба дивизии, а также командир бригады.