ДРАГУНЫ — СКРОМНЫЕ ТРУЖЕНИКИ РЕГУЛЯРНОЙ КАВАЛЕРИИ

image_pdfimage_print

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

ПЕЧЕЙКИН Александр Валерьевич — ведущий научный сотрудник Центрального пограничного музея, кандидат исторических наук

Драгуны — скромные труженики регулярной кавалерии

К 200-летию Отечественной войны 1812 года

Происхождение слова «драгун» не совсем понятно до сих пор. По одной из версий название данного вида кавалерии возникло от французского слова dragon, в свою очередь произошедшего от латинского draco — дракон, изображение которого помещалось на знамёнах. Популярна и другая версия, выводящая название от оружия — короткого мушкета, называвшегося драгон. Имеются и иные версии. Тем не менее все они сходятся в одном — драгуны появляются во Франции около середины XVI века как солдаты, способные воевать как в пешем, так и в конном строю.

Конечно, быть одинаково хорошим бойцом в обоих случаях весьма проблематично, поэтому во второй половине XVII столетия с драгунами происходит давно назревавшая метаморфоза — они постепенно превращаются в одну из разновидностей кавалерии. Начинается этот процесс во время Тридцатилетней войны 1618—1648 гг., а к концу столетия европейские драгуны с тактической точки зрения уже почти ничем не отличаются от классической кавалерии.

В кавалерии наполеоновской Франции к 1811 году имелись 30 драгунских полков, 21 из которых вёл свою историю ещё с XVII века. В 1811 году шесть полков — 1, 3, 8, 9, 10 и 29-й были переформированы в уланские, из оставшихся драгунских полков в походе на Россию приняли участие только четыре — 7, 23, 28 и 30-й; остальные воевали на Пиренейском полуострове1. Кстати, Наполеон возродил и практику использования драгун в пешем строю. Впрочем, сделано это было не из тактических соображений, а вследствие недостатка конского состава. После того как Франция получила возможность опереться на ресурсы прирейнских германских государств, вопрос об использовании спешенных драгун больше не возникал2.

В России первый драгунский полк, сформированный из иностранцев, появился в 1631 году. В 1676 году драгун в составе «войск иноземного строя» насчитывалось более 11 тыс. Создавая регулярную армию, Пётр I остановился на кавалерии драгунского типа: на иное не было ни средств, ни времени. К 1711 году удалось сформировать 34 драгунских полка и один эскадрон3. К концу царствования великого преобразователя число драгунских полков слегка уменьшилось — их стало 33, в том числе три конно-гренадерских. В дальнейшем число драгунских полков не раз изменялось как в сторону увеличения, так и уменьшения.

Драгуны участвовали практически во всех войнах и военных конфликтах. Так, когда 1 октября 1787 года на Кинбурнской косе высадился турецкий десант, Санкт-Петербургский драгунский полк получил приказ идти на помощь нашим войскам. За пять часов драгуны преодолели почти 50 вёрст, за что А.В. Суворов назвал их своим «знатным резервом» и выхлопотал командиру полка Юшкову орден Св. Георгия 4-й степени. Нижние чины получили по рублю на человека. Можно сказать, драгуны завоевали право на признание.

В начале 1801 года русская армия насчитывала 15 драгунских полков по 5 эскадронов в каждом. Четыре месяца спустя семь прежних кирасирских полков переформировали в драгунские, 16 мая 1803 года4 к ним добавились ещё четыре полка, затем ещё два, в результате чего к началу кампании 1805 года Россия располагала 28 полками драгун, каждый из которых состоял из пяти строевых эскадронов и запасного полуэскадрона. На этом численный рост драгунской конницы не остановился: 13 июня 1806 года учреждаются два новых полка, а 24 июля того же года — ещё шесть.

Многие из них отлично зарекомендовали себя в сражениях с французскими войсками ещё в самом начале наполеоновских войн. В частности, Черниговский драгунский полк 4 ноября 1805 года принял участие в знаменитом бою при Шёнграберне, известном у нас в основном как Шёнграбен, в ходе Русско-австро-французской войны 1805 года. Тогда русская армия после переправы через Дунай у Кремса оказалась в трудном положении, и командующий М.И. Кутузов направил 6-тысячный отряд П.И. Багратиона, куда входил и Черниговский драгунский полк, в район г. Холлабруни с задачей задержать 30-тысячный авангард французов под командованием маршала И. Мюрата, пока вся русская армия не будет выведена из-под нависшего над ней флангового удара. Отряд Багратиона занял позицию у деревень Шёнграбен и Грунд, огнём и штыком отражая удары противника. Будучи окружёнными, русские полки врукопашную пробились через вражеские порядки, захватив знамя противника и несколько десятков пленных. За участие в этом славном деле полк был награждён недавно учреждёнными Георгиевскими штандартами с надписью «За подвиг при Шенграбене 4 ноября 1805 года в сражении 5 т. корпуса с неприятелем, состоявшим из 30 т.». И пусть исследования современных отечественных историков неопровержимо доказали, что в отряде князя П.И. Багратиона насчитывалось значительно большее число солдат и офицеров, бок о бок с которыми сражались не менее тысячи австрийцев генерала Ностица, пусть и французов было не 30 тыс., а меньше, этот эпизод по праву вошёл в нашу военную историю как героическая страница. Не вычеркнуть из неё и того факта, что одним из двух кавалерийских полков, первыми в русской армии награждённых Георгиевскими штандартами, был как раз драгунский, а не значительно более престижный кирасирский5. В связи с этим следует отметить, что если полотнища драгунских штандартов образца 1797 года всё ещё напоминали собой уменьшенные копии пехотных знамён, то штандарты образца 1800 года практически уже ничем не отличались от кирасирских, а штандарты, утверждённые в 1803 году, вообще стали едиными для всех разновидностей тяжёлой кавалерии. Правда, носил драгунский штандарт всё-таки фанен-юнкер (в кирасирских полках эта должность называлась эстандарт-юнкер), что являлось как бы напоминанием о «пехотном» происхождении драгунских регалий. Армейские традиции очень живучи!

Другой драгунский полк, Санкт-Петербургский, созданный ещё в 1707 году, отличился 8 ноября 1805 года при деревне Гаузет, захватив французское знамя, а 26 января 1807 года, во время битвы при Прёйсиш-Эйлау «полковник Дегтярёв с Санкт-Петербургским драгунским полком пошёл против колонны, следующей по большой дороге… и, испытав слабый ружейный огонь, имел наградою за смелое предприятие одного “орла” и пятьсот пленных. Столько же, по крайней мере, убито, и в числе их генерал, начальствовавший колонною»6. Как потом выяснилось, драгуны Подворотный и Дерягин захватили знамя 2-го батальона 18-го линейного полка7. А на следующий день, во время очередной атаки драгун Яков Скрипников захватил «орла» 1-го батальона 44-го линейного полка. Доблесть санкт-петербуржцев не осталась незамеченной. В 1808 году Санкт-Петербургскому драгунскому полку были вручены пять Георгиевских штандартов (по числу эскадронов) с надписью на полотнищах «За взятие у французов трёх знамён в сражениях 1805 года ноября 8-го при деревне Гаузет и 1807-го года января 26 и 27 под городом Прейсиш-Эйлау».

Самая старая и многочисленная разновидность русской регулярной кавалерии вполне заслужила честь быть представленной в лейб-гвардии. Этот момент наступил 12 декабря 1809 года, когда Уланский его императорского высочества цесаревича Константина Павловича полк был переведён в гвардию и разделён на два 5-эскадронных полка: Лейб-гвардии Уланский и Лейб-гвардии Драгунский8. Таким образом, к началу войны 1812 года русская армия располагала 37 драгунскими полками, в том числе одним гвардейским. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Кавалерия Наполеона. 1804—1815. Новосибирск: Military History, 2005. С. 7—11.

2 Оливер М., Партридж Р. Армия Наполеона / Пер. с англ. А.И. Козлова. М.: АСТ; Астрель, 2005. С. 52, 53.

3 Для сравнения — Австрия в это время располагала 11 полками драгун, а Франция в течение всей первой половины XVIII в. не содержала более 24 драгунских полков.

4 Все даты приводятся по старому стилю.

5 Васильев А.А. Бой при Шёнграберне // Император. 2006. № 1(9). С. 41—48.

6 Записки А.П. Ермолова. 1798—1826 гг. М.: Высшая школа, 1991. С. 83.

7 Правда, имеются свидетельства, что это было знамя 1-го батальона 18-го линейного полка (См.: Emir Bukhari. French Napoleonic Line Infantry. 1796—1815. London. P. 84).

8 Историческое описание одежды и вооружения российских войск. Ч. 8. М.: Кучково поле, 2010. С. 135.

КНИЖНАЯ ПОЛКА ВОЕННОГО ИСТОРИКА