СЕЧА НА ВОДАХ ОКИ У ГОРОДА КАЛУГИ В 1512 ГОДУ

image_pdfimage_print

Точки зрения. Суждения. Версии

Горолевич Игорь Евгеньевич — директор некоммерческого партнёрства «ГАРАЛЬ», член-корреспондент Петровской академии наук и искусств (СПб.) (г. Калуга. E-mail: garali@mail.ru)

«Сеча на водах Оки» у города Калуги в 1512 году

В октябре 2008 года калужская общественность была приятно удивлена известием о включении в «Книгу рекордов России» факта нестандартного решения калужанами боевой ситуации в категории «первенства»: «Первое сражение кавалерии с речным флотом (пехотой на лодках) в 1512 году на реке Оке у г. Калуги между крымскими татарами (агарянами) под предводительством сыновей хана Менгли-Гирея и калужанами во главе с князем Симеоном Калужским»1. Это событие стало возможным благодаря проведению некоммерческим партнёрством «ГАРАЛЬ» (Калуга) научно-практических исследований по выявлению неординарных событий в истории Калужской области.

К концу XV века граница между Великим княжеством Литовским, Русским и Жемайтским (Литовским) и Великим княжеством Московским проходила по рекам Угре и Оке через город Калугу. Возросшая мощь Московского государства способствовала усилению соперничества за лидерство на русских землях между родами Рюриковичей и Ягеллонов, сменивших после смерти Витовта династию Гедеминовичей. После Русско-литовской войны 1500—1503 гг., закончившейся победой Российского государства, к нему отошли верхнее течение реки Оки, земли по берегам Десны с притоками, часть нижнего течения реки Сож, верхнее течение Днепра, города Чернигов, Брянск, Стародуб, Новгород-Северский, Путивль, Рыльск и др. (всего 25 городов и 70 волостей). После ещё одной Русско-литовской войны (1507—1508), неудачной для Литвы, литовское правительство заключило с Россией «вечный мир», признав за ней все земли, отошедшие от Литвы. Но это произошло уже после смерти Ивана III, при Василии III.

Князь Симеон Калужский2 в завещании его отца, написанного в присутствии знатнейших бояр, князей и духовника архимандрита Митрофана, упоминался в качестве подданного старшего брата Василия3. Иван III дал Симеону в отчину пограничные с Литвой территории с городами Бежецкий Верх, Калуга и Козельск с волостями, путями, сёлами и всеми пошлинами.

Судя по тому, что Иван III оставил своим младшим сыновьям приблизительно равные наследственные отчины частных владельцев (а не князей владетельных): Юрию — Дмитров, Звенигород, Кашин, Рузу, Брянск и Серпейск; Дмитрию — Углич, Хлепень, Рогачёв, Зубцов, Опоки, Мещовск, Опаков и Мологу; Андрею — Верею, Вышегород, Алексин, Любутск, Старицу, Холм и Новый Городок4, отчина Симеона казалась достаточно скромной. Но «визуальная скромность» этой отчины компенсировалась стратегической и экономической ролью города-крепости на полноводной в то время р. Оке — Калуги с волостями и значимых городов с обширными волостями и торговыми путями Козельска и Бежецкого Верха.

В начале XVI века в Крыму прежний преданный союзник Московского государства престарелый хан Менгли-Гирей потерял былую мощь и уже зависел от своих легкомысленных сыновей, которые не хотели следовать сложившейся политической системе, а действовали только на основе грабежа, стремясь к личной выгоде и наживе.

Из трудов Н.М. Карамзина следует, что этим воспользовался литовский великий князь Сигизмунд для разрушения важного для Московского государства долголетнего союза с Тавридой. Литва обязалась ежегодно давать Менгли-Гирею 15 тыс. червонцев с условием, чтобы он, изменив своим клятвам, без всякого неудовольствия на Россию объявил ей войну, то есть жёг и грабил в её пределах: «Сей тайный договор исполнился немедленно: в мае 1512 года сыновья хановы, Ахмат и Бурнаш-Гиреи, со многолюдными шайками ворвались в области Белёвские, Одоевские: злодействовали как разбойники и бежали, узнав, что князь Даниил Щеня спешит их встретить в поле. Хотя государь совсем не ожидал нападения крымцев, однако ж не имел нужды в долгих приготовлениях: со времён его отца Россия уже никогда не была безоружною; никогда все полки не распускались, сменяясь только одни с другими в действительной службе. За Даниилом Щенею выступили и многие иные воеводы к границам.

Ахмат-Гирей думал в июле месяце опустошить Рязанскую землю; но князь Александр Ростовский стоял на берегах Осетра, князь Булгак и конюший Челядиин на Упе: Ахмат удалился. Более смелости оказал сын ханский, Бурнаш-Гирей: он приступил к самой рязанской столице и взял некоторые внешние укрепления: города не взял. Воеводы московские гнали крымцев степями до Тихой Сосны»5. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Бурякова С. Сохраняя историческую память Калуги // Журнал «Губерния- 40». 2008. № 4. С. 16—18.

2 Симеон Иванович Калужский (1487—1518), четвёртый сын Ивана III Васильевича и Софьи (Зои) Палеолог, первый калужский князь, похоронен в царской усыпальнице Архангельского собора в Кремле в 1518 г.

3 Василий III Иванович (1479—1533), старший сын Ивана III Васильевича и Софьи (Зои) Палеолог, великий князь Московский и всея Руси (1505—1533).

4 Карамзин Н.М. История государства Российского. Тула: Приокское книжное издательство, 1990. Т. VI. С. 554, 555.

5 Там же. Т. VII. С. 53.