«ЦЕНА ПОБЕДЫ»: ОТЗВУК ГУМАНИЗМА ИЛИ ПОНЯТИЕ С ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИМ ИЗЪЯНОМ

image_pdfimage_print

Великая Отечественная война 1941—1945 гг.

КОВАЛЕВСКИЙ Николай Фёдорович — ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, научный редактор редакции «Военно-исторического журнала», полковник в отставке, кандидат философских наук (Москва. Е-mail: nkovalevsky@mail.ru)

«ЦЕНА ПОБЕДЫ»: отзвук гуманизма или ПОНЯТИЕ С ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИМ ИЗЪЯНОМ

Гуманитарная цена любой войны вообще — это те смерти и разрушения, которые она несёт, вне зависимости от её политического содержания, целей и характера. Но такое видение войны абстрактной, «войны вообще» может очень существенно исказить оценку справедливых, освободительных, оборонительных войн. В этой связи представляется интересным остановиться на смысле и значении понятия «цена Победы». Обратим внимание, что в данном случае речь идёт не о победе в каком-то частном бою или сражении, а о Победе с прописной буквы.

Сегодня при освещении итогов войны 1941—1945 гг. понятие «цена Победы» — в большом употреблении. Как показывает анализ книжного рынка, оно стала весьма модным названием книг, издаваемых самыми разными авторами и коллективами авторов1. Издательства «Яуза» и «Эксмо» даже поставили на поток серию «Великая Отечественная: цена Победы», выпустив в ней самые различные по достоинству книги2, при этом некоторые из них по воле издателей обозначены как «военно-исторический бестселлер»3. Журналист М.В. Кустов ничтоже сумняшеся назвал свою книгу «Цена Победы в рублях»4. Оказывается, под таким углом зрения он раскрыл перед читателями тему «роли денег в войне». Впрочем, нынче для многих издателей главное — привлечь читателя звучным названием книги.

«Цена Победы» стала «разменной монетой» многих публикаций периодической печати либерально-демократического толка, широко представлена в других средствах массовой информации, Интернете. Первым сайтом Интернета на эту тему значатся материалы регулярной радиопрограммы «Цена Победы», транслируемой с 2005 года известной радиостанцией «Эхо Москвы». Предназначение программы — «неюбилейные беседы по истории Второй мировой войны», которые имеют целью «докопаться до правды».

Изучая многолетний опыт публикаторской и пропагандистской деятельности «ценителей Победы», нетрудно заметить, что их главное занятие — доводить до читателей и слушателей всё новые ужасающие факты и скорбные статистические выкладки, перемежая это суждениями по поводу пренебрежения в СССР гуманизмом и военным искусством. Иные времена — иные люди. В СССР, оценивая военные потери страны в годы войны, тоже писали и говорили об огромных жертвах, принесённых армией и народом во имя победы над смертельно опасным врагом, при этом явственно была слышна искренняя скорбь от утрат страны, боль о миллионах павших, огромная признательность старшим поколениям, отстоявшим Родину, и — никаких словоизвержений по поводу «цены Победы». Вполне естественны были такие письменные и устные формулировки: «ценой больших потерь дивизия остановила врага у подступов к городу», «жизни, принесённые на алтарь Победы, бесценны», «огромен счёт преступлений германского фашизма» и т.д. Но до «цены Победы» почему-то никто не додумался, само это понятие фактически отсутствовало, и дело было не только в цензуре, но и в культуре, историческом такте, внутреннем чувстве народного сопереживания и просто в здравом смысле.

Сегодня мы знаем относительно точную цифру людских потерь СССР в войне — 26,6 млн человек5 и, таким образом, получили статистическое подтверждение того, что потери действительно были огромными, но разве от этого могут измениться общая оценка войны, исторический взгляд на неё? Оказывается, что в демократической России это стало вполне возможным, в том числе и посредством «цены Победы», весьма похожей на рыночно-стоимостную категорию. Введение её в обиход при оценке итогов Великой Отечественной войны получило распространение в период «перестройки» М.С. Горбачёва и начавшегося в то время пересмотра советской трактовки Великой Отечественной войны. Всем известен ажиотаж, который на волне «гласности» развернулся по поводу прегрешений советской власти и особенно «преступлений сталинского тоталитарного режима». Всё, что было связано с «коммунистическим прошлым» и особенно И.В. Сталиным, стало предаваться безжалостной критике и поруганию. Не избежала этой участи и Великая Отечественная война.

Излюбленными темами либеральной пропаганды стало то, что много лет муссировалось самыми ярыми недругами СССР на Западе: обвинение советской России в планах насильственного распространения коммунизма на Запад, приравнивание «советского тоталитаризма» к фашизму, а Сталина к Гитлеру. Очень быстро обратились к усиленному комментированию больших потерь СССР в Великой Отечественной войне. В них стали видеть зловещую закономерность, проистекающую из пороков советского строя, бездарности Сталина и командования Красной армии, неумения советских войск воевать. Одним из первых в «атаку» пошёл доктор исторических наук А.Н. Мерцалов. «Один к пяти» — так он назвал свою публикацию, в которой доказывал, что потери Красной армии в 5 раз превосходили потери вермахта, и выражал сочувствие советскому народу: «Слишком дорогой ценой досталась нам победа»6.

Утверждение «победителей не судят» стали опровергать десятки и сотни авторов, принявшихся судить всех подряд — от советского строя и Сталина до рядовых солдат — «слепых исполнителей», воевавших неумело и неизвестно за что. Почва созрела — и, наконец, в 1991 году появилась книжка историка-филолога Б.В. Соколова «Цена Победы». Его вердикт: у Великой Отечественной войны — 46 млн жертв, которые автор исчислил путём манипулятивных интерполяций. Главный виновник этих жертв, естественно, — Сталин, а также «общественный строй, который подавлял творческие начала в огромных массах людей» и «привёл к общей затяжке боевых действий года на два»7. Бренд, приносящий гонорары, был найден, и далее пошло тиражирование «цены Победы» самыми различными «искателями правды», к которым по неведению подключились и те, кто увидел в этом понятии лишь гуманистическую заботу о сбережении человеческих ресурсов страны.

Д.А. Волкогонов по поводу военных потерь СССР утверждал: «Сталинские просчёты носят столь огромный, катастрофический, поражающий воображение характер, что им невозможно найти историческую аналогию подобного масштаба»8. Стали доказывать, что Г.К. Жуков никогда не жалел солдат и был «мясником». Войну 1941—1945 гг. объявили не Отечественной, а всего лишь кровавой разборкой между двумя тоталитарными режимами, не щадившими людей. Встречались и мнения, что все жертвы СССР были вообще бессмысленны, что сопротивление фашизму и победа над ним только отдалили крушение коммунистической системы и имели регрессивное значение. Тон критике подобного рода задавали книги изменника-эмигранта В.А. Суворова-Резуна, тиражирование которых продолжается до настоящего времени. Один «историк» вообще договорился до того, что спасение Советским Союзом человечества от нацистского порабощения — это тоже миф. Оказывается, если бы СССР пал, как Франция в 1940 году, война бы в конечном итоге завершилась славной победой американского оружия. И единственная заслуга Красной армии заключается в том, что она спасла население Германии от атомной бомбардировки американской авиацией9. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 К примеру: Попов Г.Х. Война и правда: цена Победы. Нью Йорк: Liberty publ. house, cop., 2005. 171 с.; Сталинград: цена победы. М.: АСТ; Спб.: Terra Fantastica, 2005; Загвоздкин Г.Г. Цена Победы: Социальная политика военных лет (1941—1945 гг.). Киров: Волго-Вят. кн. изд-во, 1990; Поляков Л.Е. Цена войны: Демогр. аспект. Кишинев: Картя молдовеняскэ , 1986.

2 Гланц Д. Колосс поверженный: Красная Армия в 1941 году / Пер. с англ. М.: Яуза, Эксмо, 2008. (серия «Великая Отечественная: цена Победы»); Герасимова С.А. Ржев 42. Позиционная бойня. М.: Яуза, Эксмо, 2007. (серия «Великая Отечественная: цена Победы»); Замулин В.Н. Курский излом: решающая битва Отечественной войны. М.: Яуза, Эксмо, 2007. (серия «Великая Отечественная: цена Победы»); Лопуховский Л.Н. Прохоровка. Без грифа секретности. М.: Яуза, 2007. (серия «Великая Отечественная: цена Победы») и др. Сохраняя справедливость, нельзя не признать, что «Яуза» и «Эксмо» в целом относятся к патриотическим издательствам.

3 Герасимова С., Горбачевский Б., Гроссман Г. Ржевское побоище. М.: Эксмо, Яуза, 2010. (серия «Военно-исторический бестселлер»); Страшная цена Победы: неизвестные трагедии Великой Отечественной. М., 2010. (серия «Военно-исторический бестселлер»).

4 Кустов М.В. Цена Победы в рублях: расследование, длившееся 65 лет. М.: АСТ, 2010.

5 Цифра 26,6 млн получена учёными на основе демографических методов. Указывая на некоторые «вольности», допущенные при этом, известный военный историк С.Н. Михалёв предложил альтернативные (минимальный и максимальный) варианты подсчётов. При минимальном варианте цифра людских потерь СССР в войне может составлять цифру 21,2 млн человек, при максимальном — 25,8 млн (см.: Михалёв С.Н. Людские потери в Великой Отечественной войне: стат. исследование. Красноярск, 1997. С. 4—8).

6 Мерцалов А. Один к пяти // Родина. 1991. № 6—7. С. 137, 138.

7 Соколов Б.В. Цена Победы. Великая Отечественная война: неизвестное об известном. М.: Моск. рабочий, 1991. С. 38.

8 Волкогонов Д.А. Семь вождей: В 2 кн. Кн. 1. М.: изд-во «Новости», 1995. С. 213.

9 См. интернет-ресурс : http://abcdefgh.livejournal.com.