ВОЙСКОВОЙ АТАМАН КУБАНСКОГО КАЗАЧЬЕГО ВОЙСКА В ЗАРУБЕЖЬЕ В.Г. НАУМЕНКО

image_pdfimage_print

ЗАБЫТОЕ ИМЯ

Дюкарев Андрей Викторович — преподаватель Анапского индустриального техникума

(х. Трудобеликовский Краснодарского края. E-mail: ducarev_an@mail.ru)

Войсковой атаман Кубанского казачьего войска в Зарубежье В.Г. Науменко

Вячеслав Григорьевич Науменко (1883—1979), уроженец ст. Петровской Кубанской области, прослужил в армии царской России 20 лет. Пройдя путь от казака до генерал-майора Генерального штаба и войскового атамана Кубанского казачьего войска в зарубежье, он стал высококлассным военным профессионалом.

10 августа* 1903 года, по окончании полного курса наук в Николаевском кавалерийском училище по 1 разряду Науменко был произведён в хорунжие 1-го Полтавского полка Кубанского казачьего войска (ККВ)1. С 15 июня по 3 августа 1904 года будучи младшим офицером 4-й сотни 1-го Полтавского полка ККВ Вячеслав Григорьевич находился в командировке в 1-м Кавказском сапёрном батальоне для изучения сапёрного подрывного и железнодорожного дела. После стажировки во время испытания показал отличные результаты2. 18 сентября его перевели в 5-ю сотню на должность младшего офицера. С 8 марта по 11 мая 1905 года он был командирован во 2-й Кавказский сапёрный батальон (изучал телеграфное дело, показав затем хорошие результаты), с 24 августа по 6 ноября — в г. Саратов, где участвовал в военно-конской переписи. 3 января 1906 года его назначили заведующим нестроевыми нижними чинами, а 15 декабря — начальником полковой учебной команды.

1 июня 1907 года Науменко произвели в сотники, а 10 сентября назначили на должность полкового адъютанта 1-го Полтавского полка ККВ3.

Ещё в октябре—ноябре 1906 года Вячеслав Григорьевич был прикомандирован к конвою наместника его императорского величества и главнокомандующего на Кавказе графа И.И. Воронцова-Дашкова и сопровождал его в поездках по краю. За отличную службу он получил серебряный бокал с дарственной надписью за безупречную службу (хранился в Кубанском войсковом музее в США, а затем передан на Родину его дочерью)4.

26 февраля 1909 года сотник Науменко был командирован в Тифлис для сдачи предварительного экзамена при окружном штабе для поступления в Николаевскую академию Генерального штаба, а 26 июня с той же целью — в Санкт-Петербург. Но экзамен он не сдал. 14 октября Вячеслава Григорьевича перевели в кадр 2-го Полтавского полка, 25 октября прикомандировали к войсковому штабу Кубанского казачьего войска. Однако желание поступить в академию его не оставляло, и 8 августа 1910 года сотник (с 5 октября — подъесаул) Науменко вновь был командирован в академию для сдачи экзамена, но не принят туда по конкурсу и 20 октября возвратился в полк. И лишь третья попытка оказалась удачной для настойчивого казачьего офицера из провинциальной Кубанской области. 10 октября 1911 года он выдержал экзамен и был зачислен в младший класс академии5.

Годы обучения в ней весьма значимы в судьбе В.Г. Науменко, потому что здесь он приобрёл необходимую теоретическую подготовку для своего дальнейшего карьерного роста. В связи с этим интересно проследить эволюцию молодого казачьего офицера в стенах академии, сравнив имеющиеся в архиве на его имя две характеристики. Первая из них представлена в аттестации 1-го Полтавского полка: «К службе относится с усердием и любит её. Здоров, военно-походную жизнь перенесёт свободно. Энергичен, решителен. Ездит верхом очень смело. Иногда бывает забывчив и несосредоточен, но очень деятелен и сообразителен. Со всякой работой разбирается свободно. Больше любит полевую работу. Честный. В кампании изредка выпивает, но из границ приличия не выходит. Должность полкового адъютанта исполняет хорошо. К командованию сотней не подготовлен. Очень небережлив, имеет долги. В общем хороший»6. А вот какую характеристику Науменко получил в 1914 году, после завершения курса обучения в академии: «К делу службы относится с любовью и горячо. Пробелы опытности успешно устраняются остротой ума и той живостью, которые характеризуют в нём кавалерийского офицера. Совершенно здоров. О нижних чинах заботлив. Толков, распорядителен, смел, но корректен. Отважный ездок, и вид на коне привлекательного казака. Теоретически знаком со сводом главнейших правил военного дела, что в связи к этому делу заметно развивает его кругозор. Вообще он видимо любит военное дело, строг тоже, ищет разъяснений, любит поспорить, силён духом. При живости характера ощущает перемены служебного роста. Отличный товарищ. Счастлив в семье»7.

8 мая 1914 года подъесаул Науменко окончил курс академии по 1 разряду и за отличные успехи в науках был награждён орденом Св. Станислава 3-й степени, причислен к Генеральному штабу и направлен в штаб Кавказского военного округа8. Прибыв туда 22 июля 1914 года, получил назначение в 1-ю льготную Кубанскую (позднее 1-ю Кубанскую казачью) дивизию на должность старшего адъютанта штаба дивизии. Здесь он и встретил известие о начале Первой мировой войны. Как видно из краткой записки о службе Вячеслава Григорьевича, составленной в 1917 году, «в делах и походах против Австро-Венгрии и Германии с 1 августа 1914 г.». Уже 30 августа он был ранен в бою под г. Стрый в Галиции9. Затем, как показывает анализ послужного списка подполковника Науменко, приводимого в одной из книг о нём10, в течение 1914—1917 гг. он участвовал в боях постоянно.

Казачье воспитание, практический опыт, приобретённый за годы службы в 1-м Полтавском казачьем имени атамана Сидора Белого полку, теоретические знания военного дела, полученные в академии Генерального штаба, сделали из молодого, пытливого казака блестящего боевого офицера. Защищая Родину на фронтах Первой мировой, Вячеслав Григорьевич удостоился следующих наград: ордена Св. Анны 4-й степени с надписью «За храбрость» — «за участие в боях 1 периода войны» (до 21 августа 1914 г.) (приказ по 8-й армии за № 235 от 15 декабря 1914 г.); Георгиевского оружия (приказ по 8-й армии за № 252 от 24 декабря 1914 г.); ордена Св. Анны 3-й степени с мечами и бантом — «за Карпатский переход дивизии и, в частности, за отличие в бою под Майданкой 25 сентября 1914 г.» (приказ по 8-й армии за № 274 от 7 февраля 1915 г.); ордена Св. Станислава 2-й степени с мечами — «за участие в бою под Надворной и у с. Гвоздь 16 и 17 сентября 1914 г.» (высочайший приказ от 6 апреля 1915 г.); ордена Св. Владимира 4-й степени с мечами и бантом — «за то, что в бою 30 августа 1914 г. под Стрыем, будучи ранен, остался в строю, продолжая исполнять свою обязанность» (высочайший приказ от 6 марта 1915 г.); французской Военной медалью (приказ по дивизии за № 77 п. 1, 1915 г.); ордена Св. Анны 2-й степени с мечами (приказ по 10-й армии за № 177 от 29 января 1916 г.); высочайшего благоволения (высочайший приказ от 7 февраля 1917 г.)11.

Кроме того, архивы хранят и воспоминания сослуживцев и начальников Науменко, отмечавших его самоотверженность и профессионализм. В наградном листе к Георгиевскому оружию начальник 1-й льготной Кубанской казачьей дивизии генерал-лейтенант Стахович отмечал: «В бою под Делятиным утром 25 октября положение отряда было чрезвычайно тяжёлое: ночной атакой австрийцы сбили правый фланг и заняли высоту 614. Два с четвертью батальона, десять сотен и восемь орудий занимали страшно растянутую позицию. Правый фланг был сбит и шёл параллельно пути отступления, вся внутренность позиции обстреливалась ружейным огнём. Так как части заняли свои позиции после ночного боя, то важнее всего было разобраться в обстановке и разместить свои силы возможно рациональнее, чтобы додержаться на позиции до полудня, когда ожидалось подкрепление. С рассветом, когда австрийцы возобновили своё наступление, я вышел на позицию и совершенно не мог определить, как стоят части. Я немедленно поручил исполняющему обязанности начальника штаба отряда подъесаулу Науменко обойти всю позицию и дать указание, как именно надо расположить войска. Подъесаул Науменко доблестно, самоотверженно исполнил это важное поручение. Он пешком, под страшно сильным ружейным огнём противника обошёл всю позицию до крайнего её правого фланга, прислал несколько обстоятельных донесений, которые меня ориентировали в обстановке, а главное, исправил расположение рот и разъяснил лично всем начальникам участков обстановку. Это искусное и храброе исполнение моего поручения дало возможность отряду удержаться до подхода подкреплений, а мне разумно распорядиться этими подкреплениями. Словом, это дало отряду победу»12.

Из переписки о даровании В.Г. Науменко двух лет старшинства за выслугу и за ранение следует, что в бою 30 августа 1914 года он, выполняя впереди вверенного генералу Стаховичу конного отряда боевую разведку, был ранен в ногу, но остался в строю. Генерал отмечал: «В течение целого года капитан Hayменко на моих глазах непрерывно нёс боевую службу, всегда был образцом беззаветного мужества и поразительной добросовестности. Это выдающийся боевой офицер Генерального штаба»13. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 409. П/с 164-666. Л. 201—205.

2 Там же.

3 Там же.

4 Корсакова Н. Возвращение реликвий // Станица. 2005. № 3. С. 2; Корсакова Н.А. Атаман В.Г. Науменко. Страницы биографии / Атаман В.Г. Науменко и его «Хроника». Краснодар: ОИПЦ «Перспективы образования», 2006. С. 29.

5 РГВИА. Ф. 409. П/с 164-666. Л. 201—205.

6 Там же. Оп. 3. Д. 6257. Л. 1—2.

7 Корсакова Н.А. Атаман В.Г. Науменко… С. 29.

8 РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 4586. Л. 154.

9 Там же. Л. 158.

10 См.: Атаман В.Г. Науменко и его «Хроника»… С. 40—46.

11 РГВИА. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 4586. Л. 154—158; Ф. 400. Оп. 12. Д. 26972. Л. 209 об.; Государственный архив Краснодарского края. Ф. 438. Оп. 1. Д. 37. Л. 36, 30а.

12 РГВИА. Ф. 400. Оп. 12. Д. 26972. Л. 7.

13 Там же. Ф. 2000. Оп. 1. Д. 4586. Л. 136 об.—137.

* Все даты даны по старому стилю.