НАСТАВНИКИ ВЕЛИКИХ КНЯЗЕЙ

image_pdfimage_print

ВОИНСКОЕ ОБУЧЕНИЕ И ВОСПИТАНИЕ

Дудникова Ольга Геннадьевна — доцент кафедры педагогики психолого-педагогического факультета Смоленского государственного университета, кандидат педагогических наук

(г. Смоленск. E-mail: merkinaolga@gmail.ru)

Наставники великих князей при дворе российских монархов В ХVII —ХIX вв.

Со второй половины ХVII века на смену дядькам-воспитателям при дворе российских монархов начинают привлекаться профессиональные воспитатели и педагоги, в числе которых особое место занимают офицеры и генералы, причём как иностранцы, так и русские1. Военные занимались и воспитанием царских детей, и выступали в качестве учителей по отдельным предметам. На первом этапе осваивались дисциплины, входившие в круг общеобразовательных, на втором — преимущественно специальные знания по военным вопросам, включая тактику и стратегию.

Лиц, совмещавших обязанности воспитателя и учителя, было немного. По нашим данным, это П.Г. Менезиус, флигель-адъютант при Петре III; воспитатель и учитель математики царевича Павла Петровича С.А. Порошин и подполковник П.В. Петров — воспитатель и старший учитель детей Николая II и учитель русского языка наследника цесаревича Алексея Николаевича.

От периода к периоду число военных воспитателей и наставников при дворе неуклонно росло. Так, если во второй половине ХVII — первой половине ХVIII века из всех домашних воспитателей и педагогов общим числом 21 человек было всего четверо военных, то во второй половине ХIХ — начале ХХ века из 37 педагогов военных насчитывалось уже 18 человек.

При этом нельзя не отметить, что существовавший долгие десятилетия миф об однобоком и чаще всего прямолинейном (солдафонском) складе характера российских монархов, их резко отрицательных качествах личности, во многом определявшейся системой воспитания и образования, не выдерживает проверки фактами. Как правило, российские монархи проходили, особенно с начала ХIХ столетия, все стадии серьёзного высокопрофессионального образования и воспитания, ибо их наставниками являлись, кроме военных, деятели церкви, выдающиеся в своих областях специалисты, учёные с мировым именем, талантливые деятели литературы и искусства. Назовём хотя бы некоторых из них. Это знаменитый проповедник и государственный деятель, сподвижник Петра I, архиепископ Русской православной церкви, богослов Феофан Прокопович; известный филолог и поэт Г.А. Глинка; поэт, близкий друг А.С. Пушкина В.А. Жуковский; директор Московского университета И.П. Тургенев; академик Петербургской академии наук Х. Гольдбах; знаменитый ботаник К.Б. Триниус; выдающийся государственный деятель граф М.М. Сперанский; министр финансов граф Е.Ф. Канкрин; известный экономист, вице-президент Петербургской АН Г. Шторх; академик, редактор (после А.С. Пушкина) журнала «Современник» П.А. Плетнёв; знаменитый географ академик К.А. Арсеньев; историк С.М. Соловьёв; исследователь Центральной Азии Н.М. Пржевальский2 и ряд других выдающихся деятелей науки и искусства, в том числе и писатель И.А. Гончаров.

Что касается воинских чинов, то в их числе тоже были люди весьма известные. К наиболее заметным фигурам среди них относились генерал-поручик граф Н.И. Панин; участник перехода А.В. Суворова через Альпы генерал-лейтенант А.Н. Алединский; член Государственного совета генерал-адъютант М.И. Ламздорф; генерал от инфантерии П.П. Ушаков; почётный член Николаевской морской академии и вице-председатель императорского палестинского общества Д.С. Арсеньев; русский военный теоретик и педагог, военный писатель генерал от инфантерии М.И. Драгомиров; российский флотоводец, географ вице-адмирал В.Г. Басаргин; заслуженный профессор Михайловской артиллерийской академии генерал от артиллерии Н.А. Демьяненков; профессор Академии Генерального штаба, управляющий делами Военно-учёного комитета, почётный член Императорской академии наук, начальник российского Генерального штаба генерал от инфантерии Н.Н. Обручев; профессор военной фортификации инженер-генерал Ц.А. Кюи; член-корреспондент Императорской академии наук, почётный член и профессор трёх военных академий Генерального штаба и Петербургского университета, почётный член Шведской академии военных наук, начальник Академии Генерального штаба генерал от инфантерии Г.А. Леер и др.

Следует отметить, что воспитание и образование царских детей оказало влияние на становление и развитие российского образования в целом. В данном вопросе есть несколько значимых аспектов.

Во-первых, высшее дворянство если и не копировало, то, во всяком случае, подражало порядкам домашнего воспитания и образования, заведённым при дворе. Столичное дворянство ориентировалось на традиции и правила, почитавшиеся в высшем свете; поместное — на образцы воспитательных принципов в столичных кругах. То же можно сказать о купечестве и мещанстве, если, конечно, позволяли средства.

Во-вторых, благодаря становлению придворного домашнего образования в России начали складываться образовательная система и определённые образовательные методики.

Начало этому процессу было положено подготовкой для августейших обучаемых специальных учебных пособий. Так, Симеон Полоцкий, наставник детей царя Алексея Михайловича, написал для своих воспитанников ряд произведений: «Вертоград Многоцветный» (сборник стихотворений, предназначенный служить «книгой для чтения»); «Житие и учение Христа Господа и Бога нашего»; «Книга кратких вопросов и ответов катехизических»; «Венец веры кафолической», где Полоцкий сгруппировал всю сумму знаний, какие дали ему школа и чтение, начиная с апокрифов и кончая астрологией.

В 1781 году для занятий с Марией Фёдоровной С.И. Плещеев составил учебник по географии России «Обозрение Российской империи в нынешнем её новоустроенном состоянии». С.И. Плещеев хорошо знал жизнь России, её возможности и проблемы, судьбы простых людей, которым он искренне сочувствовал. Учебник пользовался большим успехом — за семь лет он вышел четырьмя изданиями: в 1786, 1787, 1790, 1793 гг. «Немногие статистические сочинения столь много читаны были, как сие; это служит доказательством, что оно было по вкусу публике», — писал о книге К.Ф. Герман3. Спустя почти сто лет, в 1876 году, историк педагогики Л. Весин писал, что первая часть книги С.И. Плещеева «едва ли в чём-либо уступает физическим и этнографическим обозрениям в современных общепринятых учебниках»4. Многие исследователи отмечают, что труд Плещеева конца XVIII века стал значительным продвижением вперёд. Достаточно сказать, что «Обозрение…» переводилось на английский, немецкий (дважды) и французский языки.

По настоянию Н.И. Панина Ф.У. Эпинус написал учебник «Краткое понятие о физике для употребления… князя Павла Петровича», вышедший анонимно в русском переводе в конце 1760 года. Впоследствии эту книгу назвали «первым русским учебником начального естествознания»5.

В 1785 году Екатериной II был приглашён для преподавания великим князьям Александру и Константину Павловичам русской словесности, истории и нравственной философии М.Н. Муравьёв, который с учебной целью писал повести и рассказы о русской истории, печатавшиеся малыми тиражами в Императорской типографии у И. Вейтбрехта, выполнявшей заказы двора. В этой же типографии печатались единичные экземпляры сочинённых Муравьёвым коротких и простых по лексике и синтаксису русских текстов с обозначением ударений; при этом на левой странице размещался русский текст, на правой — французский словарь к нему6. Эта идея реализуется сегодня в методических пособиях различных типов, в том числе в рабочих тетрадях.

Поэт П.А. Плетнёв составил для наследника пособие по истории словесности, напечатанное им в 1835 году небольшим числом экземпляров — не для продажи — под заглавием «Хронологический список русских сочинителей и библиографические замечания о их произведениях»7.

Г. Шторх на основе своих лекций для великих князей Николая и Михаила Павловичей составил широко признанный современниками учебник политэкономии (1815 г.). В первой четверти ХIХ века эта работа считалась одной из лучших по политической экономии. Шторх решительно осуждал крепостное право в России — в нём он видел главную причину экономической отсталости. Автор учебника показал также неприглядные стороны тогдашней российской юстиции, отметил коррупционность государственных чиновников. Естественно, цензура не пропустила бы эту книгу в переводе на русский, и она вышла на французском и немецком языках8. . <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Болтунова Е.М. Военное воспитание наследников престола в России // Воен.-истор. журнал. 2005. № 6—8; Глинский Б.Б. Царские дети и их наставники. 1912; Каптерёв П.Ф. История русской педагогии. 2-е изд., пересмотр. и доп. Пг.: Книжный склад «Земля», 1915; Кобеко Л.Ф. Детство и юность российских императоров. М., 1997.

2 После четвёртого путешествия Н.М. Пржевальский 15 марта 1881 г. развернул в Петербурге обширную выставку, которая «привлекла многочисленных посетителей и обратила на себя внимание их величеств. Государыня императрица изъявила желание, чтобы Николай Михайлович в нескольких беседах сообщил наследнику цесаревичу главнейшие результаты своих путешествий по Средней Азии». (См.: Дубровин Н.Ф. Николай Михайлович Пржевальский. Биографический очерк. СПб.: Военная типография, 1890. С. 361).

3 Герман К.Ф. Историческое обозрение литературы статистики, в особенности Российского государства. СПб., 1817. С. 70.

4 Весин Л. Исторический обзор учебников общей и русской географии (1710—1776). СПб., 1876. С. 53.

5 Краткое понятие о физике для употребления Его Императорского Высочества Государя великого князя Павла Петровича. СПб., 1760.

6 См.: Гуковский Г.А. Очерки русской литературы и общественной мысли XVIII в. Л., 1938.

7 Без указания выходных данных.

8 Шторх Г. Курс политической экономии / Пер. с фр. Веселовского. Т. I. 1881.