ЕМУ ВЫПАЛА ЧЕСТЬ ВОЗГЛАВИТЬ КРАСНЫЙ ВОЗДУШНЫЙ ФЛОТ

image_pdfimage_print

Полководцы и военачальники

Лашков Алексей Юрьевич — ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ, полковник запаса, кандидат исторических наук (119330, Москва, Университетский пр-т, д. 14)

Голотюк Василий Леонтьевич — полковник в отставке (г. Железнодорожный Московской обл. Тел. 8(909)668-98-99)

Ему выпала честь возглавить Красный Воздушный Флот

«Способный, серьёзный… всеми любимый и уважаемый… Выдающийся». Эти слова характеризовали российского военного лётчика Александра Степановича Воротникова при его аттестовании в 1913 году. Ему также выпала честь возглавить Красный Воздушный флот в трудные годы Гражданской войны.

А.С. Воротников родился 8 сентября* 1878 года в г. Екатеринославе (ныне Днепропетровск, Украина). Достигнув призывного возраста (21 год), он на правах вольноопределяющегося 2-го разряда был зачислен на военную службу в 133-й пехотный Симферопольский полк. В 1900-м будущий военачальник успешно сдал вступительные экзамены в Чугуевское пехотное юнкерское училище. Спустя год выпускника-отличника в звании подпрапорщика зачислили в 121-й пехотный Пензенский полк.

В начале июня 1904-го полк выступил на Дальневосточный театр войны, где на просторах Маньчжурии столкнулись геополитические интересы России и Японии. Там Воротникову довелось участвовать до ранения в многочисленных боях (Ташичао, Ляолян, Мукден, Сандепу). После излечения в лазарете он временно руководил так называемой охотничьей командой, а затем был переведён в кавалерию. За личную храбрость и мужество А.С. Воротников (к тому времени подпоручик) удостоился 6 орденов.

По окончании Русско-японской войны (1904—1905 гг.) боевого офицера направили на административно-хозяйственную работу, а точнее — заведовать солдатской чайной-лавкой. Это, конечно, его не устраивало, как и последующая должность полкового адъютанта. Вскоре он подал рапорт на перевод. Командование, высоко ценившее деловые качества А.С. Воротникова, предложило ему совместить обязанности адъютанта в одном из батальонов и начальника команды связи, на что он согласился.

В феврале 1911 года Воротников предпринял неудачную попытку поступить в Императорскую Николаевскую академию Генерального штаба. В январе следующего года его отправили на учёбу в Офицерскую школу авиации отдела Воздушного флота (ОВФ, г. Севастополь), созданную по инициативе великого князя Александра Михайловича1. Руководство школы сразу выделило способного боевого офицера из числа слушателей, предложив ему возглавить команду нижних чинов. Одновременно Александр Степанович продолжал осваивать азы лётного мастерства. Так, в числе лучших пилотов школы он принял участие в ежегодных манёврах Варшавского военного округа (1912 г.). Летом 1912-го он успешно сдал экзамены на звание лётчика2, а в октябре выполнил квалификационную программу на присвоение звания «военный лётчик».

После выпуска новым местом службы Воротникова в Военном воздушном флоте (ВВФ) стала 7-я воздухоплавательная рота (г. Киев), где он вступил во временное командование её 1-м авиационным отрядом. В июле 1913 года после переформирования воздухоплавательной роты в 3-ю авиационную роту штабс-капитан А.С. Воротников был назначен начальником 9-го корпусного авиаотряда (као). Такое внимание к нему было не случайным. В его аттестации имелась всё объясняющая характеристика, данная ему начальником Офицерской школы авиации ОВФ полковником Генерального штаба князем А.А. Мурузи3. «Отличный военный лётчик… Выдающийся»4, — восторженно отзывался тот о своём воспитаннике. В новой должности Александр Степанович активно участвовал в организации популярных накануне Первой мировой войны дальних перелётов.

С объявлением 30 июля 1914 года всеобщей мобилизации в России авиаотряд был включён в состав 3-й армии Юго-Западного фронта. Вместе с ним в течение следующего месяца штабс-капитан А.С. Воротников активно участвовал в разведывательных полётах в небе Галиции, своевременно представляя руководству всю необходимую информацию о противнике в ходе Галич-Львовской операции, в сражениях на р. Золотая Липа и Гнилая Липа. Успеху способствовала налаженная с первых дней войны надёжная связь штабов с войсками в полевых условиях. Боевая работа при этом осуществлялась во взаимодействии с 11-м корпусным авиаотрядом, возглавлявшимся штабс-капитаном П.Н. Нестеровым5. Его трагическая гибель при совершении воздушного тарана глубоко потрясла Воротникова, уже лишившегося близкого боевого товарища, воевавшего на Юго-Западном фронте, штабс-капитана Е.Е. Грузинова6, сослуживца по Севастопольской офицерской авиашколе. 30 августа при выполнении разведывательного полёта его аэроплан был подбит зенитным огнём противника. Решив не сдаваться врагу, раненый лётчик перевёл машину в вертикальное пике и на глазах у изумлённых австрийских солдат врезался в землю. За свои подвиги штабс-капитаны П.Н. Нестеров и Е.Е. Грузинов были удостоены высокой воинской награды (ордена Св. Георгия 4-й ст.) и повышены в звании (посмертно).

Тем временем реалии войны неумолимо увеличивали скорбный список потерь среди русских лётчиков. Презирая опасность, наши авиаторы ежедневно по 2—3 раза вылетали во вражеский тыл для сбора разведывательных сведений о противнике. За период Галицийской операции (Галицийская битва; 18 августа — 21 сентября 1914 г.) лётный состав 9 и 11 КАО выполнил свыше 70 боевых вылетов, причём Воротников брал на себя самые ответственные и опасные задания. С целью изучения одного из важных объектов австро-венгерских войск он даже решился на сверхдальний полёт (свыше 140 км от своего аэродрома). К сожалению, крайняя изношенность аппарата при сильном встречном ветре исключила возможность довести до конца выполнение поставленной задачи. Тем не менее он был единственным лётчиком Юго-Западного фронта, кто решился на подобное. В декабре 1914 года за боевые отличия ему было присвоено очередное воинское звание.

Новый год ознаменовался активными действиями русских войск в Восточной Галиции, что предопределило общую задачу и для 9-го авиаотряда: он продолжал снабжать командование ценными сведениями, способствуя успеху 3-й армии на отдельных участках фронта. В марте 1915 года капитану А.С. Воротникову «за отличное выполнение боевой задачи по своевременному вскрытию состояния львовских укреплений противника» было вручено золотое Георгиевское оружие. Известие о высокой награде застало Александра Степановича уже на новом месте. 19 февраля приказом заведующего авиационным делом в действующей армии (Авиадарм) великого князя Александра Михайловича он был назначен командиром 2-й авиационной роты7, дислоцировавшейся в г. Варшаве. Помимо решения задач по воздушному прикрытию войск (2-я армия, Северо-Западный фронт) её авиаотряды совместно с варшавской крепостной артиллерией обеспечивали воздушную оборону8 столицы Царства Польского9. При этом особое внимание уделялось вопросам контроля за воздушным пространством в окрестностях Варшавы и надёжного прикрытия наиболее важных городских объектов от возможных авиационных налётов. Официально воздушная оборона столицы Царства Польского была образована секретным распоряжением войскам 27-го армейского корпуса от 23 января 1915 года за № 13. В соответствии с ним из двух нештатных авиаотрядов 2-й роты сформировали особое авиационное отделение и отряд воздушной обороны, преобразованные спустя три месяца во 2-й и 5-й армейские авиационные отряды (аао) с включением их в состав действующей армии**. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Александр Михайлович (1866—1933) — великий князь, адмирал (1916). На военной службе с момента рождения. В годы Первой мировой войны — заведующий авиационным делом в армиях Юго-Западного фронта, заведующий авиацией и воздухоплаванием в действующей армии, полевой генерал-инспектор ВВФ. С марта 1917 г. — в отставке, с 1918 г. — в эмиграции.

2 Русский инвалид. 1912. № 163. С. 3.

3 Мурузи Александр Александрович (1872—1954) —российский военачальник, генерал-майор (1919). Окончил Пажеский Е.И.В. корпус (1893), Николаевскую академию Генерального штаба (по 1-му разряду, дополнительный курс — успешно; 1907), Офицерскую кавалерийскую школу (1908), Севастопольскую авиационную школу (1911). Участник Русско-японской войны (1904—1905). В годы Первой мировой войны — начальник штаба кавалерийской дивизии, пехотной бригады. Участник Белого движения на Северном фронте, позднее — в эмиграции (Франция).

4 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 409. Оп. 2. П/с 328-088. Л. 2.

5 Нестеров Пётр Николаевич (1887—1914) — русский военный лётчик, капитан (1914, посмертно). Окончил Михайловское артиллерийское училище (1906), Офицерскую воздухоплавательную школу (1912). Впервые в мире совершил на самолёте замкнутую вертикальную кривую — «мёртвую петлю» (9 сентября 1913 г.). Участник ряда длительных воздушных перелётов и один из разработчиков «русского воздушного боя». В годы Первой мировой войны — командир 11-го корпусного авиаотряда. Погиб при совершении воздушного тарана по самолёту противника (8 сентября 1914).

6 Грузинов Евграф Евграфович (1877—1914) — русский военный лётчик, капитан (1914, посмертно). Окончил Вольскую военную школу (1895), Тифлисское пехотное юнкерское училище (1899), Офицерскую школу авиации ОВФ (1912). В годы Первой мировой войны — командир 14-го корпусного авиаотряда. Погиб при вынужденном уничтожении собственного самолета (1914).

7 РГВИА. Ф. 2019. Оп. 1. Д. 543. Л. 100.

8 Воздушная оборона — совокупность разнородных средств и мер, служащих для борьбы с авиацией и для защиты от неё. В конце 1920-х г. трансформировалась в противовоздушную оборону.

9 Царство (Королевство) Польское (польск. Krlestwo Polskie) — часть Польши, находившаяся в составе Российской империи с 1815 по 1918 гг.

* Здесь и далее все даты приводятся по новому стилю.

** Помимо указанных авиаотрядов в состав 2-й роты на апрель 1915 г. входили: 1, 4 и 21 и 1-й Сибирский као.