«СПАСИТЕ ЖЕ РОССИЮ… ОТ НЕМЕЦКОЙ НЕВОЛИ, КОТОРАЯ СТРАШНЕЕ БЫЛА БЫ И ТАТАРЩИНЫ И БАРЩИНЫ!»

image_pdfimage_print

Армия. общество. конфессии

Публикация М.А. БАБКИНА

«Спасите же Россию… от немецкой неволи, которая страшнее была бы и татарщины и барщины!»

Православное военное и морское духовенство России в марте—июле 1917 г.

Представленные в статье документы характеризуют политические взгляды значительной части армейского и флотского духовенства Русской православной церкви (РПЦ) в указанный период: его отношение к свержению монархии в России и установлению власти Временного правительства, к деятельности последнего, дают понятие о желаемых священнослужителями моделях власти и о связи церкви и государства в стране[i]. В пользу этих моделей в марте—июле 1917 года высказывались съезды и собрания священно- и церковнослужителей не только в городах, уездах, губерниях, но и в гарнизонах, армиях, на фронтах и флотах России[ii]. Публикуемые материалы иллюстрируют и работу военного и морского духовенства по религиозно-нравственному воспитанию[iii] среди личного состава армии и флота.

В марте—апреле 1917 года церковные съезды собирались по инициативе или самих рядовых священнослужителей, или местных архиереев. 5 мая определением Святейшего Синода РПЦ всему российскому духовенству было дано официальное разрешение на проведение на местах различных съездов с участием представителей духовно-учебных заведений и прихожан. Здесь обсуждались не только вопросы, касающиеся местных дел, но и проблемы, вызванные происшедшими переменами в российской политической жизни[iv]. По каждому вопросу съезды принимали решения в виде отдельных резолюций, отражая свои позиции в текстах приветственных телеграмм, направлявшихся например, Временному правительству или Государственной думе.

Документы выявлены в центральных архивах: Российском государственном историческом архиве (РГИА) — Ф. 796 (Канцелярия Святейшего Синода) и Ф. 1278 (Государственная дума); Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА) — Ф. 2044 (Управление главного священника армий Северного фронта. 1915—1918 гг.); Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) — Ф. 1778 (Канцелярия министра-председателя Временного правительства); Российском государственном архиве Военно-морского флота (РГА ВМФ) — Ф. 715 (штаб начальника речных сил на Дунае).

Из общего объема постановлений съездов (собраний) военного и морского духовенства публикуются лишь материалы, касающиеся политических вопросов: участия клириков в общественно-политической жизни страны, отношения к войне, предстоящих выборов в Учредительное собрание и т.д. При этом некоторые резолюции уже в самих источниках приводятся или в сокращенном виде, или в изложении.

Кроме того, на съездах обсуждались такие проблемы, как введение на выборных началах церковных должностей, реорганизация духовных управлений, проповедническая и благотворительная деятельность, выдача пособий осиротевшим семьям, избрание делегатов на всероссийские съезды и на Поместный собор РПЦ[v].

Приводимые документы дают представление об эволюции взглядов военного духовенства: от выражения им в марте радости по поводу Февральской революции и высказывания оптимистических надежд о будущем России (приложения 1—5) до тревоги и озабоченности в начале июля разрастающимися в стране кризисными явлениями (прил. 15).

Следует особо отметить материалы съезда духовенства и мирян Донской епархии (прил. 7, 8), который состоялся в Новочеркасске в конце апреля 1917 года. В церковно-административном отношении территория вышеназванной епархии совпадала с землей Войска Донского[vi], а деятельность РПЦ в казачьих землях находилась под строгим контролем войскового начальства[vii], поэтому документы этого съезда характеризуют политические взгляды духовенства крупнейшего в России казачьего войска.

Публикация телеграмм осуществляется по форме, принятой в печатных источниках того времени. Тексты телеграмм, опубликованных на страницах церковной и светской периодики весной и летом 1917 года, как правило, не подписаны их непосредственными отправителями. В печатных источниках указывается лишь информация о том, кому и от имени какого съезда (собрания) духовенства эти телеграммы были посланы (прил. 7, 14).

Однако практически во всех подлинниках приветственных телеграмм, хранящихся в архивных фондах, мы найдем подписи их непосредственных отправителей — председателей съездов, секретарей церковных собраний и благочинных. В некоторых случаях число фамилий достигает десятка. Поэтому, чтобы не перечислять всех указанных под публикуемыми документами должностей, санов и фамилий священно- и церковнослужителей, указывается только наличие подписи епископа (имярек) (прил. 3) и главных священников армии или флота (прил. 1, 9).

В большинстве телеграмм, представляющих собой наклеенную на почтовые бланки телеграфную ленту, отсутствуют знаки препинания, иногда и предлоги. В процессе подготовки публикации составитель устранил эти пробелы.

В некоторых документах не удалось установить точной даты их выхода. В таком случае указывается ориентировочная хронология: или дни заседания церковного съезда (прил. 10, 11, 16), или дата, установленная по порядковому расположению телеграммы в архивном деле (прил. 4).

Публикуемые материалы расположены в хронологическом порядке, печатаются согласно современному правописанию с сохранением стилистики оригиналов. Сокращения раскрыты в угловых скобках. Пропуски в тексте отмечены отточием. Все даты приводятся по старому стилю.

Приложение 1

Телеграмма председателю Государственной думы М.В. Родзянко[viii] духовенства Черноморского флота и

гарнизона Севастополя

8 марта 1917 г.

Духовенство Черноморского флота и гарнизона Севастополя просит ваше высокопревосходительство и в вашем лице Государственную думу принять наш привет и поздравление с завершением великого государственного переворота. Молим Господа, да ведет он дорогую Родину нашу от силы в силу по новому славному пути. Верим, что скоро на соборе[ix] церковь скажет свое мощное слово, согретое евангельской правдой.

Главный священник Черноморского флота

Георгий СПАССКИЙ[x]

РГИА. Ф. 1278. Оп. 5. Д. 1292. Л. 39. Подлинник.

___________________

Приложение 2

Телеграмма М.В. Родзянко городского и гарнизонного духовенства г. Дубно Волынской губернии

11 марта 1917 г.

Всенародно помолившись Господу Богу за богохранимую Русь, за правительство ее, христолюбивое воинство [и] свободный народ, городское [и] гарнизонное духовенство города Дубно приветствует новое правительство[xi], которому отдает все свои силы ради счастья и благоденствия свободной России.

РГИА. Ф. 1278. Оп. 5. Д. 1292. Л. 64. Подлинник.

___________________

Приложение 3

Телеграмма М.В. Родзянко архиепископа Приморского и Владивостокского Евсевия (Никольского), владивостокского городского, епархиального и военного духовенства

11 марта 1917 г.

Владивостокское городское, епархиальное и военное духовенство, признав новое народное правительство и молясь о благосостоянии возрождающейся родины и победе над врагом, приветствует в лице вашем это правительство.

Архиепископ Евсевий[xii].

РГИА. Ф. 1278. Оп. 5. Д. 1292. Л. 61. Подлинник.

___________________

Приложение 4

Телеграмма Святейшему Синоду духовенства гарнизона г. Тамбова

Не позднее 15 марта 1917 г.

Духовенство тамбовского гарнизона сыновне приветствует Святейший Синод[xiii] с наступающим возрождением церковной жизни и просит святительского благословения на предстоящие пастырские труды[xiv].

РГИА. Ф. 796. Оп. 204. Д. 54. Л. 61, 62. Два подлинных экземпляра.

___________________

Приложение 5

Телеграмма М.В. Родзянко духовенства

28-й пехотной дивизии Северного фронта

21 марта 1917 г.

Духовенство 28-й пехотной дивизии[xv] Северного фронта в вашем лице приветствует народных избранников[xvi] [и] Временное правительство, снявшее вековые оковы с пастырей церкви в их апостольском служении благу народа и родины, молит Всевышнего о ниспослании всесильной помощи Божией Временному правительству в многотрудном устроении родины, отдавая с своей стороны все силы на служение христолюбивому воинству в его ратном подвиге стояния за счастье и свободу Отечества от тевтонского[xvii] порабощения.

РГИА. Ф. 1278. Оп. 5. Д. 1292. Л. 116. Подлинник.

___________________

Приложение 6

Из постановлений собрания делегатов духовенства

XII армии Северного фронта

19 апреля 1917 г.

…6) Мы, военные священники, всем сердцем приветствуем обновление Родины нашей на началах политической, гражданской и религиозной свободы, опирающейся на святые устои братства, равенства, любви, взаимного доверия и уважения. Решение Учредительного собрания, созванного из народных избранников на основе прямого равного тайного всеобщего голосования и имеющего определить форму государственного устройства, мы примем как выражение народной мудрости и справедливой могучей народной воли. Мы верим, что в свободном государстве свободная от всякого гнета и давления церковь найдет для себя могучую жизненную опору, силу и счастливые условия для своего процветания. За судьбу ее мы спокойны, ибо Христос с нами во все дни до скончания века и не ложно слово Его: «Не бойся, малое стадо» (Лк. 12, 32)[xviii]. Церковь и служители ее — пастыри Церкви должны стоять вне политики и вне партий, но не вдали от жизни, ибо Христово учение, благовестниками которого быть — наша задача, есть дух и жизнь. Наша проповедь не в препретельных[xix] словах человеческой мудрости, но в явлениях духа и силы, то есть духа и силы любви Христовой ко всем, ибо любовь есть исполнение всего Закона [Божьего]. С этой проповедью мы пойдем к офицеру и солдату, ко всему великому народу Русскому, любя Родину, храня святое единение, неся всем религиозное утешение, ценя все справедливое, где бы оно не проявилось, от кого бы оно не исходило. В светлое счастливое будущее свободной России мы верим и ему мы отдадим все свои силы: сердце, разум и добрую волю.

7) О постановлении, помещенном в предыдущем параграфе, поставить в известность Временное правительство, Исполнительные комитеты офицерских и солдатских депутатов XII армии и местную прессу.

8. Избрать от духовенства XII армии трех депутатов для участия в заседаниях Исполнительного комитета офицерских и солдатских депутатов XII армии[xx].

РГВИА. Ф. 2044. Оп. 1. Д. 30. Л. 37 об. Машинопись. Копия.

___________________

Приложение 7

Телеграммы чрезвычайного съезда духовенства и мирян Донской епархии

26 апреля 1917 г.

Председателю Государственной думы Родзянко:

Донской чрезвычайный епархиальный съезд духовенства и мирян приветствует Вас, первого гражданина Русской земли, сумевшего в минуту опасности объединить вокруг своего имени всех борцов за свободу и благо Русской земли.

Донская христианская мысль. Новочеркасск, 1917. № 2. Отдел офиц. С. 30; РГИА. Ф. 1278. Оп. 5. 1917. Д. 1292. Л. 161, 163. Подлинники. Два экземпляра[xxi].

* * *

Временному правительству:

Чрезвычайный Донской епархиальный съезд представителей духовенства и мирян постановил выразить полное доверие новому Временному правительству и обещает ему всемерную поддержку во всех его начинаниях, в доведении войны до победоносного конца и в деле устроения Всероссийской державы на основе свободы совести и самоопределения национальностей.

* * *

Верховному главнокомандующему Алексееву[xxii]:

Чрезвычайный Донской областной[xxiii] епархиальный съезд духовенства и мирян в лице Вашем приветствует нашу доблестную армию, мужественно отражающую натиск коварного врага и выражает твердую уверенность, что под Вашим руководством война будет доведена до победоносного конца, так необходимого для закрепления завоеванной Россией свободы!

* * *

Обер-прокурору Святейшего Синода В.Н. Львову[xxiv]:

Донской чрезвычайный епархиальный съезд представителей духовенства и мирян выражает свое полное доверие Вам как избраннику народа, православному сыну церкви Христовой и, принося свою глубокую благодарность за Ваше деятельное участие в раскрепощении церкви от уз цезаризма, изъявляет живейшую готовность на содействие в организации свободной церковной жизни на демократическом начале соборности.

Донская христианская мысль. Новочеркасск, 1917. № 2. Отдел офиц. С. 30.

* * *

27 апреля 1917 г.

Председателю Государственной думы Родзянко[xxv]:

Чрезвычайный Донской епархиальный съезд представителей духовенства и мирян ныне, в день открытия первой Государственной думы, горячо приветствует членов этой Думы, впервые объявивших широкое применение истинно-христианского акта амнистии борцам за благо народа, жестоко пострадавшим от гнета цезаризма, и желает им успеха в закреплении завоеванных начал свободы, равенства и братства. Выражая свое сочувствие борцам за свободу, Съезд отчислил из своих средств десять тысяч рублей на обеспечение их семейств.

Донская христианская мысль. Новочеркасск, 1917. № 2. Отдел офиц. С. 31.

___________________

Приложение 8

Резолюции чрезвычайного съезда духовенства и мирян Донской епархии[xxvi]

26 апреля 1917 г.

По поводу политических событий

Свободно избранные делегаты от духовенства и мирян Донской епархии, собравшись на чрезвычайный епархиальный съезд в г[ороде] Новочеркасске, в своем заседании 26 апреля постановили: 1) выразить свою полную удовлетворенность падением старого режима, тормозившего проявление и развитие лучших стремлений человеческого духа к всеобщей свободе, равенству и братству, и свою полную уверенность, что возврата к старому строю не будет, как строю гибельному для веры, церкви и государства, и что только обновленный строй государственной жизни может дать благо и счастье гражданам единой неделимой России; 2) восхищаясь доблестью и геройством воинов, стойко и бодро защищающих Россию, несмотря на печальные и тяжелые условия, в которые они поставлены преступной деятельностью старой власти, съезд выражает свою твердую уверенность, что война будет доведена до победоносного конца, который будет и концом милитаризма, концом угнетения народов, концом захватов и насилий; 3) с грустью взирая на прошедшие времена церковной жизни, полные стеснений и насилий в делах веры, этого высшего духовного блага каждого человека, съезд с чувством радостного удовлетворения относится к провозглашенным началам свободы исповедания и выражает уверенность, что обновление православной церкви совершится на началах соборности, при деятельном участии клира и мирян, и пожелание скорейшего созыва [Поместного] собора для целей реорганизации церковной жизни.

Донская христианская мысль. Новочеркасск, 1917. № 2. Отдел офиц. С. 29–30; Резолюции чрезвычайного Донского епархиального съезда духовенства и мирян 1917 г. // Донские епарх. ведомости. Новочеркасск, 1917. Приложение к № 17. С. 25—26.

* * *

По поводу взаимоотношений церкви и государства:

1) так как вера составляет высшую ценность человеческого духа, распоряжение которой принадлежит только исповедникам этой веры, съезд признает справедливым и необходимым предоставить свободу вероисповедания всем без различия гражданам государства; 2) православная церковь не претендует на юридическое господство над другими исповеданиями, а признает в себе достаточную силу для развития и укрепления свойственных ей жизненных начал; 3) православная церковь в отношении к государству, положившему в основу жизни принципы справедливости, свободы, равенства и братства, желает установить отношения не разделения, а содружества и сотрудничества в проведении этих принципов в жизнь, причем считает для себя возможным пользоваться материальными средствами государства для удовлетворения своих нужд, не претендуя на исключительность в этом отношении пред другими религиями.

Донская христианская мысль. Новочеркасск, 1917. № 2. Отдел офиц. С. 30.

* * *

[Об отделении церкви от государства]

Новочеркасский епархиальный съезд высказался за желательность отделения церкви от государства, с тем чтобы содержание духовенства было отнесено на средства государства или на капиталы, образовавшиеся от продажи церковных и монастырских земель[xxvii].

Черниговское слово. Чернигов, 1917. № 2998. С. 2; Черниговский вестник. Чернигов, 1917. № 3. С. 5; Терский вестник. Владикавказ, 1917. № 1. С. 4.

* * *

28 апреля 1917 г.

По вопросу об амнистии

Дать возможность лицам, лишенным священного сана за политические убеждения, быть восстановленными в сане, если о том будут возбуждены ходатайства лицами, потерпевшими[xxviii].

Донская христианская мысль. Новочеркасск, 1917. № 3. Отдел офиц. С. 45; Вольный Дон. Новочеркасск, 1917. № 24. С. 4.

* * *

По вопросу об участии духовенства в политической жизни:

Ввиду того что духовенство в своих приходах, особенно в деревне, является самой близкой к народу культурной силой, имеющей возможность наиболее заметно влиять на убеждения и настроения народных масс, съезд считает необходимым, даже обязательным, участие духовенства в политической жизни страны в качестве органа, разъясняющего населению политические вопросы. Но являясь на помощь населению в области политики в указанной выше роли, духовенство отнюдь не должно быть узкопартийным в своей деятельности и не может для этой деятельности пользоваться храмом как местом молитвы. Ввиду того что форма управления будет установлена Учредительным собранием, созыв которого на основе всеобщего голосования предполагается в недалеком будущем, чрезвычайный епархиальный съезд признает необходимым разъяснение по приходам, что благо народное, благо государственное скорее всего может быть осуществлено, когда сам народ, руководясь высокими христианскими идеалами любви, мира и правды, примет в строительстве этого блага непосредственное и руководящее участие, а это возможно только при республиканско-демократическом устройстве государственной жизни.

Донская христианская мысль. Новочеркасск, 1917. № 4. Отдел офиц. С. 76; Вольный Дон. Новочеркасск, 1917. № 24. С. 4.

___________________

Приложение 9

Телеграмма обер-прокурору Святейшего Синода В.Н. Львову, председателю Государственной думы М.В. Родзянко, министру-председателю князю Г.Е. Львову[xxix], военному министру А.И. Гучкову[xxx] собрания военного духовенства тыловых воинских частей и учреждений Кавказской армии

28 апреля 1917 г.

Военное духовенство тыловых воинских частей и учреждений Кавказской армии, собравшись для обсуждения текущих событий в связи с совершившимся государственным переворотом, помолившись Богу, обращает первый свободный вздох своей раскрепощенной души к благороднейшему первоисточнику мощи, разорвавшей цепи рабства — Временному правительству, в лице его посылая свободной Родине свои самые восторженные, самые искренние, полные уверенности чувства умиления перед совершившимся фактом. Видя во Временном правительстве единственную власть, которая до выяснения всенародной воли в Учредительном собрании одна лишь вправе и в силах вести страну по намеченному пути к осуществлению провозглашенных начал. Духовенство Кавказской армии верит и будет уверять своих пасомых, что эта власть тверда и воля ее непреклонна и что всякое частное воздействие, направленное к умалению этой власти, помимо воли народа, не будет допущено.

Председатель собрания, главный священник

Кавказского фронта протоиерей КремянскиЙ[xxxi].

ГАРФ. Ф. 1778. 1917. Оп. 1. Д. 98. Л. 42. Подлинник; РГИА. Ф. 1278. Оп. 5. 1917. Д. 1292. Л. 164—165. Подлинник.

___________________

Приложение 10

Из резолюций съезда военного духовенства

III армии Западного фронта[xxxii]

5—7 мая 1917 г.

Об отношении к войне

Признавая войну величайшим бедствием для человечества и глубоко ценя гуманную пропаганду идеи всеобщего мира, съезд военного духовенства, однако, находит, что начатая немцами война должна быть доведена до конца для закрепления нового государственного строя, освобождения закрепощенных народов, возвращения кровных наших земель, занятых неприятелем, а также для сокрушения германского милитаризма, который является угрозой всесветному миру.

…[Съезд призвал армию и флот][xxxiii] сплотиться вокруг Керенского[xxxiv], прекратить братание и продолжать войну, пока не настанет момент, когда можно будет предать забвению навсегда обиды и огорчения и заключить вечный мир.

[О политической платформе духовенства]

Съезд высказался, что священники должны стоять выше всех партий.

РГВИА. Ф. 2044. Оп. 1. Д. 30. Л. 17. Машинопись. Копия; Всероссийский церковно-общественный вестник. Пг., 1917. № 31. С. 4; Слово Церкви. М., 1917. № 23. С. 438; Русские ведомости. М., № 111. С. 5; Слово и жизнь. Вятка, 1917. № 40. С. 3.

___________________

Приложение 11

Телеграмма председателю Временного правительства князю Г.Е. Львову съезда представителей военного духовенства Юго-Западного фронта[xxxv]

5—7 мая 1917 г.

Съезд представителей военного духовенства Юго-Западного фронта горячо приветствует Временное правительство, ставшее на страже политических свобод, завоеванных армией и народом. Съезд признает Временное правительство единственным правомочным органом верховной власти, и потому всякое посягательство и давление на эту власть считает контрреволюционным выступлением, которому военное духовенство будет противиться всей силой своего пастырского авторитета. Съезд твердо верит, что с помощью Божией Временное правительство приложит все усилия к устранению всяких проявлений любви, политической свободы, сознательной справедливости и широкого народовластия.

ГАРФ. Ф. 1778. 1917. Оп. 1. Д. 98. Л. 123. Подлинник.

___________________

Приложение 12

Из резолюций собрания священников штабов I, V и XII армий Северного фронта

8 июня 1917 г.

Все военное духовенство стоит на платформе совместной работы с Временным правительством[xxxvi], и потому определять свою позицию в ряду существующих партий излишне. РГВИА. Ф. 2044. Оп. 1. Д. 30. Л. 24. Машинопись. Копия.

___________________

Приложение 13

Из постановлений собрания священнослужителей

I армии Северного фронта[xxxvii]

19 июня 1917 г.

Об участии военного духовенства в политических партиях:

Желательно военному духовенству не вступать ни в какие политические партии, освещая общественные события только с христианской точки зрения.

РГВИА. Ф. 2044. Оп. 1. Д. 30. Л. 33. Машинопись. Копия.

___________________

Приложение 14

Телеграмма военному и морскому министру

А.Ф. Керенскому Всероссийского съезда военного и морского духовенства[xxxviii]

1 июля 1917 г.

Всероссийский съезд военно-морского[xxxix] духовенства, открывая свои заседания, шлет Вам, господин министр, свой привет и молитвенное пожелание: да поможет Вам Господь Бог в Вашей великой организаторской работе. Ее плоды мы видим в могучем наступательном порыве вдохновляемой Вами славной русской революционной армии[xl], поднявшейся на защиту молодой свободы и благородного призыва к миру, которого не хотел оценить коварный враг. Кровь павших на фронте наших собратьев-пастырей, разделение от начала войны — боевой страды нашей паствы — неразрывными узами связали священника и воина. Одушевленные желанием и впредь нести подвиг совместного служения с русским воином, мы верим, что и в новых условиях жизни свободной Родины военный священник найдет добрую почву для сеяния семян вечной истины и Вашу поддержку своему святому делу.

Всероссийский церковно-общественный вестник. Пг., 1917. № 65. С. 3.

___________________

Приложение 15

Воззвание «К воинам-гражданам великой русской Армии» Всероссийского съезда военного и морского духовенства

1—2 июля 1917 г.

Братья воины! Страшную истину возвещаем Вам, истину, перед которой тяжкой скорбью горит русское сердце: наша Родина милая, кровью и потом, трудами миллионов русских людей созданная, наша Русь святая гибнет…

Страшно об этом думать! Ужас леденит нашу душу! Ужель Россия гибнет потому, что хлебнула свободы, вкусила новой жизни? Да не будет! Ведь для того-то и умирали, гибли русские люди, для того-то волею Божиею и их трудами Россия призвана к свободе, чтобы спастись свободой от развала, к которому вела Россию старая власть.

Не свобода губит Россию, а наша непривычка к свободе. Как птица, если ей на долгое время связать крылья, разучается летать, так русский народ, живший века в тяжкой неволе, под постоянной охраной, опьянел, вырвавшись из темницы и глотнув чистого воздуха свободы. У всех закружилась голова. Вместо свободы русские люди впали в своеволие. «Нет закона, нет власти, что хочу, то делаю, чего не хочу, к тому никто не вправе меня принудить», — вот как понял свободу русский человек, вчерашний раб, призванный неожиданно к свободе.

Может ли существовать государство без твердой власти, которая имела бы право приказать, запретить и наказать? Такого государства не было и не будет, пока люди остаются людьми! Что такое армия без власти, без дисциплины? Она обращается в сброд, который бежит перед врагом, спасая свои животы, оставляя свои позиции, оружие, артиллерию, позоря тех своих товарищей, которые за эти три страшных года войны умирали смертью героев, смертью святых мучеников, поддерживая славу русского воинства с одной только слабой надеждой на свободу.

Братья воины, лучшие сыны России, ее цвет и надежда! Мы, военные священники, делившие с Вами тяготы окопной жизни, слившие кровь лучших собратий наших священной кровью русского солдата, мы Христом Богом просим, молим Вас: образумьтесь, не давайте врагам родины и нашей свободы, безумцам иль изменникам дурачить, обманывать, развращать Вас, не дайте погибнуть России. Только Вы можете спасти ее!

России нужна сильная власть. Признайте всю полноту власти за Временным правительством[xli], составленным из друзей народа, одушевленных одним стремлением спасти Россию, создать ее счастье!

России нужна могучая сила — войско, которое бы от врагов спасло и защитило ее. Дайте же, — время не терпит, — скорее дайте России эту силу! Все, кому дорого счастье Родины, кому страшен вечный позор, порадейте, чтобы в расстроенных смутой, развращенных большевистской пропагандой воинских частях, скорее установить порядок и дисциплину, вернуть им их боевую мощь.

Солдаты! Офицеры! Скорее сплотитесь в дружную, родную семью! Солдаты, доверьтесь офицерам! Они вместе с Вами гниют в окопах, вместе с Вами страдают и умирают! Они — Ваши братья, Ваши старшие товарищи, защитники свободы, верные сыны великой русской демократии. Беспрекословно исполняйте приказания своих начальников! Если Вам говорят начальники идти вперед, — идите. Знайте, что это нужно для поддержки гибнущих, где-нибудь рядом с Вами товарищей Ваших, для спасения Свободной России. Нам не нужно никаких захватов: русский народ имел благородство отказаться от аннексий и контрибуций[xlii]. Мы преклоняемся пред этим порывом русской души. Но спасите же Россию от страшного и нового ярма, спасите ее от немецкой неволи, которая страшнее была бы и татарщины и барщины! Истекающему кровью народу русскому нужен мир, и мы молим Бога, чтоб Господь скорее послал его исстрадавшейся Родине нашей. Но мы не хотим мира позорного, мира во что бы то ни стало. Мы вместе с народом исповедуем, что лучше умереть в свободе и за свободу, чем жить в позорных цепях рабства. Мы призываем Вас, дорогие, к продолжению войны во имя грядущего мира, после которого мы вместе с Вами, с Евангелием в руках будем бороться против чудовища войны и всякого насилия.

Не бойтесь смерти! Помните слова Христа Спасителя: «Кто хочет спасти жизнь свою, погубит ее, а кто не боится потерять ее, тот спасет ее»[xliii]. Изменника и труса, бросающего свой пост и спасающего свой живот, смерть постигнет там, где он ее не ждет, смерть позорная. Братья-воины! К порядку, дисциплине, к святому подвигу свободных граждан! Иначе погибнет Родина наша, Русь святая, а нас проклянут грядущие поколения русского народа, которые будут стонать под немецким игом. Они скажут о нас: «Нам стыдно за своих отцов и братьев, они были трусы и предатели, они так легко, словно из рук Божиих, получили драгоценную свободу и продали ее легкомысленно, преступно и позорно, за чечевичную похлебку». Да спасет Христос — Царь мира, исстрадавшуюся, гибнущую от безвластия и нашего своеволия дорогую Родину нашу! Да благословит Вас Господь, родные, дорогие, на крепкое стояние в труде, подвиге и молитве, которыми спасется Русь.

Будьте истинными гражданами, а свободный русский гражданин должен сказать: «Я не хочу жить, если погибнет Россия!»

Всероссийский съезд военного и морского духовенства

РГА ВМФ. Ф. 715. Оп. 1. Д. 133. Л. 108—108 об. Машинопись. Копия.

___________________

Приложение 16

Из резолюций Всероссийского съезда военного и морского духовенства

1—11 июля 1917 г.

Отношение к государственному перевороту[xliv]:

Съезд …[постановил] единодушно приветствовать совершившийся государственный переворот как исторический момент исключительной важности, открывший перед русским народом светлые перспективы обновленной политически и церковно-общественной жизни, построенных на евангельских началах свободы, любви, равенства и братства. …Служители церкви, проповедующие вечные истины, должны стоять выше изменяющейся политики и каких-либо партий, но, будучи в то же время гражданами, призванными в данный момент осуществить свои гражданские права, священно-церковнослужители могут присоединяться к политическим партиям и поддерживать (например в Учредительном собрании) тех представителей, которые борются за проведение в жизнь христианских начал и идей народовластия.

Церковно-общественная мысль. Киев, 1917. № 1. С. 34—35.

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ


[i] Чимаров С.Ю. Русская православная церковь и вооруженные силы России в 1800—1917 гг. СПб.: Нестор. 1999. С. 3—182; Поляков Георгий, протоиерей. Военное духовенство России. М.: ТИИЦ, 2002. С. 536.

[ii] Бабкин М.А. Приходское духовенство Российской православной церкви и свержение монархии в 1917 году // Вопросы истории. 2003. № 6. С. 59—71; Он же. Святейший синод Российской православной церкви и свержение монархии в 1917 году // Вопросы истории. 2005. № 2. С. 97—109; Он же. Иерархи Русской православной церкви и свержение монархии в России (весна 1917 г.) // Отечественная история. 2005. № 3. С. 109—124.

[iii] Христолюбивое воинство. Православная традиция Русской Армии. Российский военный сборник / Сост. А.Е. Савинкин, И.В. Домнин, Ю.Т. Белов. М.: Русский путь, 1997. Вып. 12. С. 496; Религиозно-нравственное воспитание в Русской Армии: Мысли, изречения, исторический опыт / Сост. С.Ю. Чимаров. СПб.: б/и. 1998. С. 171.

[iv] Церковные ведомости. Пг., 1917. № 18—19. С. 111—113.

[v] Церковно-общественная мысль. Киев, 1917. № 1. С. 34—39.

[vi] Римский С.В. Российская церковь в эпоху великих реформ. М.: Изд-во Крутицкого патриаршего подворья, 1999. С. 162.

[vii] Беликова Н.Ю. Православная церковь и государство на Юге России: (Конец XIX — первая треть XX в.). Краснодар: б/и, 2004. С. 52.

[viii] Родзянко Михаил Владимирович (1859—1924) — российский политический деятель, один из лидеров партии октябристов. В 1911—1917 гг. являлся председателем Государственной думы III и IV созывов, а в феврале—марте 1917 г. — председателем Временного Исполнительного комитета Государственной думы.

[ix] Имеется в виду Поместный собор РПЦ 1917—1918 гг. Он начал свою работу 15 августа 1917 г.

[x] Георгий Спасский (1877—1943) — протоиерей.

[xi] Временное правительство было сформировано 1 марта 1917 г. Всего за 238 дней своего существования Временное правительство сменило 4 состава: однородно-буржуазное (2 марта — 2 мая), 1-е коалиционное (5 мая — 2 июля), 2-е коалиционное (24 июля — 26 августа) и 3-е коалиционное (25 сентября — 25 октября).

[xii] Евсевий (Никольский) (1861—1922) с 1899 г. — епископ (с 1906 г. — архиепископ) Приморский и Владивостокский. Приехав в качестве делегата на Поместный собор РПЦ 1917—1918 гг., остался жить в Москве, поскольку в связи с начавшейся Гражданской войной не имел возможности вернуться во Владивосток. В 1920 г. назначен наместником патриаршего престола в Москве с возведением в сан митрополита Крутицкого.

[xiii] Святейший правительствующий синод — высший орган управления Российской православной церкви. В марте 1917 г. в его составе состояли 2 митрополита (Киевский и Московский), 6 архиепископов (Финляндский, Литовский, Новгородский. Гродненский, Нижегородский и Черниговский) и 2 протопресвитера — придворного, военного и морского духовенства.

[xiv] Телеграмма подписана тремя благочинными: гарнизонным, бригадным и местным епархиальным, а также двумя священниками.

[xv] Сведений о принадлежности названной дивизии какой-либо армии или фронту в источнике нет. Место отправления телеграммы также не указано.

[xvi] Членов Государственной думы.

[xvii] То есть немецкого.

[xviii] Слова из Св. Евангелие от Луки (Лк. 12, 32).

[xix] Препретельный (славянск.) — убедительный, увещательный.

[xx] Большинством голосов в Комитет избраны два протоиерея и один священник.

[xxi] Первый экземпляр телеграммы был отправлен 26 апреля, а второй, точно такого же содержания, — на следующий день.

[xxii] Алексеев Михаил Васильевич (1857—1918) — генерал от инфантерии (1914), генерал-адъютант (1916). В марте—мае 1917 г. — Верховный главнокомандующий Российской армией. Один из организаторов Добровольческой армии.

[xxiii] Области Войска Донского.

[xxiv] Львов Владимир Николаевич (1872—1934) — политический и церковный деятель, депутат Государственной думы III и IV созывов. С 4 марта по 24 июля 1917 г. — обер-прокурор Св. Синода.

[xxv] Примеч. источника: телеграмма послана «в ознаменование дня открытия первой Государственной думы». Первая Государственная дума работала с 27 апреля по 8 июля 1906 г.

[xxvi] На съезде присутствовало 318 депутатов.

[xxvii] Данный отрывок резолюции в газетах приведен в изложении.

[xxviii] Полная амнистия по всем политическим и религиозным делам была объявлена новой властью в правительственной декларации 5 марта 1917 г. На следующий день Временное правительство выпустило специальный указ о полной политической амнистии. Согласно ему лица, осужденные за политические преступления (кроме измены Родине), подлежали освобождению из мест заключения и восстановлению во всех своих прежних правах и сословных состояниях. Спустя еще несколько дней, 15 марта, Временное правительство выпустило соответствующий приказ по армии и флоту. Им отменялось действие некоторых военных и военно-морских законов Российской империи, по которым следовало возбуждать уголовные дела за преступления, направленные к ниспровержению законного государственного строя. Согласно приказу, следовало «предать навсегда забвению» дела против военнослужащих — участников антимонархических событий 23 февраля — 6 марта того года. Причем говорилось о тех проступках и преступлениях, которые были совершены по религиозным или политическим побуждениям, «за исключением побуждений изменнического свойства» (Вестник Временного правительства. Пг., 1917. № 1(46). С. 1; № 3(49). С. 1; Петроградские ведомости. Пг., 1917. № 39. С. 1; Русский инвалид. Пг., 1917. № 64. С. 1).

Вслед за светской властью, Святейший Синод 28 апреля и 12 мая 1917 г. принял два соответствующих определения. Согласно первому всем священнослужителям, лишенным при старом режиме священного сана за свои политические убеждения, предлагалось обращаться в Святейший Синод с ходатайством о пересмотре своих дел и о восстановлении в священном сане. Вторым определением все представители духовенства, на которых духовным судом были наложены взыскания за политические убеждения, освобождались от них, причем с восстановлением своих прежних прав и положения (Церковные ведомости. Пг., 1917. № 18—19. С. 117; Церковно-общественная мысль. Киев, 1917. Приложение к № 1—2. С. 1; Архангельские епархиальные ведомости. Архангельск, 1917. № 13. Ч. офиц. С. 204—205).

[xxix] Львов Георгий Евгеньевич (1861—1925) — князь, земский деятель. Депутат I Государственной думы, председатель Всероссийского земского союза. С 3 марта по 8 июля 1917 г. — глава Временного правительства.

[xxx] Гучков Александр Иванович (1862—1936) — видный политический деятель, лидер партии октябристов. С 2 марта по 2 мая 1917 г. — военный и морской министр Временного правительства.

[xxxi] Имя священнослужителя и даты его жизни установить не удалось. — М.Б.

[xxxii] Съезд состоялся в г. Проскурове Подольской (Каменец-Подольской) губернии.

[xxxiii] Этот и следующий пункты в источниках приводятся в изложении.

[xxxiv] Керенский Александр Федорович (1881—1970) — видный политический деятель России. В мае—сентябре 1917 г. занимал пост военного и морского министра Временного правительства 1-го и 2-го коалиционных составов. С 8 июля по 25 октября 1917 г. также являлся министром-председателем правительства, заменив на этом посту князя Г.Е. Львова.

[xxxv] Телеграмма отправлена из г. Проскурова Каменец-Подольской губернии.

[xxxvi] Имеется в виду 1-е коалиционное Временное правительство.

[xxxvii] Съезд состоялся в г. Якобштадте Курляндской губернии. В 1917 г. Якобштадт был переименован в г. Екабпилс.

[xxxviii] Съезд проходил 1—11 июля 1917 г. в г. Могилеве (губернском). Он был организован по инициативе и программе протопресвитера военного и морского духовенства Георгия Шавельского (1871—1951). На съезде присутствовали делегаты от Северного, Западного, Юго-Западного, Румынского и Кавказского фронтов, а также от Черноморского и Балтийского флотов. Кроме того, по должности присутствовали главные священники армий, делегаты Петрограда, его военного округа и представители служащих Духовного управления протопресвитера военного и морского духовенства (Церковно-общественная мысль. Киев, 1917. № 1. С. 34).

[xxxix] Так в источнике. Правильно — военного и морского.

[xl] 18 июня 1917 г. началось наступление русской армии против австрийских войск. Вскоре, 6 июля, оно было остановлено войсками Тройственного союза.

[xli] Поскольку 1-е коалиционное Временное правительство действовало до 2 июля, а 2-е коалиционное было сформировано лишь через три недели — 24 числа, то датировку данного документа можно уточнить: не 1—11 июля (время заседаний всероссийского съезда военного и морского духовенства), а 1—2 июля 1917 г.

[xlii] Так в тексте. За мир «без аннексий и контрибуций» выступали Советы и партии социалистической ориентации, но не Временное правительство, определявшее внешнюю политику страны.

[xliii] Свободный пересказ слов Св. Евангелия от Луки (Лк. 17, 33).

[xliv] В источнике резолюция приводится в изложении.