СЛУЖБА В СССР У ЮГОСЛАВОВ ПРОТЕКАЛА ХОРОШО

image_pdfimage_print

Из неопубликованных рукописей

Божич Владимир Милошевич — капитан 1 ранга в отставке

(г. Таллин, Эстония)

«Cлужба в СССР у югославов протекала хорошо»

В марте 2007 года начальник Морского корпуса Петра Великого — Санкт-Петербургского военно-морского института контр-адмирал Ю.П. Ерёмин получил из Таллина письмо. Автор «зарубежного послания», бывший офицер Югославской народной армии, а затем советского военно-морского флота В.М. Божич, предложил «вспомнить забытую страницу истории во взаимоотношениях двух народов, российского и югославского». По его мнению, было бы уместно и необходимо «создать в институтском музее» соответствующую экспозицию.

На первый взгляд несколько странное обращение, то есть «не по адресу», контр-адмирала нисколько не удивило, поскольку бывший югославский офицер, судя по его письму, некогда постигал флотскую науку в стенах военно-морского учебного заведения, которое Ю.П. Ерёмин возглавлял.

Получив утвердительный ответ, В.М. Божич через некоторое время посетил Морской корпус. Приехал не с пустыми руками, а с материалами для музея. Это была его рукопись, которую, тщательно отредактировав с разрешения автора, контр-адмирал Ю.П. Ерёмин и предложил «Военно-историческому журналу» вместе с иллюстрациями. Надеемся, что эти воспоминания заинтересуют и наших читателей.

Всё началось в июле 1945 года. В то время я уже работал в Министерстве обороны Югославии и имел звание лейтенанта, хотя и без специального военного образования. Воинское звание получил ещё во время войны, будучи бойцом партизанского отряда, действовавшего недалеко от Белграда, а на службу в министерство попал после тяжёлого ранения в ногу. Ходить было тяжело, но работал я добросовестно. Поэтому мой начальник, полковник Войо Николич, предложил мне поехать на учёбу в СССР, в Ленинград, в Военно-морское училище имени М.В. Фрунзе.

По национальности я — серб. Родился в маленьком районном городке Мионица, недалеко от Белграда. В детстве моря никогда не видел, но, ещё учась в гимназии, мечтал стать моряком. Поэтому предложение поехать на учёбу, да еще в Советский Союз, принял с большой радостью. Одно очень беспокоило: боялся, что медицинская комиссия, увидя моё ранение, «забракует» меня.

Желание поехать на учёбу было столь велико, что на вопрос: «Были ли ранения?», я ответил: «Нет». К счастью, медики поверили на слово и написали: «Годен».

Правда, подготовка к счастливой командировке несколько затянулась. Группа таких же добровольцев, куда я был зачислен, выехала из Белграда 7 января 1947 года и прибыла в Ленинград 18-го. Всего нас приехало 44 человека.

С 1 февраля начались подготовительные занятия. В свободное от них время мы, переодетые в советскую военно-морскую форму, выходили в город: сперва в составе экскурсионных групп, а затем и самостоятельно.

3 сентября приступили к занятиям по факультетам: пять человек, в том числе и я, на гидрографическом, остальные — на основном, командном, факультете.

Поначалу мы испытывали определённые трудности: ходим в форме советских офицеров, а русского языка не знаем. По этой причине часто случались разные конфузы, особенно во время увольнений. Помогало то, что с нами был один человек, хорошо владевший русским языком. Это — Николай Николаевич Лосяков, сын офицера-эмигранта, сражавшийся начиная с 1941 года против фашистов в одном из партизанских отрядов в Далмации, в Югославии. После войны, когда в нашей стране на Адриатике создавался флот, Лосяков был одним из его первых командиров, так как ещё в королевской Югославии имел звание унтер-офицера и служил на эсминце.

После окончания с отличием советского училища Николай Николаевич остался служить в советском ВМФ, в Таллинской военно-морской базе. Сперва — командиром тральщика, затем — старшим офицером штаба базы, где считался одним из лучших офицеров. Уволившись в запас, более 40 лет трудился преподавателем Таллинского мореходного училища, Морской академии (Эстония), руководил морской практикой курсантов. На многих пассажирских и торговых судах и по сей день ходят в морях капитанами питомцы Н.Н. Лосякова. Сегодня, когда его уже нет среди нас, они с благодарностью вспоминают своего преподавателя.

Второй мой однокашник, кого хотел бы особо отметить, — это черногорец Джордже Иванович Перович. Родился он в 1925 году в г. Цетинье — бывшей столице Королевства Черногории.

В 1941-м, после капитуляции королевской армии Югославии, Черногория была оккупирована итальянской фашистской армией. Дж. Перовичу тогда едва исполнилось 16 лет. Несмотря на юный возраст, он активно включился в борьбу против оккупантов. Вскоре итальянцы арестовали его и увезли в лагерь для военнопленных (Италия), где он неожиданно встретился со своим отцом.

В сентябре 1943 года Италия капитулировала. Охрана лагеря разбежалась. Большинство пленных черногорцев создали в горах свой партизанский отряд, который совместно с отрядами итальянского Сопротивления начал воевать против немецко-фашистской армии. Позднее все черногорцы были переброшены в Югославию, где продолжили борьбу с фашизмом до победной весны 1945-го.

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru