ВОЕННАЯ КАМПАНИЯ РУССКОЙ АРМИИ ПО СПАСЕНИЮ АВСТРИИ

image_pdfimage_print

ИЗ ИСТОРИИ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКИХ ОТНОШЕНИЙ

МАЛАШЕНКО Олег Анатольевич — полковник запаса, доктор политических наук
(Москва. E-mail: malashenko.oleg@gmail.com)

ВОЕННАЯ КАМПАНИЯ РУССКОЙ АРМИИ ПО СПАСЕНИЮ АВСТРИИ

Революционное движение, охватившее ряд европейских стран в 1848 году, не обошло стороной и многонациональную Австрийскую империю. Распространяемые в ней революционные идеи были связаны прежде всего с национальными противоречиями, которые получили наиболее острую форму в одной из составных её частей — в Венгрии. Так, под давлением революционных выступлений в Пеште и Вене австрийский император Фердинанд вынужден был согласиться на образование венгерского правительства, которое приняло законы об отмене крепостного права, создании собственной финансовой системы, армии и т.д.1 Вместе с тем оно, представляя главным образом властные и имущественные интересы дворянства и буржуазии, развернуло настоящую дискриминационную политику в отношении славянских земель, входивших в состав Венгрии. В частности, правящие круги отказались признать национальную автономию Хорватии, Славонии и Далмации, провозглашённую в конце марта 1848 года.
Австрийский император, используя этот отказ в собственных интересах и заключив соглашение с оппозиционными силами Хорватии, попытался в сентябре свергнуть амбициозное «вассальное» правительство вооружённым путём. Однако эта попытка не увенчалась успехом, так как в результате боевых действий австро-хорватские войска были разбиты венгерскими.
В марте следующего года новый император Австрии Франц-Иосиф решил «уничтожить венгерскую крамолу» политическими средствами. По утверждённой им конституции Хорватия, Славония, Сербская воеводина, Трансильвания и Темешварский Банат получали автономию, а принятые в 1848-м «вольнолюбивые» законы Венгрии отменялись с установлением её прежнего статуса. В ответ последняя провозгласила собственную независимость и объявила о низложении династии Габсбургов. Более того, в короткие сроки она сумела создать хорошо подготовленную армию, действия которой против австрийских войск носили активный и решительный характер. Нанеся противнику ряд ощутимых поражений, она в апреле вышла к границам Австрии, готовясь к наступательным действиям по взятию Вены. Как писал современник, «дела австрийцев в Венгрии были весьма в дурном положении»2. И это не было преувеличением, поскольку Франц-Иосиф срочно запросил помощи у Николая I, то есть у России3.
В апреле 1849 года в Варшаву для экстренных «спасательных» переговоров прибыл личный посланник австрийского канцлера князя Р. Шварценберга граф К. Кабога. По рассказам очевидцев, тот при встрече с генерал-фельдмаршалом И.Ф. Паскевичем, занимавшим пост наместника Царства Польского, стал перед русским военачальником на колени, умоляя «спасти Австрию» и прислать на помощь русские войска4.
Так или иначе, но царское правительство в короткие сроки приняло решение об оказании помощи Австрии. Уже 28 апреля 1849 года император Николай I издал манифест о направлении в Венгрию русского экспедиционного корпуса, командующим которого был назначен уже упомянутый генерал-фельдмаршал И.Ф. Паскевич. Ради справедливости следует уточнить, что такая оперативность была обусловлена не только монархической солидарностью и иллюзиями по поводу благодарности австрийцев, но и стремлением России возвратить древнерусские земли (Буковина и Галиция), которые оказались в составе Австрии. Об этом, в частности, свидетельствует переписка И.Ф. Паскевича и Николая I. Например, в одном из писем император, разделяя мысли военачальника о корыстных целях австрийцев и об их желании «загребать жар чужими руками», обратил его внимание на основную цель, которую должен преследовать доверенный ему «венгерский поход», а именно, использовать возможность присоединения Галиции и Буковины к России5.
При разработке операции по ведению боевых действий в Венгрии учитывались численный состав противника, его потенциальные силы и исторический опыт борьбы за независимость, местные природно-географические особенности6. Главные же усилия по замыслу были сосредоточены именно на отвоевании Галиции и Буковины, для чего предстояло занять проходы через Карпатские горы с последующим созданием удобного плацдарма и дальнейшим развитием оперативно-стратегического успеха. При этом численность русско-австрийских войск составляла около 300 тыс. солдат и офицеров, из которых более половины (152 тыс.) были наши войска. Венгерские силы, разбросанные по отдельным отрядам, насчитывали около 185 тыс. человек7.
Если же говорить о роли И.Ф. Паскевича в ходе переговорного процесса и боевых действий, то в отечественной военно-исторической литературе об этом вопросе встречаются разнообразные мнения. В частности, дореволюционные историки Н.А. Сухотин, М.Н. Лихутин и А.А. Керсновский упрекали его в медлительности и нерешительности, заключая, что в венгерской кампании фаворит Николая I ничем не проявил себя как военачальник8. Вместе с тем анализ факторов, которые могли вызвать «медлительность и нерешительность» генерал-фельдмаршала, свидетельствует о непростых военно-политических отношениях России и Австрии, сложившихся в тот период. Так, русские войска, вступившие в Венгрию, фактически остались на самообеспечении, несмотря на то, что в мае 1849 года между союзниками по кампании была заключена соответствующая военная конвенция. Согласно ей именно австрийцы брали на себя обязательство о снабжении русских войск всем необходимым. Однако уже начальный этап боевых действий показал, что «пожелавшая загребать жар чужими руками» сторона не собирается выполнять эти договоренности в полном объёме. Только заранее предусмотренные И.Ф. Паскевичем меры по обеспечению экспедиционного корпуса продовольствием позволили продолжать боевые действия. В частности, командующим русскими войсками были использованы продовольствие и фураж, накопленные военачальником в Польше (1848 г.) и доставленные частям действующей армии.
В течение всей кампании австрийцы удовлетворяли прежде всего собственную нужду в продовольствии. Показателен в этом отношении случай, который произошёл около г. Вайцена, где находившиеся там наши войска стали испытывать проблемы с питанием. И.Ф. Паскевич, чтобы исправить ситуацию, отправил в Пешт для заготовки провианта находившихся при нём австрийских уполномоченных — венгерского магната Ф. Зичи и полковника Р. Затлера. Однако союзный командующий Ю. Гайнау приказал изъять собранные ими запасы, цинично заявив, что «прежде всего, надлежит заботиться об обеспечении моей армии, а потом уже русской»9. В итоге нашему командованию пришлось, отвлекаясь непосредственно от военной операции, искать способы продовольственного обеспечения бедствующих частей. Не удивительно, что невыполнение австрийцами своих обязательств объективно подталкивало его и к таким непопулярным мерам, как реквизиции продовольствия и фуража у местного населения. А это в свою очередь ещё больше активизировало партизанские действия со стороны различных слоёв венгерского общества, осложняло в значительной степени проведение операции по разгрому венгерских повстанцев. <…>
Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru
___________________
ПРИМЕЧАНИЯ

1 См.: Большая Советская энциклопедия: В 51 т. 2-е изд. М., 1951. Т. 7. С. 378.
2 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 167. Оп. 1. Д. 7. Л. 15 об.
3 См.: Керсновский А.А. История Русской Армии: В 4 т. М., 1993. Т. 2. С. 79.
4 РГВИА. Ф. ВУА. Д. 5337. Ч. 1. Л. 13.
5 Цит. по: Авербух Р.А. Царская интервенция в борьбе с венгерской революцией 1848—1849. М., 1935. С. 331.
6 См.: Щербатов А.П. Генерал-фельдмаршал князь Паскевич: В 7 т. СПб., 1888—1904. Т. 6. С. 52.
7 См.: Авербух Р.А. Указ. соч. С. 123.
8 См.: Сухотин Н.А. Участие русских войск в усмирении восстания венгров в 1849 году. СПб., 1889; Лихутин М.Н. Записки о походе в Венгрию в 1849 году. СПб., 1882; Керсновский А.А. Указ. соч. Т. 2.
9 Цит. по: Щербатов А.П. Указ. соч. Т. 6. С. 115.