ГЛАВНЫЙ ВОЕННЫЙ ХРАМ КАЗАНИ СПАССКАЯ ВОЕННО-КРЕМЛЁВСКАЯ ЦЕРКОВЬ

image_pdfimage_print

АРМИЯ И ОБЩЕСТВО

Абдуллин Халим Миннуллович — старший научный сотрудник Института истории имени Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан, кандидат исторических наук

(г. Казань. E-mail: Xalimabd@mail.ru)

Главный военный храм Казани

Спасская военно-кремлЁвская церковь

В начале XVIII века функцию православного военного храма в Казанском кремле выполняла церковь во имя Введения во храм Пресвятые Богородицы при Казанском батальоне1. В дальнейшем она стала полковой церковью Свияжского гарнизонного полка, получив второе название — гарнизонная. В 1810 году архиепископ Казанский Павел отмечал, что из-за ветхости постройки служба уже давно не производится, да и священника нет2. В том же году по инициативе генерала от инфантерии М.Б. Барклая-де-Толли, только что назначенного военным министром, было принято решение эту церковь разобрать, а оставшийся пригодный материал отдать для строительства помещения, предназначенного для воспитанников военно-сиротского отделения. Окончательный удар развалинам церкви нанёс опустошительный пожар 1815 года.

Таким образом, Казань и её гарнизон остались по сути без военной церкви. В связи с этим казанский архиепископ Иона направил в Святейший Синод список церквей, которые могли бы быть переданы в военное ведомство: это не имевшая прихода Кремлёвская Спасская церковь, Екатерининская церковь в Адмиралтейской слободе и Варваринская церковь. Синод, рассмотрев все варианты, решил, что наиболее приемлемым является передача под начало обер-священника армии и флота Мансветова Екатерининской церкви. Выбор на неё пал не случайно: храм располагался в Адмиралтейской слободе Казани, две трети его прихожан составляли военные чины, а причт получал содержание от военного ведомства3.

Однако почти сразу выявилось неудобство посещения этого храма чинами Казанского гарнизона, ибо он находился почти в пяти верстах от Казанского кремля. Синод вновь поручил руководству Казанской епархии подыскать церковь для передачи в военное ведомство4.

Наиболее подходящей для этих целей оказалась Кремлёвская Спасская церковь, история которой тесно связана с русским воинством. После покорения Казани Иваном Грозным на руинах крепости были немедленно заложены три церкви, одна из них Спасская, названная так в честь Нерукотворного образа Иисуса Христа5. Правда, во время пожара 1815 года Спасская церковь полностью выгорела, от неё остались только белокаменные стены. В 1820 году за восстановление храма взялся казанский комендант Б. Пирх. На средства благотворителей в том же году церковь была восстановлена и освящена. Б. Пирх питал надежду, что прихожанами церкви будут военные чины комендантского управления и военные арестанты, содержавшиеся в военно-тюремном замке. В 1837 году архиепископ Казанский Владимир направил представление в Святейший Синод о передаче Спасской церкви из епархиального в военное ведомство.

Следует отметить, что до того времени военные чины Казани относились к разным городским церквам. Прихожанами храма Московских Чудотворцев являлись служащие гарнизона и инвалидной команды, прихожанами Варваринской церкви — чины Казанского военного госпиталя, Спасской церкви — военного каземата, Дмитровской церкви Ягодной слободы — служащие Казанского казённого порохового завода, Екатерининской церкви — члены правления Низового округа корабельных лесов6.

9 апреля 1837 года начальник Казанского ордонанс-гауза7 подполковник Хорошков уведомлял Казанскую духовную консисторию, что к Спасской церкви причислены чины комендантского управления и военные арестанты крепостного военно-тюремного замка. При этом особо подчёркивалось, что «не принадлежащих к военному ведомству людей не имеется»8. Возможно, это обстоятельство явилось немаловажным в появлении в Казани полноценного военного храма.

В начале 1838 года выходит высочайшее повеление Николая I о передаче церкви в военное ведомство, а 17 февраля Казанский генерал-губернатор С.С. Стрекалов9 пишет архиепископу Владимиру: «Господин военный министр 21 января за № 744-м уведомил меня, что Государь Император Высочайше повелеть соизволил: 1) находящуюся в Спасской башне Казанского кремля церковь во имя Спасителя исключить из епархиального в военное ведомство. 2) К храму сему причислить два батальона военных кантонистов, оба Казанские гарнизонные батальона, ордонанс-гауз, военный каземат и другие ведомства по усмотрению моему. 3) Причт при этой церкви иметь с содержанием по штату для церкви Кинбурнской крепости»10. По штату при церкви состояли один священник и два псаломщика. Церковь вмещала 300 человек11.

Священником Спасской церкви был утверждён благочинный 6-й пехотной дивизии старший священник Низовского егерского полка Андрей Лаврентьевич Новосильцев12. Задача перед вновь назначенным священником стояла нелёгкая: по сути, всё требовалось начинать с нуля.

Паства Спасской церкви постоянно пополнялась новыми подразделениями. К ней причислили провиантских чиновников, штаб генерал-губернатора, служащих казанской комиссариатской комиссии и комиссии по выделу корабельных рощ, а также состоявшую при ней роту военных топографов. Теперь всем епархиальным священнослужителям запрещалось отправлять требы для этих военнослужащих и членов их семей, за исключением «смертных случаев, не терпящих отлагательства»13. 28 сентября 1844 года к ней прикрепили чинов Первого округа путей сообщения и публичных зданий, а два года спустя — и 10-й рабочий экипаж14. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Она являлась одной из древнейших церквей Казанского кремля и упоминалась в писцовой книге в 1566 г. как церковь, перестроенная из Ханской мечети.

2 Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 797. Оп. 1. Д. 3979. Л. 9, 9 об.

3 Передача состоялась 12 октября 1827 г. Здесь и далее все даты приводятся по старому стилю.

4 Это совпало с тем, что в 1830 г. после перенесения каспийского судостроения в Астрахань Казанское адмиралтейство было закрыто, и Екатерининская церковь отошла обратно в епархиальное ведомство. См.: Яблоков А.П. О передаче Кремлёвской Спасской церкви и других церквей города Казани из епархиального в военное ведомство. Казань, 1911. С. 13.

5 Спас Нерукотворный был изображён на главном знамени войск Ивана Грозного в период взятия Казани.

6 Национальный архив Республики Татарстан (НА РТ). Ф. 4. Оп. 1. Д. 3274. Л. 3, 3 об.

7 Ордонанс-гауз — комендантское управление.

8 НА РТ. Ф. 4. Оп. 1. Д. 3274. Л. 21—22 об.

9 Стрекалов Степан Степанович (1781—1856) — казанский губернатор (1831—1841). Генерал-адъютант (1825), сенатор (1841). Участник Отечественной воины 1812 г. Внёс большой вклад в развитие культурной жизни Казани, добился утверждения за городским театром статуса «императорского». Президент Казанского экономического общества (1839—1842).

10 НА РТ. Ф. 4. Оп. 1. Д. 3485. Л. 1, 1 об. Следует отметить, что сама Кинбурнская крепость, расположенная на западной оконечности Кинбурнской косы, была упразднена в 1857 г.

11 Цитович Г.А. Храмы армии и флота (состоящие в ведомстве Протопресвитера военного и морского духовенства). Историко-статистическое описание в 2-х частях. Ч. I. Военное ведомство. Пятигорск, 1913. С. 383.

12 Новосильцев Андрей Лаврентьевич (1801—1864) — первый настоятель, священник (позже протоиерей) военной церкви в 1838—1864 гг. С 1839 г. также исполнял обязанность законоучителя фельдшерской школы при Казанском военном госпитале, исправлял в нём все христианские требы, занимался арестантами в военно-судных комиссиях. С 1844 г. параллельно являлся и священником церкви Казанского военного госпиталя. В 1853 г. высочайше удостоен ордена Св. Анны 3-й степени. Вынужден был уйти в отставку после судебного разбирательства в 1864 г.

13 НА РТ. Ф. 4. Оп. 1. Д. 3485. Л. 51, 51 об.

14 Там же. Ф. 509. Оп. 1. Д. 4. Л. 88, 420.