Джон Кеннеди и спецслужбы США

image_pdfimage_print

ШЛА «ХОЛОДНАЯ ВОЙНА»

СЕРГУНИН Александр Анатольевич — профессор кафедры теории и истории международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ), доктор политических наук
(Санкт-Петербург. E-mail: sergunin60@mail.ru)

ДЖОН КЕННЕДИ И СПЕЦСЛУЖБЫ США

В 2011 году исполнилось полвека с момента прихода к власти администрации Джона Фицджералда Кеннеди (1917—1963) — 35-го президента США (1961—1963) от Демократической партии. Личность весьма противоречивая и неоднозначная, Дж. Кеннеди выдвинул программу ограничения социально-экономических реформ, выступал за укрепление вооружённых сил США и НАТО, склоняясь вместе с тем к более реалистичному курсу в отношениях с Советским Союзом. В предлагаемой вниманию читателей статье речь идёт об организационной перестройке «разведывательного сообщества» США, проведённой в течение первого года президентства Дж. Кеннеди.

Причины реформ
К моменту прихода в Белый дом администрации Дж. Кеннеди американские спецслужбы обросли множеством проблем и недостатков.
Во-первых, за годы «холодной войны» ЦРУ и разведслужбы военных ведомств приобрели значительные полномочия и влияние на разработку и проведение внешнеполитического курса США. Конгресс, несмотря на то, что ему это вменялось в обязанность законом о национальной безопасности 1947 года, фактически утратил контроль за спецслужбами. В период президентства Дуайта Дейвида Эйзенхауэра (1890—1969) на посту госсекретаря США находился Джон Ф. Даллес — брат директора ЦРУ Аллена Даллеса, что давало ЦРУ возможность обеспечить себе свободу рук. Д. Эйзенхауэр активно использовал ЦРУ для вмешательства во внутренние дела иностранных государств, если подозревал мнимую или реальную угрозу американским интересам. И, надо сказать, в целом действия ЦРУ были довольно эффективными. Всё это породило у спецслужб иллюзию, что они всесильны и лучше представляют национальные интересы страны, чем «чистоплюи» из госдепартамента. Правда, ещё при Д. Эйзенхауэре стали раздаваться голоса о необходимости ограничить ЦРУ, и прежде всего поставить под контроль его тайные операции. Так, Д. Брюс, один из сопредседателей президентского Совета консультантов по внешней разведке, созданного в 1956 году, специально подчеркнул в своём докладе президенту недопустимость увлечения ЦРУ подрывными операциями в ущерб сбору информации и её аналитической оценке1. После прихода в Белый дом Дж. Кеннеди его помощник А. Шлесинджер, анализируя состояние разведки, подчёркивал, что главная проблема ЦРУ заключалась в его автономности в рамках внешнеполитического аппарата США. Это, по мнению А. Шлесинджера, привело к неадекватной доктрине тайных операций, неправильному соотношению между оперативной деятельностью и политикой и между тайными операциями и сбором разведданных2.
Во-вторых, правление Дж. Кеннеди началось с позорного провала операции в Заливе Свиней — попытки вторжения бригады кубинских наёмников на Кубу для свержения режима Ф. Кастро. Поскольку операция готовилась и осуществлялась главным образом силами ЦРУ, гнев президента обрушился прежде всего на «ребят из Лэнгли», как неформально называли деятелей Центрального разведывательного управления. При этом выяснилось, что руководители ЦРУ, отвечавшие за планирование и проведение операции (сам А. Даллес и его заместитель по тайным операциям Р. Биссел), неоднократно вводили президента и членов Совета национальной безопасности (СНБ) в заблуждение относительно шансов на успех, прочности режима Ф. Кастро и его реального военного потенциала3. Более того, акция разрабатывалась втайне даже от тех подразделений ЦРУ, которые отвечали за анализ разведданных и общую оценку политической ситуации. Ради объективности отметим, что ЦРУ было не единственным виновником провала операции. Как явствует из воспоминаний сотрудников этого ведомства, Комитет начальников штабов (КНШ) был в курсе всех событий и руководил разработкой военной части операции4.
В-третьих, ни самого Дж. Кеннеди, ни его «команду» из Белого дома не устраивали прежний способ подачи разведданных «наверх» и их использование в процессе принятия решений. При А. Даллесе ЦРУ не только собирало разведывательную информацию и обобщало её для вышестоящих инстанций, но и предлагало, как правило, уже готовые решения. Однако ни сам Дж. Кеннеди, ни его ближайшее окружение, состоявшее из молодых, энергичных и чрезвычайно амбициозных людей, не желали отдавать инициативу в сфере внешней политики в чужие руки. Помощники президента по политическим вопросам А. Шлесинджер и Т. Соренсен, пресс-секретарь Белого дома П. Сэлинджер, сотрудники аппарата СНБ М. Банди (помощник президента по национальной безопасности), У. Ростоу, Г. Киссинджер, Р. Комер развернули борьбу за контроль над внешней политикой. По их мнению, главной задачей разведслужб являлось снабжение президента необходимой информацией и альтернативными вариантами возможной политики, а не готовыми решениями.
B-четвёртых, некоторые нововведения Дж. Кеннеди в работе госаппарата нарушили старую систему взаимодействия «разведывательного сообщества» с другими звеньями внешнеполитического механизма США. Прежде всего, это касалось состава и процедуры работы аппарата СНБ. Ранее последний представлял собой межведомственный координационный орган, состоявший как из постоянных, так и прикомандированных сотрудников. Так, при Д. Эйзенхауэре два главных элемента аппарата СНБ — Совет по планированию (СП) и Совет по координации операций (СКО) — включали в себя представителей ведущих внешнеполитических и оборонных ведомств, в том числе и ЦРУ, в ранге заместителя министра, что позволяло согласовывать позиции и действия этих учреждений. С приходом же администрации Дж. Кеннеди, считавшей сложившуюся систему СНБ слишком бюрократической и громоздкой, упомянутые советы были ликвидированы, а структура аппарата реформирована: его укомплектовали постоянными сотрудниками, в обязанность которых вменялось отстаивать интересы президента, а не отдельных ведомств. Таким образом, работа СНБ стала более простой и неформальной, хотя, по оценке ряда экспертов, в результате упразднения СП и СКО взаимодействие спецслужб с другими правительственными службами заметно ослабло, что привело к их изоляции и увеличило риск принятия ошибочных решений5.
И, наконец, в-пятых: накопились проблемы в организации и координации деятельности военных спецслужб. Каждый род войск имел свой разведорган. При министерстве ВВС с 1960 года (после провала операции с самолётом-шпионом У-2 против СССР) существовало Национальное разведывательное управление (НРУ), занимавшееся космической разведкой. Кроме этого, в структуру министерства обороны с 1952 года входило Агентство национальной безопасности (АНБ) — электронная разведка и контрразведка США6. Отсутствие взаимодействия между ними, система двойного подчинения (министру обороны и СНБ) сделали реформу военной разведки насущной задачей.

Реорганизация ЦРУ
Сразу после фиаско в Заливе Свиней Дж. Кеннеди предпринял ряд мер, направленных на анализ и исправление недостатков в работе ЦРУ. В аппарате Белого дома была учреждена должность военного представителя, на которую назначили генерала М. Тэйлора. В документе Белого дома, определявшем полномочия чиновника, говорилось: «Военный представитель имеет аналогичные функции — совет и помощь — в сфере разведки. Он не является посредником между президентом и ДЦР [директором центральной разведки. — А.С.] или разведывательным сообществом, а наблюдает за функционированием разведывательного аппарата правительства для того, чтобы обеспечить его соответствие нынешним и будущим потребностям президента. Он работает в тесном контакте с президентским Консультативным советом по внешней разведке и проверяет, насколько выполняются его рекомендации»7. Разумеется, А. Даллес расценил назначение генерала как знак недоверия к себе со стороны президента.
По следам событий на Плайя Хирон глава Белого дома назначил исследовательскую группу по Кубе, куда включил своего брата Роберта Фрэнсиса Кеннеди (1925—1968), занимавшего пост министра юстиции, А. Даллеса, представителя КНШ адмирала О. Бэрка и генерала М. Тэйлора. Группа, допросив десятки свидетелей — разработчиков операции в Заливе Свиней и подробно проанализировав историю этой авантюры, пришла к выводу, что в планировании акции были допущены ошибки. Р. Кеннеди настаивал, чтобы итоговый доклад содержал больше критики в адрес ЦРУ, Пентагона и КНШ, но А. Даллес и О. Бэрк постарались не допустить этого. М. Тэйлор также не хотел раздувать пожар междоусобной войны и настоял на умеренных оценках8.  <…>
Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru
___________________
ПРИМЕЧАНИЯ

1 Цит. по: Schlesinger А. Robert Kennedy and his Times. Boston: Houghton Мifflin Company, 1978. Р. 455.
2 Schlesinger А. СIA Reorganization. Memorandum for the President. June 30, 1961. National Security File (NSF). Departments and Agencies. СIA general 1961, bох 271. John F. Kennedy Library (JFКL) (Воston, Мass.). Р. 1, 2.
3 Schlesinger А. Robert Kennedy and his Times. Р. 452, 453.
4 Oral Нistory Interview with Richard Bissel, 1967. Ву Joseph Е. O’Connor for the JFКL. Р. 15—17; Oral Нistory Interview with Robert Amory. JFКL. Р. 25.
5 Oral history interview with Chester L. Cooper. Arlingtоn, Virginia, Мау 6, 1966. Ву Joseph Е. O’Connor for the JFКL. Р. 3, 4.
6 О структуре «разведывательного сообщества» CШA подробнее см.: Richelson J. The U.S. Intelligence Community. Cambridge: Ballinger, 1985.
7 Memorandum: Functions of the Мilitary Representative of the President. NSF. Meetings and Memoranda. Staff Memoranda, Махwell Taylor, January-August 1961, bох 327. JFКL.
8 Schlesinger А. Robert Kennedy and his Times. Р. 447, 448.