«Он… был человеком огромной работоспособности»

image_pdfimage_print

ЗАБЫТОЕ ИМЯ

ЗИМИН Игорь Викторович — профессор кафедры истории Санкт-Петербургского государственного медицинского университета имени академика И.П. Павлова, доктор исторических наук

(197022, Санкт-Петербург, ул. Льва Толстого, д. 6/8)

«Он… был человеком огромной работоспособности»

Для охраны императора вне территории царских резиденций по инициативе дворцового коменданта Д.Ф. Трепова в январе 1906 года был создан Особый отряд охраны во главе с подполковником А.И. Спиридовичем — весьма известной в те годы фигурой, пользовавшейся доверием лично Николая II.

Это был действительно многогранный и незаурядный человек, о которых принято говорить «сделал себя сам». Начальник Московского охранного отделения П.П. Заварзин отзывался о нём как о «талантливом офицере»1, а генерал В.Ф. Джунковский называл «выдающимся по уму и знанию офицером… Он отлично знал дело охраны и розыска и был человеком огромной работоспособности, умел руководить людьми»2.

Так кто же такой А.И. Спиридович? Хладнокровный карьерист, как характеризовал его генерал Е.К. Климович на допросе в Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства 19 марта 1917 года3, жандарм «до мозга костей» по оценке уже советского историка П.Е. Щеголева4, или твёрдый государственник, незаурядная творческая личность, оставившая заметный след в истории русского революционного движения?

Александр Иванович Спиридович родился 5 августа 1873 года в провинциальном городке Кемь под Архангельском. Его отец Иван Матвеевич Спиридович — капитан 2 ранга полка пограничной стражи. Семейство Спиридовичей относилось к обедневшему потомственному служилому дворянству. Как сын офицера Александр был принят на казённое содержание в Аракчеевский кадетский корпус в Нижнем Новгороде. В 17 лет, получив первое офицерское звание, он продолжил военное образование в Павловском кадетском корпусе, откуда вышел подпоручиком в 105-й Оренбургский гарнизонный полк, расквартированный в г. Вильно. Поначалу юноша несколько лет добросовестно тянул армейскую лямку. Однако карьера простого офицера скоро перестала устраивать честолюбивого подпоручика. Он попытался перейти в гвардию, но это не удалось, после чего обозначились два варианта: поступать либо в Академию Генерального штаба, либо в Отдельный корпус жандармов, где благодаря ускоренному чинопроизводству можно было довольно быстро продвигаться по служебной лестнице. Кстати, и туда, и туда экзамены были довольно жёсткими, однако второй вариант выглядел предпочтительнее.

Пройдя через сито вступительных экзаменов, негласную проверку и короткую учёбу, Спиридович 31 декабря 1899 года получил назначение в Московское охранное отделение Отдельного корпуса жандармов, где и служил до 1902 года. Благодаря своей энергии, незаурядному розыскному таланту, умению располагать к себе людей А.И. Спиридович вскоре выдвигается на самостоятельную оперативную работу. В 1902 году по рекомендации С.В. Зубатова он назначается начальником Таврического охранного отделения, а в следующем году — Киевского. По этому поводу один из мемуаристов упоминал, что «Зубатов прислал в Киев заведовать розыском молодого талантливого офицера — штаб-ротмистра Спиридовича»5.

Киев остался памятной вехой в жизни А.И. Спиридовича. Здесь ему удалось арестовать главу боевой организации партии эсеров Г.А. Гершуни, за что высочайшим распоряжением сначала получил чин подполковника, а затем стал объектом пристального внимания террористов. В 1905 году на него дважды покушались эсеры, в результате Спиридович получил тяжёлое ранение двумя пулями. При этом стрелял его же секретный сотрудник. С мая по декабрь 1905 года Спиридович находился в длительном отпуске.

В октябре 1905 года, когда подходила к своей кульминации Первая русская революция 1905—1907 гг., было принято решение о реформировании охраны царя. Д.Ф. Трепов, назначенный дворцовым комендантом, стал для этих целей подыскивать людей, которых знал лично и на которых мог бы положиться. Поступило предложение и подполковнику Спиридовичу — сформировать новое подразделение государственной охраны, подведомственное лично дворцовому коменданту. Спиридович предложение принял и с 1 января 1906 года по 16 августа 1916 года возглавлял Особый отряд охраны, который обеспечивал физическую безопасность царя при выездах за территорию дворцовых резиденций. Этот отряд, насчитывавший в 1906 году 275 нижних чинов при четырёх офицерах, был набран в основном из отставников различных гвардейских полков.

Хотелось бы подчеркнуть, что Спиридович не являлся руководителем всей личной охраны царя, а отвечал только за безопасность государя вне императорских резиденций на трассах проезда. Другое дело, что его имя было самым «раскрученным» из всех, кто занимался безопасностью Николая II, поэтому у многих, не вникавших в тонкости во взаимоотношениях различных служб, подведомственных дворцовому коменданту, возникало преувеличенное представление о роли Спиридовича. Вместе с тем нельзя утверждать, что он являлся рядовым руководителем. Обаяние, личный шарм, ум и ловкость позволили А.И. Спиридовичу занять прочное место при царском дворе, причём он стал почти официальным фотографом императорского семейства, что говорит об особом доверии к нему царствующего дома.

К числу безусловных заслуг Спиридовича можно отнести чёткую работу охраны на трассах проезда Николая II, хотя это являлось довольно сложной задачей, ибо поездки носили спонтанный характер. Чтобы успевать своевременно, Спиридович создал свою сеть информаторов среди дворцовой прислуги, которая узнавала о намерениях царя нередко раньше влиятельных лиц. Получив сведения о предполагавшейся поездке, Спиридович высылал на маршрут своих людей. При этом приходилось учитывать, что Николай II терпеть не мог явную охрану и раздражался, заметив её. По всем путям, связывавшим отдельные резиденции в пригородах Петербурга, были устроены агентурные базы, отвечавшие за безопасность царских проездов от резиденции к резиденции. Базы соединялись между собой и дворцовыми пригородами специальной телефонной сетью. Отряд «подвижной охраны» Спиридовича сопровождал царя и в плаваниях в финские шхеры. Поскольку Николай II симпатизировал энергичному подполковнику, то, следуя традиции, периодически приглашал его на «Штандарт» завтракать наравне с офицерами своей морской охраны6. Чтобы располагать достоверными сведениями о террористах и предупреждать их действия, Спиридович наладил контакты с заграничной агентурой Департамента полиции и периодически командировал своих людей в Европу7. С целью ужесточения контроля над лицами, приезжавшими в императорские резиденции, в Царском Селе по его инициативе было создано Регистрационное бюро, в котором работали лучшие агенты из его отряда наружного наблюдения, получившие право на самостоятельный политический сыск8. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Заварзин П.П. Жандармы и революционеры // «Охранка»: Воспоминания руководителей охранных отделений. Т. 2. М., 2004. С. 30.

2 Джунковский В.Ф. Воспоминания. Т. 2. М., 1997. С. 163.

3 Падение царского режима. Стенографические отчёты. Т. I. Л., 1924. С. 108.

4 Там же. Т. III. Л., 1925. С. 2.

5 Заварзин П.П. Жандармы и революционеры. Париж, 1930. С. 50.

6 Богданович А. Три последних самодержца. М., 1990. С. 462.

7 Показания А.И. Спиридовича 28 апреля 1917 г. // Падение царского режима. Стенографические отчёты. Т. III. Л., 1925. С. 56.

8 Вырубова А.А. Неопубликованные воспоминания // Николай II: воспоминания, дневники. СПб., 1994. С. 185.