Объединение Германии: как это было

image_pdfimage_print

Из истории военно-политических отношений

ПЛАТОШКИН Николай Николаевич — доцент Московского гуманитарного университета, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: platoshkin@mail.ru)

Объединение Германии: как это было

К середине 1980-х годов два германских государства — ФРГ и ГДР воспринимались во всем мире как реальность, и никто не ожидал, что здесь возможны какие-либо изменения. И ГДР, и ФРГ являлись членами ООН и имели дипломатические отношения с подавляющим большинством государств мира. ФРГ была ключевым союзником США по НАТО, ГДР — столь же важным союзником СССР по Варшавскому договору (ОВД).

Приход к власти в СССР М.С. Горбачёва на первых порах не внёс в германские дела никаких изменений. Однако радикализация перестройки в 1988 году и первые признаки внутренней нестабильности в СССР (конфликт в Карабахе, образование националистических «народных фронтов» в Прибалтике) заставили Запад, прежде всего США, вновь выдвинуть германский вопрос в повестку дня мировой политики. В Вашингтоне и Бонне внимательно наблюдали за охлаждением отношений между ГДР и СССР, так как Восточная Германия не желала следовать по пути горбачёвской перестройки, считая его гибельным для социализма. В то же время рос авторитет ГДР на международной арене. 15 августа 1988 года Европейский союз (ЕС) и ГДР установили дипломатические отношения1, в мае 1989 года без эксцессов прошли местные выборы. И тогда руководство США решило реанимировать германский вопрос. При подготовке к очередному саммиту НАТО госсекретарь Джеймс Бейкер сказал президенту Джорджу Бушу: «Несомненно, эта тема возвращается. Реальный вопрос заключается в том, ухватится ли за неё Горбачёв первым»2. При этом под «возвращением темы» американцы полагали вести речь об объединении Германии, хотя и решили пока не употреблять этого слова, заменив его «нормализацией». Это было сделано потому, что Вашингтон, удовлетворённый политикой М.С. Горбачёва, которая, с точки зрения США, вела к ослаблению как самого СССР, так и советского влияния в Восточной Европе, боялся «вспугнуть» советского генсека и насторожить его консервативных противников в Политбюро ЦК КПСС, чего США хотели бы избежать. Между тем сам Горбачёв неожиданно помог Бушу. Находясь в Берлине на 40-летии ГДР, он заявил, что политика в отношении ГДР определяется не в Москве, а в [восточном] Берлине3. Это дало германской «теме» зелёный свет, и уже на следующий день Бейкер публично заявил, что Америка поддерживает воссоединение (reunification) Германии и рада видеть единую Германию в демократическом сообществе европейских наций, то есть в НАТО. Фактически такая линия означала поглощение Восточной Германии Германией Западной.

9 октября 1989 года, сразу же после отъезда Горбачёва из Берлина в Лейпциге начались вечерние несанкционированные демонстрации, которые первоначально проходили под лозунгом привнесения идей советской перестройки в ГДР.

Американцы (в том числе и спецслужбы США) полагали, что Эрих Хонеккер4 контролирует ситуацию и не пойдёт на поводу у демонстрантов, а в случае необходимости применит силу. Такого же мнения придерживались и в Бонне. Позднее председатель СДПГ и бывший канцлер ФРГ Вилли Брандт говорил, что 9 октября 1989 года войдёт в историю «советско-германской дружбы как особый день, так как в этот день советские офицеры предотвратили кровавую бойню в Лейпциге»5. На самом деле никакой бойни и не планировалось: и войска, и народная полиция ГДР получили строгий приказ оружия не применять. Брандт просто хотел противопоставить «голубя» Горбачёва «ястребу» Хонеккеру. Над последним, между тем, нависла угроза отставки. 10—11 октября 1989 года на заседании Политбюро ЦК СЕПГ Хонеккер впервые столкнулся с резкой критикой со стороны многих членов этого высшего партийного органа6. Эгон Кренц, вокруг которого сформировалась оппозиционная лидеру ГДР группа, проинформировал Горбачёва, что 17 октября на заседании Политбюро ЦК СЕПГ планируется сместить Хонеккера с занимаемого поста. Горбачёв одобрил эти планы. Естественно, Хонеккер знал об этом и даже сам проголосовал за своё освобождение от занимаемой должности. Новым генеральным секретарём ЦК СЕПГ был избран Э. Кренц, который в этот же день объявил о решительных переменах в ГДР в духе демократизации общества.

Но эти перемены фактически уже начались, приобретая неконтролируемый характер. 24 октября состоялась массовая манифестация против самого Кренца, которого западные СМИ, прежде всего западногерманские, без всяких на то оснований окрестили «ястребом» и сторонником «китайского варианта»7 решения внутренних проблем, хотя группа Э. Кренца заявляла о необходимости использования опыта советской перестройки.

Этот лозунг немедленно подхватили и США, видя в нём верное средство для ослабления позиций Восточной Германии8. Однако что касалось воссоединения Германии, то в Вашингтоне это пока называли примирением двух немецких государств на основе принципа самоопределения. То есть американцы опять смягчили тон, чтобы укрепить позиции Горбачёва. И они не ошиблись. 25 октября 1989 года Генеральный секретарь ЦК КПСС заявил в Хельсинки, что СССР не будет вмешиваться в политику восточноевропейских стран, что было воспринято Западом как сигнал для активного наступления в германском вопросе.

3 ноября 1989 года Кренц объявил, что граждане ГДР могут свободно выезжать в ФРГ через ЧССР и Венгрию, призвав одновременно восточных немцев оставаться в стране. Однако до 9 ноября 1989 года ГДР покинули примерно 40 тыс. человек9.

9 ноября 1989 года неожиданно для всего мира и самого руководства ГДР член Политбюро ЦК СЕПГ Гюнтер Шабовски заявил на пресс-конференции, что граждане ГДР могут переходить в Западный Берлин без всяких формальностей. Вообще ГДР планировала ввести новые облегчённые правила выезда из страны 10 ноября, но Шабовски почему-то сказал, что они вступают в силу немедленно. В этот же день толпа начала разрушать стену в Берлине. Кренц описал это так: «В течение короткого времени случается то, чего никто не ожидал. Жители Берлина отправляются к стене. На автобанах нарастает поток машин в западном направлении»10. Ошеломлённая народная полиция ГДР, не получившая никаких указаний относительно правил выезда, бессильно смотрела на то, как жители города ликвидировали пограничный режим явочным порядком11.

Бейкер вспоминал, что им овладело странное чувство — новость о падении стены оказалась слишком неожиданной и слишком хорошей, чтобы в неё поверить. Американцы боялись, что в Германии разовьются неконтролируемые процессы. Именно поэтому в телефонном разговоре с министром иностранных дел ФРГ Гансом-Дитрихом Геншером сразу после падения стены Бейкер подчеркнул, что от свободы передвижения до воссоединения Германии — длинный путь. Геншер заверил американцев, что единая Германия в любом случае будет членом НАТО12. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Dierner G., Kuhrt E. Kurze Chronik der Deutschen Frage. München, 1994. S. 113.

2 Baker J.A. The Politics of Diplomacy. New York, 1995. Р. 159.

3 Ibid. Р. 161.

4 Эрих Хонеккер родился 25 августа 1912 г. в Сааре в рабочей семье. Работал учеником кровельщика. С ранних лет участвовал в молодёжном коммунистическом движении. В 1935 г. арестован нацистами, в 1937 г. приговорён к 10 годам лишения свободы. Освобождён из тюрьмы в 1945 г. Возглавлял молодёжную организацию ГДР — Союз свободной немецкой молодежи (ССНМ). С 1958 г. — член Политбюро ЦК СЕПГ. В 1971 г. при поддержке СССР стал первым секретарём ЦК СЕПГ. 3 декабря 1989 г. исключён из СЕПГ. После ликвидации ГДР в 1990 г. Хонеккер нашёл приют у лютеранского пастора, так как не имел собственной квартиры (только служебную, которую он после отставки сдал государству). Банковский счёт Хонеккера в размере 218 тыс. марок ГДР был заблокирован. Однако никаких фактов коррупции в отношении Хонеккера доказать не удалось. 30 ноября 1990 г. был издан приказ о его аресте, на этот раз по обвинению в издании некоего приказа о применении оружия против перебежчиков на внутригерманской границе после 1961 г. 13 марта 1991 г. тяжелобольной Хонеккер с супругой с согласия германских властей был вывезен в СССР на лечение. Опасаясь выдачи ФРГ новыми российскими властями, Хонеккер 11 декабря 1991 г. укрылся в чилийском посольстве в Москве. В июле 1992 г. Хонеккера выманили из чилийского посольства и передали ФРГ. Перспективы судебного процесса против Хонеккера были очень туманными, так как никаких законов ГДР он не нарушал. В начале 1993 г. уголовное преследование бывшего лидера ГДР было прекращено по состоянию здоровья. Хонеккер вылетел в Чили (там уже находились его жена и дочь), где был встречен с почётом, так как во времена диктатуры Пиночета правительство ГДР предоставило политическое убежище многим чилийцам. Скончался в Сантьяго 29 мая 1994 г.

5 Dierner G., Kuhrt E. Op. cit. S. 137.

6 Кренц Э. Осень 1989 года. М., 2009. С. 106—114.

7 В июне 1989 г. в Пекине на площади Тяньаньмэнь оппозиционная демонстрация была подавлена танками.

8 Госсекретарь Бейкер заявил в Нью-Йорке, что пришло время для гласности и перестройки в Восточной Германии. Baker J.A. Op. сit. Р. 162.

9 Dierner G., Kuhrt E. Op. cit. S. 127.

10 Кренц Э. Указ. соч. С. 272.

11 Только 9—13 ноября 1989 г. ФРГ и Западный Берлин посетили около 3 млн граждан ГДР (из 16 млн населения). Восточных немцев приманивали тем, что давали каждому, кто посетил ФРГ впервые, так называемые приветственные деньги (Begrüssungsgeld) в размере 100 марок ФРГ.

12 Baker J.A. Op. cit. Р. 164.