СОТРУДНИЧЕСТВО РОССИИ И БЕЛЬГИИ В ГОДЫ ПЕРВОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

image_pdfimage_print

Из истории военно-политических отношений

Хорошева Александра Олеговна — старший научный сотрудник Института всеобщей истории Российской академии наук, кандидат исторических наук

(Москва. E-mail: dir@igh.ru).

Сотрудничество России и Бельгии в годы Первой мировой войны

2 августа 1914 года* Германия предъявила нейтральной Бельгии ультиматум с требованием предоставить немецким войскам возможность пройти по её территории во Францию. Бельгия ответила отказом, и 4 августа германская армия перешла её границу. По сути, Бельгия вступила в Первую мировую войну на стороне Антанты, не подписав политического соглашения о союзничестве.

В первые дни войны бельгийская армия оказала стойкое сопротивление в районах Льеж — Намюр, задержав наступление немцев на Францию. В результате военных действий в Бельгии с 4 августа по 12 сентября немецкие планы были нарушены, германские войска перешли бельгийско-французскую границу через 23 дня после начала мобилизации во Франции.

В первый же день германского вторжения, 4 августа российский посланник при бельгийском дворе И.А. Кудашев секретной телеграммой сообщил о заявлении, сделанном ему министром иностранных дел Бельгии: «Бельгийское правительство с прискорбием должно сообщить российскому императорскому правительству, что сегодня утром вооружённые силы Германии в нарушение установленных договором обязательств вступили на бельгийскую территорию. Королевское правительство твёрдо решило сопротивляться всеми средствами, находящимися в его распоряжении. Бельгия обращается к Великобритании, Франции и России как к державам-поручительницам с призывом о сотрудничестве в защите её территории. Это будет согласованная и общая акция, имеющая целью сопротивление насильственным мерам, применённым Германией к Бельгии, и вместе с тем гарантией независимости и неприкосновенности Бельгии в будущем. Бельгия счастлива возможностью заявить, что она возьмёт на себя защиту укреплений»1.

Россия стала в войне неформальным союзником Бельгии, так как де-юре договора о союзнических отношениях между двумя государствами, а также Бельгии с другими странами Антанты не было. Этим отношениям предшествовало многолетнее сотрудничество двух стран. Оно заключалось не только в том, что Лондонским договором 1839 года (именуемым также Конвенцией 1839 года) Россия вместе с другими европейскими державам гарантировала независимость и нейтральный статус Бельгии2, но и в развитии дипломатических, экономических и культурных связей. В 1880—1900 гг. в России функционировали 147 бельгийских предприятий. С конца XIX века бельгийское индустриальное присутствие в России выражалось в электрификации Санкт-Петербурга, Казани, Одессы, поставке трамваев в Киев, Ташкент, Астрахань, оружейных производствах Нагана и т.д. Значительной статьей бельгийского экспорта было оружие.

В ходе Первой мировой войны Россия оказывала дипломатическую поддержку Бельгии. Её отражает дипломатическая переписка российского МИДа — донесения российских посланников и военных агентов в Брюсселе и Гааге. Так, 8 августа 1914 года Николай II выразил своё отношение к происходившему в телеграмме королю Альберту I. В ней были такие строки: «С чувством глубокого восхищения мужественной бельгийской армией, Я прошу Ваше Величество поверить в Мою сердечную симпатию и принять Мои лучшие пожелания успеха в этой героической борьбе за независимость своей страны»3. В ответной телеграмме, полученной в Петергофе 9 августа, король Бельгии Альберт I от имени армии и бельгийской нации поблагодарил Николая II за пожелания4. В следующей телеграмме император сообщил о восхищении тем, что бельгийская армия первой оказала сопротивление завоевателю. «В качестве свидетельства этого восхищения, которое я разделяю вместе со всей Россией, — писал Николай II, — Я прошу Ваше Величество принять рыцарский крест Святого Георгия, Моего военного ордена, который жалуется только храбрым людям»5. В сборнике бельгийских дипломатических документов, так называемой бельгийской «Серой книге» есть телеграмма министра иностранных дел России С.Д. Сазонова министру иностранных дел Бельгии Ж. Давиньону от 13 августа, в которой отражена официальная позиция нашей страны. Российское правительство выразило поддержку непреклонной позиции королевского правительства6.

Строки из донесений от 19 сентября и 16 ноября 1914 года российского посланника Кудашева, который с середины августа вместе с посланниками других держав и бельгийским правительством в Антверпене наблюдал за мужественными действиями бельгийской армии, свидетельствуют, что бельгийская армия, будучи значительно слабее германской, стойко защищала территорию своей родины. «Вообще, — писал Кудашев, — я должен отдать справедливость бельгийцам, что они показали себя героями. Из всех слоёв общества люди всех возрастов поступают добровольно на военную службу, стремятся в бой, раненые только и мечтают о том, чтобы поскорее вернуться в строй»7.

Кудашев, бывая на линии фронта, сообщал о своих впечатлениях от встреч с солдатами бельгийской армии: «Молодцы: день и ночь по щиколотки в воде, спят на мокрой соломе. Застал их играющими в бридж, а в 500 метрах от траншей за водой находится немецкий пост в ферме»8. Российский посланник констатировал факты варварского поведения немцев, в частности, потрясшее весь мир разграбление города Лёвена9, в котором была предана огню библиотека, хранившая ценные средневековые рукописи. Об этом же сообщал в секретной телеграмме и российский военный агент в Бельгии капитан Л.А. Майер: «На днях немцы сожгли дотла, обратив в пепел, цветущий бельгийский городок Лувен к северо-востоку от Брюсселя с населением 50 тысяч. Немцы заявили жителям, что они будто стреляли. Жители были выведены из домов, и их погнали в направлении к городам Брюсселю и Антверпену. Затем город Лувен был подожжён, причём все дома, все церкви, большой монастырь и великолепная библиотека были обращены в пепел, а жители бежали в панике»10. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Международные отношения в эпоху империализма. Серия 3. М.: Соцэкгиз, 1934. Т. V. № 543. С. 411.

2 Мартенс Ф. Собрание трактатов и конвенций, заключенных Россией с иностранными державами. Т. XII. CПб.: Типография Министерства путей сообщения (А. Бенке), 1898. С. 92.

3 Архив внешней политики Российской империи (АВПРИ). Ф. 138. Оп. 467. 1914—1917 гг. Д. 574/606. Л. 26.

4 Там же. Л. 27.

5 Там же. Л. 29.

6 Серая книга: Бельгийская дипломатическая переписка, относящаяся до войны 1914 года (24 июля — 29 августа). Пг., 1914. № 72. С. 97.

7 АВПРИ. Ф. 133. Оп. 470. 1914 г. Д. 15. Л. 13.

8 Там же. Л. 149.

9 У названий бельгийских городов есть французское и фламандское произношения: Лёвен (флам.) — Лувен (фр.), Мехелен (флам.) — Малин (фр.) и т.д.

10 АВПРИ. Ф. 133. Оп. 470. 1914 г. Д. 72. Л. 453.

* Здесь и далее даты — по новому стилю.