Дальневосточный след. Историография стран Северо-Восточной Азии о роли СССР в победе над Японией. К 66-летию окончания Второй мировой войны

image_pdfimage_print

Зайцев Юрий Михайлович — доцент Тихоокеанского военно-морского института Военного учебно-научного центра ВМФ «Военно-морская академия им. Н.Г. Кузнецова», кандидат исторических наук

(г. Владивосток. E-mail: yuriy_zaytsev@land.ru)

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ СЛЕД

Историография стран Северо-Восточной Азии о роли СССР в победе над Японией. К 66-летию окончания Второй мировой войны

2 сентября исполняется 66 лет со дня подписания на борту американского линейного корабля «Миссури» акта о безоговорочной капитуляции японских вооружённых сил, ознаменовавшего окончание Второй мировой войны. В тот же день был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР «Об объявлении 3 сентября праздником победы над Японией», а Москва салютовала «доблестным войскам Красной Армии, кораблям и частям Военно-Морского Флота, одержавшим эту победу, двадцатью четырьмя артиллерийскими залпами из трёхсот двадцати четырёх орудий»1.

Таким образом, де-факто как бы устанавливалась основная роль Советского Союза в победе над своим восточным соседом. Естественно, наши бывшие союзники по антигитлеровской коалиции — да и сам противник — придерживались иного мнения.

Шли годы. Давно канул в Лету этот указ2, исчез с географической карты мира Советский Союз, однако роль Красной армии и Тихоокеанского флота в капитуляции Японии мировой общественностью до сих пор воспринимается неоднозначно. Не отрицая очевидного — самого факта участия советских Вооружённых сил в боевых действиях, приведших к разгрому Квантунской армии, историки и политики пытаются либо замолчать, либо принизить вклад советского народа в победу над Японией3. При этом игнорируется тот факт, что СССР вступил в войну по просьбе союзников, выполняя соглашения, достигнутые в ходе Тегеранской (1943 г.), Ялтинской (1944 г.) и Потсдамской (1945 г.) конференций, к тому же это не было для Токио неожиданностью, ибо пакт о нейтралитете между СССР и Японией Москва денонсировала ещё в апреле 1945 года. И тем не менее споры продолжаются. Разумеется, наиболее богатый материал по данной проблеме накоплен в странах, прямо причастных к событиям тех лет: не считая самой Японии, это КНР и обе Кореи. Изучая накопившуюся историографию этих государств о борьбе с японскими оккупантами и войне на Тихом океане, начинаешь лучше понимать характер будущих возможных угроз для России в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Обзор лучше начать с нашего могучего восточного соседа — с Китая. Китайская историография, посвящённая вкладу СССР в победу над Японией, имеет три ярко выраженных периода: первый — от провозглашения Китайской Народной Республики в 1949 году до ухудшения советско-китайских отношений в начале 1960-х годов; второй — годы политического, а порой и военного противостояния между КНР и Советским Союзом; третий — восстановление добрососедских отношений, урегулирование имевшихся территориальных разногласий и развитие стратегического партнёрства между Пекином и Москвой.

Первый период характерен тем, что в памяти народов и руководства Китая ещё свежа была та всесторонняя помощь, которую с 1924 года Советский Союз оказывал Коммунистической партии Китая в борьбе против империалистической интервенции и японских оккупантов. Важным обстоятельством, определившим оценку роли советских войск в освобождении Северного Китая и Маньчжурии, стало заявление лидера китайских коммунистов Мао Цзэдуна в докладе «О коалиционном правительстве», сделанном, что весьма важно, до вступления СССР в войну на Тихом океане: «Мы считаем, что без участия Советского Союза окончательное и полное разрешение тихоокеанских проблем невозможно»4. На объявление СССР войны Японии Мао в тот же день, 9 августа, отозвался статьей «Последняя битва с японскими захватчиками», где утверждал, что «благодаря этому шагу Советского Союза сроки войны с Японией значительно сократятся… В этих условиях все силы борьбы против японских захватчиков в Китае должны развернуть контрнаступление в масштабе всей страны и сражаться в тесном и эффективном взаимодействии с Советским Союзом и другими союзными державами»5. Эти высказывания на годы определили позицию китайских историков в исследованиях, посвящённых советско-китайским отношениям.

В качестве примера можно привести работы известного китайского историка Пын Мина6. Так, в своём труде «История китайско-советской дружбы»7 автор убедительно доказывал, что не атомная бомбардировка городов Японии, а именно вступление в войну Советского Союза заставило японское руководство отказаться от сопротивления на территории Северо-Восточного Китая и Кореи и в конечном итоге капитулировать8. При этом Пын Мин ссылается на мнение самих японцев, опубликованное газетой «Дзиндзи симпо» от 9 августа 1950 года: «Когда была сброшена атомная бомба на Хиросиму, военная группировка Японии ещё продолжала сопротивляться, в то время как выступление Советского Союза заставило её капитулировать… Таким образом, если судить по результатам, то именно действия Советского Союза в отношении Японии сыграли огромную роль в достижении мира»9.

С началом «культурной революции» исследовательская деятельность о помощи СССР Китаю в канун и в период Второй мировой войны была практически свёрнута, и длительные годы данная тема в китайской историографии не звучала. К советско-китайскому сотрудничеству китайские историки вернулись уже в настоящее время.

В 1995 году народы мира отмечали 50-летие окончания Второй мировой войны. В рамках празднования этого знаменательного события проводились симпозиумы и конференции, на которых обсуждались и вопросы участия Красной армии в её завершающих операциях. Материалы этих мероприятий публиковались и в отечественных изданиях. Так, в журнале «Россия и АТР» была представлена работа директора Института России Цзилинской Академии общественных наук историка Го Яншуня «Славная страница»10. В контексте антияпонской партизанской войны на Северо-Востоке Китая автор пишет о советской помощи в создании Объединённой антияпонской армии, тесном сотрудничестве её руководства с командованием Дальневосточного фронта (ДВФ)11. Не осталось без внимания и то, что в этот период в Хабаровске проводились совещания главного руководства партийных организаций КПК и антияпонских партизанских отрядов, на которых обобщались опыт и уроки антияпонского партизанского движения в Северо-Восточном Китае, анализировалась обстановка, определялась стратегия дальнейшей борьбы, обсуждались вопросы сотрудничества с Дальневосточным фронтом. На совещании 24 января 1940 года китайское партизанское руководство выразило согласие не только принять материальную помощь со стороны ДВФ, но и предоставлять советскому командованию информацию о Квантунской армии. Была также достигнута договорённость о перемещении на территорию СССР отрядов Объединённой антияпонской армии для обучения, переформирования и пополнения сил. Автор отмечает, что данное соглашение играло важную роль в дальнейшей антияпонской борьбе. Сколь серьёзное значение подобным мероприятиям придавали руководители китайского партизанского движения, говорит хотя бы то, что в ноябре 1940 года на совещание в Хабаровск прибыли представители Северной Маньчжурии — Ким Чжэ, Чжан Шоцзянь, Фэнь Цзоньюань; Восточной Цзилини — Чжоу Боцзонь; Южной Маньчжурии — Ким Ир Сен и другие, всего 11 человек. Автор указывает, что в соответствии с достигнутыми договорённостями уже в октябре 1940 года на территорию СССР прибыли отдельные отряды 1, 2 и 5-го корпусов антияпонской объединённой армии, которые были размещены в двух временных лагерях расквартирования: Северном (лагерь А) — в 75 км от Хабаровска на южном берегу Амура у села Яск и Южном (лагерь Б) — вблизи небольшой железнодорожной станции между Владивостоком и Ворошиловом (ныне г. Уссурийск). В конце 1940-го и в первой половине 1941 года в обоих лагерях проводились переформирование отрядов, военная подготовка и политучёба. Советская сторона взяла на себя снабжение китайских партизан продовольствием, боеприпасами и организацию военного обучения. Повседневная административная работа возлагалась на китайскую сторону.

Автор также довольно подробно освещает процесс переформирования летом 1942 года оставшихся в лагерях и на территории Северо-Восточного Китая отрядов в одну бригаду. 22 июля 1942 года командующий войсками ДВФ генерал армии И.Р. Апанасенко принял Чжоу Боцзоня и Чжан Шоцзяня и сообщил о назначении первого командиром особой китайской бригады, а второго — её комиссаром. Ким Ир Сен и другие офицеры были назначены командирами и комиссарами учебных батальонов. 1 августа 1942 года переформирование учебной бригады было завершено. В её состав вошли 4 пехотных учебных батальона, 2 учебные роты — радиосвязи и миномётная. В 1944 году был сформирован учебный батальон автоматчиков. Командирами учебных батальонов были назначены Ким Ир Сен, Ван Сяоминь, Сюй Хэньчджи и Цай Си-ю. Общая численность бригады насчитывала около 700 китайских и 300 советских воинов.

Формально бригада переходила под временное подчинение штаба ДВФ и носила наименование 88-й особой бригады Дальневосточного фронта. Однако внутри бригада сохраняла определённую самостоятельность. Автор особо подчёркивает, что Пакт о нейтралитете, заключённый между Москвой и Токио 13 апреля 1941 года, в принципе не повлиял на систему подготовки китайских сил на советской территории. Единственное, что изменилось: китайское командование, уступая просьбам советской стороны, прекратило отправку в Китай крупных вооружённых отрядов, заменив их более мелкими партиями.

В целом же бригада по сути стала школой подготовки и воспитания квалифицированных командных кадров для будущей китайской Народно-освободительной армии (НОА).

С июня 1945 года военная подготовка личного состава бригады приняла, отмечает автор, несколько иной характер. Если ранее изучались методы и принципы партизанской войны, то теперь — войны современной. Инструкторами были назначены командиры, получившие практику наступательных действий на советско-германском фронте. Под руководством начальника штаба ДВФ12 был составлен план участия Объединённой антияпонской армии и китайской бригады в намечавшейся операции советских Вооружённых сил. Автор приводит примеры того, что с началом боевых действий части бригады выполняли задания по единому плану в тесном взаимодействии с Красной армией13. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Красный флот. 4 сентября 1945 г.

2 Согласно Закону о днях воинской славы и памятных датах России 2 сентября объявлено Днём окончания Второй мировой войны.

3 Разгром Японии обеспечил безопасность СССР на Дальнем Востоке, ускорил окончание Второй мировой войны, создал благоприятные условия для победного завершения Национально-освободительной войны китайского народа и борьбы других народов Азиатско-Тихоокеанского региона.

4 Мао Цзэ-дун. Избранные произведения. Т. 4. С. 552.

5 Там же. С. 617.

6 Пын Мин. Краткая история дружбы народов Китая и Советского Союза / Пер с кит. А.В. и А.Ф. Котовых. Под. ред. В.Ф. Сорокина. М.: Иностранная литература, 1957. 150 с.

7 Он же. История китайско-советской дружбы / Пер. с кит. А.Ф. Котовой. Под. ред. Г.А. Зверева. М.: Социально-политическая литература, 1959. 360 с.

8 Там же. С. 230, 231.

9 Там же. С. 232.

10 Го Яншунь. Славная страница. Северовосточная антияпонская армия и советский Дальний Восток // Россия и АТР. 1995. № 3. С. 55—61.

11 Дальневосточный фронт — оперативно-стратегическое объединение советских войск на Дальнем Востоке был создан 28 июня 1938 г. на базе Особой Краснознамённой Дальневосточной армии (ОКДВА) и именовался Краснознамённым ДВФ. В его состав вошли 1 А, 2 А и Хабаровская группа войск. 31 августа 1938 г. управление ДВФ было расформировано, а на базе его воск созданы 1-я и 2-я Отдельные Краснознамённые армии. В июне 1940 г. вновь создано управление ДВФ, которому подчинили обе эти армии, а также 15 А и Северную армейскую группу. В дальнейшем в состав ДВФ вошли и другие войска. В годы Великой Отечественной войны ДВФ направил на советско-германский фронт 23 дивизии, 19 бригад, 100 тыс. человек маршевого пополнения. Директивой Ставки ВГК от 19 марта 1945 г. из состава ДВФ выделена Приморская группа войск, на базе которой 5 августа 1945 г. был создан Дальневосточный фронт 1-й, а на базе полевого управления ДВФ и остальных войск — Дальневосточный фронт 2-й. На базе первого в сентябре 1945 г. образован Приморский военный округ, на базе второго — Дальневосточный военный округ. Командующие: Маршал Советского Союза В.К. Блюхер (июль—август 1938 г.); комкор Г.М. Штерн (август 1938 г. и июль 1940 г. — январь 1941 г.); генерал-полковник, с 22 февраля 1941 г. генерал армии И.Р. Апанасенко (январь 1941 г. — апрель 1943 г.); генерал-полковник, с 26 октября 1944 г. генерал армии М.А. Пуркаев (апрель 1943 г. — августа 1945 г.).

12 С мая по август 1945 г. начальником штаба ДВФ являлся генерал-лейтенант Д.С. Леонов

13 К этому времени в подчинении КПК находились 8 А, Новая 4 А, Объединённая антияпонская армия, партизанские отряды. К апрелю 1945 г. в Северном, Центральном и Южном районах Китайской Республики благодаря этим силам были созданы 19 освобождённых от японцев районов с населением более 95 млн человек. После освобождения советскими войсками Маньчжурии туда вошли отряды Объединённой антияпонской армии под командованием Чжоу Баочжуна.