«ВЯТСКИЙ ПЛЕН» ГЕРМАНСКИХ И АВСТРО-ВЕНГЕРСКИХ ПОДДАННЫХ (1914—1916 гг.)

image_pdfimage_print

ГУРЬЯНОВА Светлана Ивановна — преподаватель Вятского государственного университета (E-mail: gursi@yandex.ru)

«ВЯТСКИЙ ПЛЕН» ГЕРМАНСКИХ И АВСТРО-ВЕНГЕРСКИХ ПОДДАННЫХ (1914—1916 гг.)

Начало Первой мировой войны, в которой Россия повела вооружённую борьбу против Германии и Австро-Венгрии, привело к негативным последствиям для граждан неприятельских государств, проживавших на территории Российской империи. Как это было принято и в других воюющих странах, в России неприятельские подданные сразу же были включены в разряд неблагонадёжных лиц, подлежащих применению к ним мер строгого контроля. Одной из репрессивных мер по отношению к немцам, австрийцам, венграм и другим подданным Германии и Австро-Венгрии стало их интернирование — принудительное задержание и переселение (депортация) во внутренние губернии и области России. Данная статья посвящена вопросу переселения и пребывания интернированных иностранных подданных в Вятской губернии, который в отечественной литературе почти не освещался1. Основу настоящей публикации составило изучение материалов Государственного архива Кировской области и Российского государственного военно-исторического архива, раскрывающих малоизученные стороны и особенности пребывания депортированных германских и австро-венгерских подданных и членов их семей на территории Вятской губернии в 1914—1916 гг.

Государственная политика по отношению к подданным враждебных России держав была определена Высочайшим указом Николая II от 2 августа 1914 года, который предписывал «задержать подданных неприятельских государств… в качестве военнопленных»2. Действие указа распространялось на мужчин в возрасте от 18 до 45 лет (с 27 августа 1914 года — от 17 до 45 лет), находившихся на территории Российской империи. При этом все иностранные военнослужащие подлежали «немедленному аресту»; военное ведомство должно было определить места дальнейшего пребывания этой категории военнопленных3. Остальных мужчин данной возрастной группы (призывного возраста) следовало высылать во внутренние губернии и области империи, удалённые от театров военных действий. Целью выселения обеих категорий лиц было лишение их возможностей к шпионажу и другим враждебным действиям против России, к выезду из страны для передачи сведений или поступления в вооружённые силы врага4.

Обращает на себя внимание, что в документах как центральных, так и губернских органов гражданские лица неприятельских государств в отличие от военнослужащих именовались «военнообязанными». В своей переписке с вятским губернатором министр внутренних дел Н.А. Маклаков специально пояснял, что все потенциально годные к ношению оружия германские и австрийские подданные, задерживаемые «внутри Империи», именуются военнообязанными для отличия их от пленных, взятых «на театре войны»5. С точки зрения российского военного законодательства подобная трактовка понятия «военнообязанные» выглядела несколько странно, но таков был тогдашний государственный язык «для внутреннего пользования».

Министерством внутренних дел Вятская губерния с первых дней войны была назначена для размещения германских и австро-венгерских подданных, высылавшихся «из местностей Европейской России и Кавказа»6. Исполняющему должность вятского губернатора, главноначальствующему Вятской губернии А.Г. Чернявскому было предписано выяснить количество проживавших в пределах губернии подданных Германии и Австро-Венгрии и взять с них подписку о невыезде с места жительства. Чернявский отдал подчинённым распоряжение в кратчайшие сроки представить ему данные не только о числе и политической благонадёжности военнообязанных, но также о поведении, занятиях и количестве всех вообще «невоеннообязанных германских и австрийских подданных»7. Полицией была проведена срочная проверка. В первой декаде августа 1914 года губернатор доложил командующему войсками Казанского военного округа, что на территории Вятской губернии на данное время подданные Германии и Австро-Венгрии из числа военнослужащих не проживают. Количество гражданских военнообязанных лиц ограничилось 13 «германцами» и 14 «австрийцами», но из других губерний уже доставлены высланные оттуда 19 германских подданных и 1 австрийский8. Ожидалось прибытие и следующих групп депортированных. 19 августа А.Г. Чернявский в телеграмме на имя министра внутренних дел Н.А. Маклакова просил заблаговременно сообщать о поступлении в губернию групп иностранных подданных численностью свыше 50 человек, «так как в противном случае создаётся огромное затруднение по принятию в городе Вятке и распределению затем военнопленных по уездам ввиду значительных партий присылаемых»9. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Данный вопрос отчасти затронут в следующих публикациях: Колотов А.В. О деятельности Шведского Красного Креста в Вятской губернии в годы Первой мировой войны // Шведы и русский Север: Историко-культурные связи. Материалы междунар. науч. симпозиума. Киров, 1997. С. 240—247; Казаковцев С.В. Вятская губерния в 1914—1917 гг.: война, власть и население // Новый ист. вестник. 2009. № 2(20). Http // www. nivestnik. Ru / 2009_2/06.shtml.

2 Собрание узаконений и распоряжений правительства. СПб., 1914. Ст. 2104.

3 Государственный архив Кировской области (ГАКО). Ф. 582. Оп. 191. Д. 33. Л. 1, 2, 4, 11, 68.

4 Там же. Л. 2, 2 об., 43, 43 об., 47.

5 Там же. Д. 155. Л. 33, 47.

6 Там же. Д. 33. Л. 4, 21.

7 Там же. Л. 5—8 об., 17.

8 Там же. Л. 28, 28 об.

9 Там же. Д. 34. Л. 8.