ВОЕННЫЕ У ИСТОКОВ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПИЛОТИРУЕМОЙ КОСМОНАВТИКИ

image_pdfimage_print

ВОЕННАЯ ЛЕТОПИСЬ ОТЕЧЕСТВА

Ершов Николай Владимирович заместитель начальника кафедры Военно-космической академии имени А.Ф. Можайского, кандидат исторических наук, доцент (e-mail: ershov_n@mail.ru)

Лосик Александр Витальевич — заместитель главного редактора журнала для учёных «Клио», доктор исторических наук, профессор

(тел.: 8-812-347-96-94).

Военные у истоков отечественной пилотируемой космонавтики

12 апреля 1961 года на космическом корабле «Восток» лётчик-космонавт СССР военнослужащий Вооружённых сил СССР старший лейтенант Ю.А. Гагарин1 впервые совершил космический полёт, проложив дорогу в космос. С тех пор и по сей день рядовые граждане России знакомы, по сути, лишь с «парадной», официальной стороной космонавтики. Кропотливая работа тысяч человек, в том числе и представителей Вооружённых сил, обслуживающих космическую технику на земле, благодаря которым становятся возможными запуски космических аппаратов (КА) и управление ими, остаётся, как правило, «за кадром». А ведь отечественная космонавтика и была создана для решения задачи надёжной обороны страны в годы «холодной войны», в период противостояния двух супердержав на мировой арене. И роль военнослужащих в зарождении пилотируемой космонавтики была гораздо большей, чем формирование отряда космонавтов из военных лётчиков.

У истоков зарождения ракетной техники стояли не только известные ныне конструкторы, но и военнослужащие. Основой развития «больших ракет» стали гвардейские миномётные части (ГМЧ), знаменитые «катюши», входившие в состав артиллерии Сухопутных войск. Как отмечает известный учёный в области ракетостроения Б.Е. Черток, «у гвардейских миномётов не было ничего общего с современными космическими ракетами, кроме использования принципа ракетного движения. Однако им суждено было играть после войны важнейшую роль в истории нашей ракетно-космической техники (РКТ). Командование ГМЧ было укомплектовано специалистами, которые раньше других, в том числе авиационных иерархов в промышленности и Военно-воздушных силах, оценили перспективность ракетной техники»2.

Командование ГМЧ «первым проявило инициативу и взяло под свою опеку самое начало наших работ по большим ракетам»3. Маленькие «катюши» дали нашей большой ракетно-космической технике целую плеяду будущих организаторов и руководителей. Среди них: А.И. Соколов — председатель государственной комиссии по обследованию Пенемюнде4, затем начальник управления ракетного вооружения в Главном артиллерийском управлении Министерства обороны, начальник НИИ-4, организовавший создание командно-измерительного комплекса (КИК), председатель государственных комиссий по лётно-конструкторским испытаниям ракет; Л.М. Гайдуков — начальник многопрофильного института «Нордхаузен»5 в Германии6.

Видную роль в становлении отечественного ракетостроения сыграл член военного совета гвардейских миномётных частей генерал-лейтенант Л.М. Гайдуков. Ознакомившись в 1945 году с организацией работ по изучению трофейной ракетной техники в Германии (институт «Рабе» в городке Блейхероде), он понял, что для создания собственной базы ракетостроения необходима оперативная поддержка этой программы на уровне правительства и первых лиц государства.

В течение августа и сентября 1945 года Л.М. Гайдуков, пользуясь личными связями с членами ЦК ВКП(б) и заместителями председателя Совета народных комиссаров, добился личной встречи по этому вопросу с председателем Совета народных комиссаров СССР, генеральным секретарем ЦК ВКП(б) И.В. Сталиным. Он доложил вождю о работах по восстановлению и изучению немецкой ракетной техники. Для ускорения работ Гайдуков просил разрешения на откомандирование в Германию специалистов — находившихся в заключении около двух десятков бывших «врагов народа», в том числе С.П. Королёва, В.П. Глушко. Гайдуков просил также возложить на кого-либо из наркомов оборонных отраслей промышленности ответственность за освоение, дальнейшую разработку и производство ракетной техники. В свою очередь Сталин предложил Гайдукову самому обсудить ситуацию с наркомами, а потом подготовить соответствующее постановление7.

Под руководством Л.М. Гайдукова в Германии в августе 1945 года начала работу советская межведомственная комиссия8, а затем был организован специальный ракетный институт «Нордхаузен» со специализированными советско-немецкими ОКБ (по ракете Фау-2 — под руководством С.П. Королёва, по двигателю ракеты — под руководством В.П. Глушко, по системе управления — под руководством Б.Е. Чертока, Н.А. Пилюгина, Л.И. Рязанского и Ф.И. Кузнецова, по наземному оборудованию — под руководством В.П. Бармина)9. Фактически это заложило основы отечественной ракетно-космической отрасли.

Основные командные кадры, руководившие первыми ракетными воинскими частями и испытательными полигонами, также пришли из ГМЧ. Генералы А.И. Семёнов, А.Г. Мрыкин, Н.Н. Кузнецов, Н.Н. Смирницкий, К.А. Керимов (бывшие офицеры ГМЧ) заняли ключевые посты в Главном управлении ракетного вооружения (ГУРВО). Заместители командующих артиллерией фронтов по ГМЧ А.Ф. Тверецкий, В.И. Вознюк и А.И. Нестеренко стали первыми командирами ракетных воинских частей. Генерал-майор А.Ф. Тверецкий в 1945 году сформировал бригаду особого назначения — первую воинскую часть, осуществившую пуски ракет дальнего действия. Генерал-полковник В.И. Вознюк был назначен начальником Государственного центрального полигона (Капустин Яр). Генерал-лейтенант А.И. Нестеренко стал начальником НИИ-4 — военного института Академии артиллерийских наук, а в 1956 году возглавил научно-испытательный полигон в Тюра-Таме (будущий Байконур). Полковник А.Г. Карась, командовавший на фронте полком «катюш», после войны служил в Капустином Яре и Тюра-Таме, а затем, уже в звании генерала, возглавил Центральное управление космических средств Министерства обороны. Г.А. Тюлин, воевавший под командованием А.Ф. Тверецкого, после войны последовательно руководил научно-теоретическим отделом ГУРВО, был заместителем начальника НИИ-4, возглавлял головной институт ракетной техники НИИ-88, был заместителем председателя Госкомитета по оборонной технике и завершил руководящую работу в должности первого заместителя министра общего машиностроения10. Многие другие военные специалисты, пришедшие, по выражению Б.Е. Чертока, в «большую» ракетную технику из «малой»11, стали настоящими энтузиастами-ракетчиками, во многом помогавшими С.П. Королёву и его команде. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 В день старта старшему лейтенанту Ю.А. Гагарину было досрочно присвоено внеочередное воинское звание майор.

2 Черток Б.Е. Государство и космонавтика: доклад на XXVI королёвских чтениях, 30 января 2002 г. Интернет-ресурс: http://www.russkyformat.ru/site/kb/index8750.html?id=422.

3 Черток Б.Е. Ракеты и люди. В 4 кн. Кн. 2. Фили — Подлипки — Тюратам. 2-е изд. М.: Машиностроение, 1999. С. 10.

4 Так назывался немецкий ракетный исследовательский центр, созданный в 1937 г., где в годы Второй мировой войны под руководством главного конструктора штурмбанфюрера СС В. фон Брауна и генерал-майора В. Дорнбергера испытывались баллистические ракеты Фау-2 («оружие возмездия» Третьего рейха).

5 Советский институт (директор Л.М. Гайдуков, главный инженер С.П. Королёв, начальник отдела по изучению двигателей В.П. Глушко), созданный в феврале 1946 года в городе Нордхаузен (Германия) для изучения немецких ракет. В состав института вошли три завода по сборке ракет Фау-2, институт «Рабе», завод «Монтания» по изготовлению реактивных двигателей, стендовая база огневых испытаний реактивных двигателей, завод по сборке аппаратуры системы управления баллистических ракет. Институт работал до 1947 г. Многие его сотрудники затем перешли работать в НИИ-88 и стали кадровой основой отечественного ракетостроения.

6 Черток Б.Е. Государство и космонавтика…

7 Черток Б.Е. Ракеты и люди. В 4 т. Т. 1. От самолётов до ракет. М.: Изд-во «РТСофт», 2006. С. 292—296.

8 Российский государственный архив социально-политической истории. Ф. 644. Оп. 1. Д. 421. Л. 25, 26.

9 Мишин В.П. Некоторые страницы истории ракетно-космической науки и техники в послевоенный период // Исследования по истории и теории развития авиационной и ракетно-космической науки и техники. Вып. 8—10. М.: Наука, 2001. С. 52.

10 Черток Б.Е. Ракеты и люди. В 4 кн. Кн. 2. Фили — Подлипки — Тюратам… С. 10, 11.

11 Там же. С. 11.