Что может быть прискорбнее такого безвыходного положения военного священника!

image_pdfimage_print

ДОКУМЕНТЫ И МАТЕРИАЛЫ

Абдуллин Халим Миннуллович — старший научный сотрудник Института истории имени Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан (г. Казань), кандидат исторических наук (E-mail: Xalimabd@mail.ru)

«Что может быть прискорбнее такого безвыходного положения военного священника!»

Записка Главного священника армии и флота П.Е. Покровского об улучшении служебного и материального положения православных военных священнослужителей

Юридическое закрепление места и роли православного военного духовенства в России происходило при Петре I. Согласно воинскому уставу 1716 года при каждом полку должен был состоять священник, а с 1719 года на каждом военном корабле по штату полагался иеромонах1. Старший из них, обер-иеромонах, являлся «начальным священником» во флоте, а военно-сухопутное духовенство подчинялось обер-полевому священнику, однако только на период боевых действий. В целом вплоть до XIX века не было установлено отдельного управления военного духовенства, и оно подчинялось местному епархиальному начальству. Только при императоре Павле I законодательным актом от 4 апреля2 1800 года на полевого обер-священника были возложены обязанности руководства военным духовенством и в мирное время. Постепенно к этому должностному лицу переходят функции, свойственные епархиальным архиереям: назначение и увольнение священно- и церковнослужителей, меры административного надзора, наказания и поощрения и т.д. С 1858 года полевой обер-священник стал называться Главным священником армии и флота. В 1871—1888 гг. эту должность занимал протоиерей П.Е. Покровский3.

В этой связи привлекает внимание документ из фонда Казанской военно-кремлёвской Спасской церкви Национального архива Республики Татарстан (НА РТ), озаглавленный «Записка о необходимости возвышения служебных прав военного духовенства в квартирном, путевом и других довольствиях, сравнительно с правами его по эмеритуре»4. В записке, датируемой 1883 годом, говорится о процессе подготовки законодательного «Положения о возвышении служебных прав военного духовенства и об увеличении его содержания», высочайше утверждённого императором Александром III 24 июля 1887 года5. Очевидно, записка рассылалась представителям православного военного духовенства с целью уточнения предполагаемых изменений. Следует отметить, что предлагаемые в документе меры не нашли полного отражения в утверждённом «Положении». Так, П.Е. Покровский настойчиво добивался повышения статуса военных священников до уровня штаб-офицера в чине, равном майору, однако они остались в прежних капитанских правах, хотя и со значительным улучшением материального положения. Не реализовалось и предложение об утверждении штатных псаломщиков в правах прапорщиков: в итоговом документе их статус был приравнен к чину подпрапорщика. Имелись и другие расхождения с содержанием записки, которая является яркой характеристикой реального положения православного военного духовенства на рубеже 70—80-х годов XIX века. В своей записке П.Е. Покровский довольно убедительно описывает приниженный, во многих отношениях несправедливый статус военных священнослужителей, которые вне зависимости от срока службы, образования, участия в боевых походах и кампаниях, полученных наград оставались на положении обер-офицеров в капитанском чине.

Документ

Записка о необходимости возвышения служебных прав военного духовенства в квартирном, путевом и других довольствиях, сравнительно с правами его по эмеритуре6

Военное духовенство по своему высокому призванию, по своему благотворному и ответственному служению Церкви и Отечеству должно пользоваться и всеми служебными правами и преимуществами, соответствующими его общественному положению. При этом только условии военное духовенство может в действительности стоять на высоте своего призвания и с успехом выполнять своё общественное назначение.

Обращаясь между тем к самому быту военного духовенства, нельзя не признать, что оно в своих служебных правах не только достаточно не обеспечено, но даже поставлено гораздо ниже всех других военнослужащих лиц, несмотря на то, что требования от военного священника в настоящее время всё более и более увеличиваются.

Правда, в последнее время немало было сделано для улучшения его служебного положения. Так, с особенною признательностью военное духовенство встретило благодетельную меру 1874 года о причислении его к военной эмеритуре, причём военный священник впервые увидел себя поставленным выше присвоенного ему с незапамятных времён капитанского чина (приказ по военному ведомству от 30 сентября 1874 года за № 268). Другая подобная же благодетельная реформа была в минувшем году [1882 г.], состоявшая в увеличении военным священникам столового довольствия, хотя это последнее увеличение сделано было опять же по старому капитанскому окладу и даже несколько ниже этого оклада (приказ по военному ведомству от 30 августа за № 244).

На этом и остановились начавшиеся реформы по улучшению быта военного духовенства. Во всех же других жизненных вопросах и общественных правах, как, например, в квартирном и путевом довольствии, в отпуске отопления и освещения, военный священник и даже заслуженный и достигший старости протоиерей по-прежнему остаётся на правах того же капитанского чина (вв. Гражд. зак., т. IV, гл. 2-я, ст[атья] 295, изд[ания] 1857 года, Св. Воен. Пост., часть IV, ст. 337, § 9)7. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Иеромонах (от греч. hieromonachos) — монах-священник.

2 Все даты приводятся по старому стилю.

3 Покровский Пётр Евдокимович (1802—1888) — протоиерей, духовный деятель и религиозный писатель. Родился в семье священника Московской епархии, чьи предки преемственно священствовали с 1600 г. Окончил Московскую духовную академию (1828). До 1834 г. вёл преподавательскую деятельность, затем занял должность священника Московской церкви Параскевы на Охотном ряду. С 1842 г. член консистории, с 1855 г. кафедральный протоиерей г. Москвы. Член различных благотворительных обществ, директор Тюремного комитета, ревизор духовных училищ Москвы. Главный священник армии и флота (1871—1888). В этой должности учредил «Благотворительное общество попечения о бедных духовного звания», при нём также выработаны «Положение о служебных правах и окладах содержания военного духовенства».

4 Эмеритура — специальная пенсия уволенным в отставку государственным служащим и военнослужащим (в России существовала до 1917 г.), пособие вдовам, сиротам из суммы специальных — эмеритальных — касс, а также: страховая касса служащих, учреждаемая для обеспечения участников и членов их семей пенсиями и пособиями, средства на которые составлялись из обязательных отчислений из жалованья государственных служащих; эмеритальная касса.

5 Полное собрание законов Российской империи (ПСЗРИ). Собр. 3-е. Т. VII. № 4659. СПб., 1889. С. 386, 387.

6 Текст публикуется с сохранением стиля документа, но в соответствии с современными нормами русского языка.

7 Автор записки ссылается на Гражданское законодательство 1857 г. издания и Свод военных постановлений, изданный в 1839 г. и вступивший в действие в 1840 г. Переиздавался в 1859 и 1869 гг., каждый раз дополнялся продолжениями. Свод 1869 г. разрабатывался и издавался вплоть до 1917 г., включал 6 частей, 24 книги. Некоторые книги издавались в виде отдельных уставов и постановлений.