СССР И ПРИБАЛТИКА: НЕЙТРАЛИТЕТ И ДОГОВОРЫ О ВЗАИМОПОМОЩИ 1939 ГОДА

image_pdfimage_print

Из истории военно-политических отношений

Ковалeв Сергей Николаевич — ведущий научный сотрудник научно-исследовательского отдела (военной истории Северо-Западного региона РФ) Научно-исследовательского института (военной истории) Военной академии Генерального штаба Вооружённых сил РФ, кандидат исторических наук, полковник запаса (Санкт-Петербург. E-mail: milhistory@yandex.ru)

СССР и Прибалтика: нейтралитет и договоры о взаимопомощи 1939 года

В 1930-е годы шаги, предпринимаемые Лигой Наций по «обузданию агрессии», не смогли оказать решающего воздействия на ход событий, ограничивались мерами «морального осуждения» и малоэффективными экономическими санкциями1.

В 1938 году с разрастанием кризиса вокруг Судетской области, стало очевидным, что в случае войны с Чехословакией Лига Наций может принять решение о противодействии агрессии, потребовать свободного прохода советских войск через Балтийские государства.

Такую возможность предоставляла статья 16 Устава (Статута) Лиги Наций. Она гласила: «Если Член Лиги прибегает к войне в противность обязательствам, принятым в статьях 12, 13 или 15, то он ipso facto (лат. — в силу самого факта; тем самым. — Прим. авт.) рассматривается, как совершивший акт войны против всех других Членов Лиги»2. Эта статья предусматривала различные санкции — от разрыва отношений до предложения заинтересованным правительствам «военной, морской или воздушной силы», взаимной поддержки членов Лиги, в том числе «облегчения прохода через их территорию сил всякого Члена Лиги, участвующего в общем действии для поддержания уважения к обязательствам Лиги»3.

Однако некоторые государства, так называемые экс-нейтралы или «группа Осло»4, предлагали реализовывать положения статьи 16 только в том случае, если государства-члены, вовлеченные в конфликт, согласятся на её применение5. Этой позиции придерживалось и эстонское руководство6.

В Берлине считали: если Эстония будет рассматривать выполнение статьи 16 необязательным, Латвия и Литва займут такую же позицию. Поэтому заявления Эстонии о следовании политике нейтралитета были оценены в статье министра иностранных дел Германии И. Риббентропа опубликованной в газете «Revalsche Zeitung» как «положительный вклад в поддержание мира в Европе»7. В Варшаве также были заинтересованы в этом8.

Москва, считая нейтралитет Балтийских государств иллюзорным, указывала, что политика нейтралитета принесёт пользу только фашистским агрессорам9.

Отношение Каунаса к этой проблеме отличалось от позиции Таллина. Литовская газета «Лиетувос айдас» (Lietuvos aidas) писала: даже Черчилль согласился с идеей, что нейтралитет, никем не гарантируемый, был простой иллюзией10.

Давая оценку позициям Каунаса и Таллина, немецкая пресса подчеркивала, что в отличие от Литвы, которая была запутана в «кандалах Азиатских полномочий», Эстония представляла «последний оплот Западной культуры на Востоке», и проблема нейтралитета была важна для эстонско-немецкого политического сотрудничества11.

Латвия и Литва поддались давлению Германии, заявившей что она «не считает нейтральными страны, допускающие проход иностранных войск через их территории»12. 19 сентября 1938 года эстонский и латвийский министры иностранных дел на заседании Генеральной Ассамблеи Лиги Наций заявили, что их правительства оставляют за собой право самостоятельно определять, когда применять положения статьи 16. Литовский министр иностранных дел представил декларацию аналогичного содержания, спустя три дня, — 22 сентября. В октябре эти министры разработали проекты законов о нейтралитете, которые вскоре были приняты13.

Отражая позицию советского руководства, газета «Московские новости» назвала поправку Балтийских государств к статье 16 «неудачной игрой» в пользу агрессоров и предсказала, что рано или поздно эти страны окажутся в сфере влияния одной из великих держав14.

После объявления Эстонией, Латвией и Литвой законов о нейтралитете «Lietuvos aidas» опубликовала статью берлинского корреспондента газеты под названием «Германия и Балтийские государства»15. В ней была изложена позиция руководства Германии по отношению к нейтралитету этих стран: «Рейх стал достаточно сильным, чтобы защитить Балтийские государства от нападения Советского Союза… защита, обеспеченная Германией, налагает определённые обязанности и на Балтийские государства». Они заключались в безоговорочном соблюдении нейтралитета и согласовании своей внешней политики с Германией16.

Таким образом, отношение Балтийских государств к статье 16 Устава (Статута) Лиги Наций формировались под воздействием Германии, на позиции Латвии и Литвы повлияла также позиция Эстонии.

У руководства Германии были свои взгляды на нейтралитет Балтийских государств. Доктрина «Принципы ведения военно-морской войны» 1937 года предусматривала после заключения «соглашения о нейтралитете» с государствами побережья Балтийского моря построить «опорные пункты» на их территориях17.

5 июля 1938 года германский посланник в Эстонии Г. Фровейн, сообщая в Берлин о своей беседе с начальником штаба эстонской армии Н. Реэком, отметил, что для Эстонии было бы очень важно, чтобы в случае войны Германия осуществляла контроль над Балтийским морем. «Генерал Реэк признал это, — писал Фровейн, — и заявил, что Эстония также может оказать содействие в этом деле. Например, Финский залив очень легко заминировать против советских военных кораблей, не привлекая никакого внимания. Имеются и другие возможности»18.

В начале сентября 1938 года, немецкий военно-морской атташе в Эстонии Р. фон Бонин сообщил в Берлин: военный министр этой страны Й. Лайдонер, заявляя о поддержке действий Германии в случае конфликта, подчёркивал, что только в этом ключе Эстония рассматривает свою безопасность19.

Советское военное руководство считало, что основным противником СССР в предстоящей войне станет Германия, для операций против Советского Союза она будет стремиться использовать территорию и возможности соседних с нашей страной государств. Прогнозировались военные действия по обе стороны Финского залива, причём, главные — на южной его части, эстонской20. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Стратегические решения и вооружённые силы: новое прочтение. М.: Международный благотворительный фонд «Победа — 1945 год», 2000. Т. 1. С. 549.

2 Устав (Статут) Лиги наций // Сайт МГУ им. М.В. Ломоносова. Кафедра новой и новейшей истории стран Европы и Америки. http://www.hist.msu.ru.

3 Там же.

4 Швеция, Норвегия, Дания, Бельгия, Нидерланды, Финляндия, Люксембург. См.: 1939 год: Уроки истории. М.: Мысль, 1990. С. 160, 161.

5 Jacobson M. Diplomaattien talvisota. Suomi maailmanpolitiikassa. 1938–1940. Porvoo — Helsinki, 1968. S. 53.

6 Uus Eesti. 1938. 9 мая; 30 июня; 8 июля; 6 августа.

7 Revalsche Zeitung. 1938. 18 июня.

8 Cienciala A. Poland and the Western Powers 1938—1939. A Study in the Interdependence of Eastern and Western Europe. Toronto, 1968. P. 115.

9 Правда. 1938. 2 июня.

10 Lietuvos zinios. 1938. 2 и 19 августа.

11 Rheinische Westfalische Zeitung, July 1,1938; Allgemeine Zeitung, July 1, 1938.

12 Ilmjärv M. Silent Submission. Formation of Foreign Policy of Estonia, Latvia and Lithuania. Period from Mid — 1920-s to Annexation in 1940. Stockholm, 2004. Р. 285.

13 Riigi Teataja. 1938. December 6.

14 Московские новости. 1938. 19 сентября.

15 Ilmjärv M. Op. cit. Р. 290.

16 Lietuvos Aidas. 1938. 23 ноября.

17 Ilmjärv M. Op. cit. Р. 289.

18 Akten zur deutschen auswartigen Politik, Serie D. Bd. V. Baden-Baden, 1953. S. 384.

19 Ibid. S. 285, 286.

20 Российский государственный архив Военно-Морского Флота (РГА ВМФ). Ф. Р-92. Д. 352. Л. 16 / Цит. по: Барышников В.Н. К вопросу о планировании советским Балтийским флотом военных действий против Финляндии в 1930-е гг. (расчёты и реальность) / Россия и Финляндия в XX веке. Сб. мат. СПб.: Vaduz-Liechtenstein, 1997. С. 107.