ОБЪЕКТ № 15

image_pdfimage_print

ВОСПОМИНАНИЯ И ОЧЕРКИ

КРУЖКОВ Николай Николаевич — инженер, секретарь Самарского регионального отделения Союза строительных экспертов России (г. Самара. E-mail: virtualrecords@list.ru)

Объект № 15

Придавая огромное значение проблемам пропаганды через радиовещание, советское правительство ещё до войны приняло решение о строительстве сверхмощной передающей радиостанции в районе г. Курска. С началом войны необходимость в подобном радиовещательном центре возросла, но местом для него теперь выбрали поля колхоза «Пробуждение» — село Новосемейкино Красноярского района Куйбышевской (ныне Самарской) области. Работы начались в июле 1941 года. Предполагалось, что в конце октября станция вступит в строй. Но произошло это только в мае 1942 года. На полную же мощность станция заработала лишь в 1945 году, уже после Победы. Возведение объекта № 15 было поручено Управлению особого строительства (УОС) НКВД СССР. К выполнению задачи привлекли лучших специалистов, в том числе С.И. Надененко и Г.З. Айзенберга. Научным руководителем проекта был З.И. Модель, производством работ руководил А.Л. Минц, председателем госкомиссии являлся народный комиссар связи И.Т. Пересыпкин. А утверждал акты государственной комиссии сам Л.П. Берия: из пяти экземпляров акта его подпись ставилась на первых трёх. Долгое время радиостанция именовалась «Объект № 15 Управления особого строительства НКВД», уже впоследствии Куйбышевской радиовещательной станции было присвоено имя А.С. Попова.

Техническая зона радиостанции занимала площадь в 105 га и состояла из подземного здания, двух антенных систем, двух групп охладительных бассейнов и вспомогательных хозяйственных помещений. В километре от Новосемейкино строился жилой посёлок для специалистов, рассчитанный на тысячу жителей.

Станция была спроектирована таким образом, чтобы основное оборудование располагалось в подземном техническом здании, а на поверхности — антенные устройства в виде 8 свободно стоящих башен-антенн (из которых 4 высотой по 150 м предназначались для вещания на средних волнах, а остальные высотой по 200 м — для длинных радиоволн) и два бассейна для охлаждения воды, которую брали из артезианских колодцев. Основное здание представляло собой двухэтажный подземный прямоугольный бункер длиной 60 и шириной 50 м, нижняя подошва которого находилась на глубине 22 м. Бункер был выполнен из монолитного железобетона с толщиною стен 1 м, сверху насыпан полутораметровый слой песка, ещё выше уложена монолитная железобетонная «шляпа» толщиной 2,5 м, выступавшая за края здания на 5—6 м. Сквозь её толщу проходили железобетонные вентиляционные шахты. Бункер был способен выдержать прямое попадание 500-кг авиабомбы — самой мощной в период Второй мировой войны.

Котлован под техническое здание начали копать в сентябре 1941 года, так что это время можно считать началом строительства. Сохранились документы, свидетельствующие о том, что в марте 1942 года решением партийной и комсомольской организаций стройки над крышей грузового входа заложили капсулу с письмом к потомкам. Потомки — это мы. Вероятно, при предстоящем демонтаже станции капсула будет обнаружена.

Здание имело два грузовых входа, через которые вниз подавались трансформаторы весом 20 и более тонн, а также передающее оборудование. РВ-390 — так назывался первый длинноволновый передатчик на станции, созданный в годы войны. По сути дела, именно для его размещения и строили этот бункер. В последующем передатчик был заменён, однако его потомок унаследовал имя знаменитого первенца. С помощью кран-балки грузовые входы в техническое здание могли быть заложены специальными бетонными плитами и в случае необходимости загерметизированы. На первом этаже между грузовыми люками имелась соединявшая их рельсовая линия. Наличие двух грузовых входов требовалось для загрузки оборудования во время строительства. В последующем необходимость в одном из них отпала. Уже после войны один из входов перестроили в небольшой наземный технический пристрой высотой в два этажа, в котором установили коротковолновые передатчики и антенный коммутатор. Над перекрытием технического здания, фактически на уровне грунта, находилась круглая бетонная башенка, а внутри неё — шахта и винтовая лестница. Этим «людским» входом в годы войны пользовались работники центра, потом для сотрудников открыли действующий грузовой вход, что стало значительно удобнее, да и безопаснее, так как с крутой винтовой лестницы люди не раз падали.

Оборудование для радиостанции, ещё до войны изготовленное на заводах Ленинграда, доставляли с великим трудом по Ладоге. Во время бомбёжки часть техники утонула. Но главное — радиолампы — сумели сохранить. Недостающее оборудование изготавливали на месте, под открытым небом, люди в ту суровую военную зиму часто обмораживались. Однако ценой огромных лишений и нечеловеческих усилий задание правительства было выполнено.

В мае 1942 года станция впервые вышла в эфир, затем начались настройка и доводка. К ноябрьским праздникам 1942 года станция была готова к работе на средних волнах. Однако окончательную сдачу объекта пришлось отложить на год. Произошло непредвиденное — 18 ноября 1942 года тяжёлый транспортный самолёт ТБ-3, выполняя посадку на один из перебазированных под Куйбышев аэродромов, в условиях сплошного тумана врезался в башню-антенну и сбил её. Весь экипаж погиб. Удар произошёл на высоте 70 м. При падении конструкции одна из труб 200-метровой башни настолько глубоко вошла в землю, что извлечь её оказалось невозможным: до сих пор кусок трубы торчит из земли. В память об этой трагедии спустя годы в основание башни была вмонтирована мраморная плита, а в мае 1999 года недалеко от этого места в торжественной обстановке установлен деревянный крест и состоялся молебен. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru