«НАС БРОСИЛИ ИЗ НОРВЕГИИ В БЕССМЫСЛЕННУЮ И ГИБЕЛЬНУЮ ВОЙНУ ПРОТИВ СОВЕТСКОЙ РОССИИ…»

image_pdfimage_print

великая отечественная война 1941—1945 гг.

Карелин Эдуард Васильевич — доцент кафедры военной истории и военной экономики Военной академии связи имени С.М. Будённого, полковник в отставке, кандидат исторических наук (194064, г. Санкт-Петербург, К-64, Тихорецкий проспект, д. 3)

«Нас бросили из Норвегии в бессмысленную и гибельную войну против Советской России…»

Спецпропаганда в ходе боёв за освобождение советской Карелии

Уже первые месяцы отражения фашистской агрессии потребовали от партийного и военного руководства СССР наряду с мобилизацией народа и армии на борьбу с оккупантами усилить идеологическое воздействие на войска противника для разложения их изнутри. Значительный вклад в эту работу внесли политорганы Карельского фронта (КФ)1. Из всех других оперативно-стратегических объединений Красной армии он существовал самое продолжительное время (3,5 года) и действовал в самой широкой полосе (почти 1600 км; от Баренцева моря до Ладожского озера)2. Здесь для проведения соответствующих мероприятий спецорганами были созданы благоприятные условия, чему способствовал срыв в декабре 1941 года вражеского наступления. После этого наши войска в течение длительного времени успешно сдерживали дальнейшее продвижение противника.

В условиях ведения затяжных позиционных боевых действий перед спецпропагандистами КФ ставилась задача подрывать моральный дух и способность к сопротивлению неприятельских солдат и офицеров, внушая им страх ответственности за участие в захватнической войне. В целях активизации этой работы от её организаторов требовалось тщательно изучать политическое настроение, моральное состояние, систему воспитания по ту сторону линии фронта, применять наиболее эффективные способы своего воздействия. Рекомендовалось шире использовать в пропаганде выступления военнопленных, факты обострившихся противоречий между солдатами и офицерами, немцами и финнами и особенно примеры злодеяний оккупантов. Недооценка возможности собирания фактов и документов о зверствах фашистов, отмечал начальник политуправления фронта, суживает наши возможности в области контрпропаганды3.

Чтобы избежать этого, постоянно совершенствовалась подготовка штатных специалистов: с ними регулярно проводились сборы и совещания по обмену опытом, изучались рекомендации всеармейских совещаний работников спецпропаганды, сводки, обзоры и бюллетени о политико-моральном состоянии вражеской армии.

Важная роль отводилась печатным изданиям (листовкам, газетам, брошюрам, иллюстрированным журналам, сборникам антифашистских песен и стихов и т.п.), сбрасываемым на позиции противника вместе с пропусками для перехода на сторону Красной армии. О масштабах развёртывания печатной пропаганды свидетельствует, например, такой факт: только за октябрь 1941 года политуправление Карельского фронта изготовило и распространило 3 млн 375 тыс. экземпляров листовок, в которых разоблачались социальная демагогия фашистской верхушки и лживые утверждения об ужасах советского плена, разъяснялись справедливые цели нашей освободительной борьбы, указывались пути выхода из преступной войны4. Острота поставленной темы, броское название, красочное оформление и небольшой объём текста привлекали внимание солдат и офицеров противника. Одни читали эти листовки вначале из любопытства, других побуждало желание узнать, о чём в них пишется, третьи хотели разобраться в смысле происходящих событий и найти в них ответы на волнующие вопросы.

Политорганы КФ постоянно совершенствовали методы и аргументацию антифашистского воздействия. Они применяли листовки как самый доступный и распространённый вид печатной пропаганды в основном трёх видов — общеполитические, информационные и оперативные. В первых из них освещались коренные вопросы военно-политической обстановки, состояние стран фашистского блока и перспектив войны; вторые содержали различного рода сведения, систематизированные таким образом, чтобы оказать наибольшее воздействие на читателя и внушить ему определённую идею; в третьих удачно использовались разведданные и другие правдивые материалы из жизни частей и соединений противника, отличавшиеся конкретностью и злободневностью. Так, в сброшенной на позиции врага листовке с текстом письма-обращения пленных солдат 307-го полка 163-й немецкой дивизии разъяснялось: «Нас бросили из Норвегии в бессмысленную и гибельную войну против Советской России, в северные леса и болота. Мы не хотим умирать ради того, чтобы Маннергейм и его приспешники приобрели карельские колонии. Финский народ нас ненавидит, русский народ встречает губительным огнём. Гитлер погибнет, незачем связывать свои судьбы с судьбой этого авантюриста. У вас есть все возможности спасти свои жизни для семьи и освобождённой Германии. Мы этой возможностью воспользовались, воспользуйтесь и вы. Бросайте оружие! Сдавайтесь в плен!»5.

Значительную роль в воздействии на вражеских солдат играли газеты, выпускавшиеся политуправлением Карельского фронта 2—3 раза в неделю, «Фронтовик» (на немецком языке) и «Голос солдата» (на финском)6. Их тираж колебался в зависимости от важности информации. Например, в октябре 1941-го обе газеты вышли в количестве 666 тыс. экземпляров, почти треть из которых была с речью наркома иностранных дел В.М. Молотова на заключительном заседании конференции трёх союзных держав. Специальный выпуск изданий посвящался обращению антифашистского митинга в Москве7.

Издание и распространение печатной продукции постоянно увеличивались. Всего с сентября 1941 по июнь 1944 года политорганы Карельского фронта выпустили для войск противника 1982 наименования листовок и газет на немецком и финском языках общим тиражом 46 млн 650 тыс. 650 экземпляров. Вместе же с агитматериалами, полученными из Главного политического управления Красной армии, на позициях врага было распространено 75 млн 310 тыс. 530 экземпляров печатных изданий с помощью войсковой авиации, наземной разведки, сапёров. Использовались, кроме того, в небольшом количестве агитмины и агитснаряды.

Следует отметить, что табельных средств распространения печатной продукции, особенно в первом периоде войны, не хватало. Этот недостаток во многом восполнялся смекалкой и изобретательностью личного состава. Например, в 367-й стрелковой дивизии капитан Королёв сконструировал 120-мм мину вместительностью около двух килограммов листовок; дальность разбрасывания составляла до полутора километров. Этим способом ежемесячно распространялось 600 тыс. листовок8. Шли в ход и пустые консервные банки с отверстием в дне и вставленным в него куском короткого (в несколько сантиметров) бикфордова шнура. На дно банки насыпался слой пороха, который закрывался картонным пыжом, а оставшееся пространство заполнялось свёрнутыми в трубку листовками. Затем самодельный снаряд вставлялся в винтовочный гранатомёт, заряженный холостым патроном, и выбрасывался при выстреле на расстояние 500—600 м. За время его полёта бикфордов шнур сгорал, воспламеняя порох, от чего образовывались газы, выталкивавшие свёрток с листовками, разлетавшимися веером над окопами противника9. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Карельский фронт — оперативно-стратегическое объединение советских войск, сражавшихся с первых дней войны в Заполярье и Карелии. Образован решением Ставки ВГК от 23 августа 1941 г. при разделении Северного фронта на два самостоятельных (Ленинградский и Карельский). Расформирован 15 ноября 1944 г. (см.: Военная энциклопедия: В 8 т. М.: Воениздат, 1995. Т. 3. С. 485).

2 Там же.

3 Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ). Ф. 214. Оп. 1510. Д. 3. Л. 28.

4 Там же. Д. 10. Л. 153.

5 Куприянов Г.Н. От Баренцева моря до Ладоги. Л., 1972. С. 65.

6 ЦАМО РФ. Ф. 214. Оп. 1510. Д. 10. Л. 153; Д. 114. Л. 41.

7 Там же. Ф. 32. Оп. 11318. Д. 114. Л. 41.

8 Там же. Ф. 214. Оп. 11318. Д. 114. Л. 41.

9 Егоров Ф.И. В обороне и наступлении (1941—1945 гг.). Петрозаводск, 1963. С. 58.