СУЛИНСКОЕ ДЕЛО КАПИТАНА ХРИСОВЕРИ

image_pdfimage_print

Пинчук Сергей Александрович — начальник отдела по связям со СМИ Федерального агентства по делам СНГ при МИД РФ

(E-mail: pinchuk_s@mail.ru)

Cулинское дело капитана Xрисовери

Внимание автора данной статьи, исследовавшего подробности Крымской (Восточной) войны (1853—1856 гг.) между Россией и коалицией нескольких государств (Великобритания, Франция, Турция, Сардинское королевство), особо привлекла Дунайская кампания русской армии, в частности малоизвестный бой у сулинского устья реки. В той неравной схватке английскому десанту, насчитывавшему более 700 человек, противостоял отряд из 25 греческих волонтёров во главе с капитаном Аристидом Хрисовери. Делая попытку выстроить историко-хронологическую реконструкцию этого боя, исследователь решил, что давние события, тесно связанные с памятными страницами нашей военной истории, будут интересны для читателей «Военно-исторического журнала».

29 июля 1854 года на заседании британского парламента первый лорд Адмиралтейства был вынужден оправдываться, опровергая шокирующие статьи в прессе о бессмысленной гибели нескольких десятков английских моряков и пехотинцев, среди которых был и командир десантной эскадры капитан Гайд-Паркер1. Защищая последнего, лорд зачитал выдержку из донесения командующему английским флотом в Средиземном море адмиралу Дандасу, подтверждающую, что упомянутый офицер «погиб с честью при личном командовании небольшим десантом, имевшим целью истребление построек у Сулинского устья Дуная»2.

Чувствительный резонанс в английском обществе от «бесславия» командира десанта объяснялся его родовитостью. Он, Ричард Гайд-Паркер IV, происходил из аристократической семьи, давшей британскому флоту не одного адмирала. Ну а под началом его отца, ставшего первым морским лордом Адмиралтейства, служил в своё время знаменитый Нельсон.

Весной 1854 года 29-летний Паркер-младший, командовавший 4-пушечным колёсным фрегатом второго класса («Файербранд»), вместе с небольшой эскадрой британских и французских военных кораблей прибыл на Чёрное море с целью блокировать побережье между Варной и дельтой Дуная. В два часа пополудни 26 июня 1854 года он на шлюпке, которая шла впереди десантных английских баркасов, приблизился к причалу таможенного карантина у порта Сулин. Когда до пристани оставалось не более 15 метров, прозвучал ружейный выстрел, сразивший Паркера наповал. Вслед за этим из-за частокола и земляного вала, окружавшего карантин со всех сторон, грянул залп из нескольких ружей, уничтоживший всех, кто находился на передовом баркасе.

Внезапная смерть Гайд-Паркера стала прологом для боя, длившегося почти полтора часа. Английский десант на 9 баркасах с пушками и с конгревовыми ракетами3 при поддержке корабельной артиллерии трижды пытался взять штурмом деревянное строение таможенного карантина. В ходе боя англичане потеряли убитыми 6 офицеров и 72 солдата. Только после того как постройки загорелись от попаданий ракет, корабельного огня и гранат, английский десант смог ворваться в пылающий карантин, но никого из его защитников — ни живых, ни мёртвых, ни раненых — там не обнаружил.

Поскольку соотношение нападавших и оборонявшихся равнялось 1 к 28, то после такой оплеухи воинственно настроенная английская общественность и пресса, ожидавшие громких побед британского оружия именно на Дунайском театре военных действий, стали с опаской относиться к «несерьёзному» противнику.

Но кто же командовал горсткой мужественных волонтёров?

Редкие упоминания в различных источниках об этом человеке либо носят информационный характер, либо не совсем точны.

Согласно формулярному списку, хранящемуся среди архивных документов, Аристид Фёдорович Хрисовери (русифицированный вариант) родился в 1812 году в болгарском городе Месемврии (Нисебурге; современное болгарское название — Нисъбр) «от родителей ограниченного состояния, но богатых своим благочестием, чистотой нравов и уважением к согражданам»4. Так сообщал в «Одесском вестнике» греческий публицист К. Стамати. Первичное обучение Хрисовери получил в «Торговой греческой школе Одессы». Здесь преподавались как специализированные (экономические, юридические), так и гуманитарные предметы.

Когда в 1828 году Россия официально объявила войну Турции, а в охваченной освободительной борьбой Греции разворачивались полномасштабные военные действия, юный Аристид, «предназначаемый для торговли и мирных занятий», как уведомлял Стамати, бросил учёбу и, добравшись на попутном судне до исторической родины, примкнул к рядам восставших.

В дальнейшем судьба Хрисовери — это уже карьера профессионального военного, начавшего службу в греческой королевской армии; к концу 40-х годов XIX века он имел чин поручика5.

В самом начале 1854 года Хрисовери появляется в Бухаресте, где в то время была расквартирована штаб-квартира российской Дунайской армии. Он настойчиво добивается встречи с её командующим генералом М.Д. Горчаковым. Через знакомого ещё по Греции морского офицера Иоанниса Власопуло, сына драгомана в русском посольстве в Афинах, передаёт составленный на французском языке рапорт на имя генерала, в котором излагает свои идеи о формировании вооружённых отрядов из греков. Горчакова, видимо, это заинтересовало, хотя во время их встречи последний достаточно прохладно отнесся к «греческим идеям». Хрисовери ему показался одним из претендентов на руководство балканскими добровольцами. Горчаков предложил Хрисовери вернуться на родину, в Грецию, и заняться именно там реализацией планов, с которыми прибыл в Бессарабию, с чем Аристид не согласился. Он заявил, что не только Греция его родина, а и Балканы, и что прибыл сюда, чтобы сражаться вместе с русскими братьями против тиранов.

Сложно судить, насколько слова Хрисовери показались убедительными, тем не менее его просьба, если не в тот раз, но всё же была удовлетворена. По распоряжению князя Горчакова греческий офицер-доброволец был направлен в Особый отряд генерала А.К. Ушакова, действовавший на нижнем Дунае. Здесь несли порубежную службу подразделения пограничной стражи и казаков (137 кордонов; в каждом — от 4 до 35 человек). Занимаемые ими оборонительные позиции представляли собой своеобразную цепь опорных пунктов, протянувшуюся от речного порта Рени до порта морского — Сулина. При этом вход в рукав Дуная, ведущий к Измаилу, охранялся двумя канонерскими лодками (КЛ) у мыса Четала, а Сулинский вход — брандвахтой тоже из двух КЛ совместно с полусотней казаков. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 О смерти Гайд-Паркера, к примеру, резко высказалась «Times», утверждая, что тот «погиб от неосторожности и в бесполезном деле» (The Times. 1854. 29 July.)

2 См.: The Times. 1854. 27 July, 29 July; Morning Chronicle. 1854. 29 July.

3 Конгревовые ракеты — боевые ракеты, изобретённые В. Конгревом в 1805 г. Они обладали довольно высокими техническими и тактическими свойствами. Скорость их полёта достигала примерно 350 м/сек, дальность — нескольких километров.

4 Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 489. Оп. 1. Д. 7459.

5 В российской армии А.Ф. Хрисовери получил под командование роту волонтёров (должность капитана), поэтому далее в документах его именуют «капитаном».