АТАМАНЫ — СПОДВИЖНИКИ ЕРМАКА В ПОХОДЕ ЗА «КАМЕНЬ»

image_pdfimage_print

Точки зрения. Суждения. Версии

СОЛОДКИН Янкель Гутманович — заведующий кафедрой истории России Нижневартовского государственного гуманитарного университета (E-mail: hist2@yandex.ru)

АТАМАНЫ — СПОДВИЖНИКИ ЕРМАКА В ПОХОДЕ ЗА «КАМЕНЬ»

В 1582 году1 казачья «дружина» Ермака разгромила войска хана Кучума и захватила его столицу — крепость Кашлык (Искер), положив начало присоединению бескрайних земель Сибири к Российскому государству. В показаниях о предводителях русского «полка», кроме самого Ермака, источники далеко не единодушны, что отразилось и на обширной историографии «сибирского взятия».

Вскоре после учреждения в 1620 году новой епархии с центром в Тобольске прибывший туда первый владыка Киприан заинтересовался, как ермаковцы очутились в Сибири, где сражались с татарами и кто из казаков при этом погиб. Ветераны прославленной экспедиции передали на архиерейский двор не дошедшее до нас сочинение («написание») с ответами на перечисленные вопросы, что позволило слугам Киприана составить для поминовения во время церковной службы в Неделю православия список, или синодик атаманов и казаков, павших в боях с кучумлянами. В той редакции синодика ермаковым казакам, которая три десятилетия тому назад была обнаружена новосибирским филологом Е.К. Ромодановской (ныне членом-корреспондентом Российской академии наук), помимо прослывшего «непобедимым ратоборцем» Ермака2 указаны атаманы Никита, павший в походе по Иртышу и Оби до Назимского городка, и Иван Кольцо, убитый вместе со своим «товарством» в стане прежнего ханского приближённого Карачи. В изготовленной по заказу «отца сибирской истории» Г.Ф. Миллера в 1734 году (вероятнее, в 1740—1742 гг.) копии синодика, где упомянут Ермак, атаманами названы те же Никита и Иван Кольцо. В синодике, включённом в позднюю (середины XVIII в.) Черепановскую летопись, названную по фамилии её составителя — тобольского ямщика и церковного старосты Ильи Черепанова, атаманами представлены Ермак (Ермолай), Иван Кольцо, Никита Пан, Яков Михайлов, Матвей Мещеряк.

Иван Кольцо наряду с главным героем повествования считается атаманом и в Есиповской летописи основной редакции, включая синодик ермаковым казакам из её заключительной главы, хотя в «Повести о Сибири и о сибирском взятии», вышедшей из-под пера дьяка тобольской архиепископии Саввы Есипова в самом начале осени 1636 года, идёт речь и о некоем атамане, посланном в Москву с сеунчем (тюркское выражение, обозначавшее победную весть. — Я.С.)3. В Строгановской летописи, созданной в том же десятилетии по заказу крупнейших промышленников Прикамья «именитых людей» Строгановых в их главной резиденции — Соли Вычегодской, кроме Ивана Кольцо и Никиты Пана4 как ближайшие сподвижники Ермака упомянуты Яков Михайлов и Матвей Мещеряк. Первый из них, оказывается, был убит «погаными» (чаще всего в то время так называли татар. — Я.С.) вскоре после истребления отряда Ивана Кольцо, а под началом второго, отличившегося во время осады города Кашлыка Карачей, уцелевшие ермаковцы, узнав о смерти своего предводителя, оставили этот город и двинулись «на Русь». Потом Мещеряк (что противоречит сведениям остальных источников) в отряде государева воеводы Ивана Мансурова вернулся за Урал и погиб уже при пленении в Тобольске потомка прежних сибирских ханов Сейдяка, его союзника казахского царевича Ораз-Мохаммада (Салтана) и Карачи5. Те же атаманы перечислены в разновидности Есиповской летописи основной редакции, сохранившейся в рукописи из собрания академика Н.П. Лихачёва, и Сибирской редакции Нового летописца, сложившегося в официальных кругах в конце 1620-х годов. В позднем Румянцевском летописце, вторичном относительно Строгановской летописи, говорится о девяти атаманах, составивших окружение Ермака, причём в виде А этого произведения сообщается про Ивана Кольцо и Матвея Мещеряка6. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Эта датировка предпочтительнее многих других. В частности, она подтверждается одним документом начала XVII в., ранее не привлекавшим внимания учёных. См.: Акты, собранные в библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедициею имп. Академии наук. СПб., 1836. Т. 2. С. 123.

2 Изборник славянских и русских сочинений и статей, внесённых в хронографы русской редакции. М., 1869. С. 400, 401.

3 Полное собрание русских летописей (ПСРЛ). М., 1987. Т. 36. С. 50, 57, 61, 70, 71, 74, 78, 380, 381; Кузнецов Е.В. Сибирский летописец. Тюмень, 1999. С. 13, 46.

4 Судя по прозвищу, он был выходцем из польских, литовских или украинских земель. См.: Скрынников Р.Г. Сибирская экспедиция Ермака. 2-е изд., испр. и доп. Новосибирск, 1986. С. 186, 188; Никитин Н.И. Тобольская «литва» в XVII в. // Город и горожане России в XVII — первой половине XIX в. М., 1991. С. 49. В 1586 г. в Москве одновременно с «ермаковыми казаками» находился донец Алексей Пан, а в начале XVII столетия войсковым атаманом на Тереке являлся Гаврила Пан.

5 Сибирские летописи. СПб., 1907. С. 8, 33, 36, 38, 43.

6 ПСРЛ. Т. 36. С. 32, 38, 120, 124, 125; Вовина-Лебедева В.Г. Новый летописец: история текста. СПб., 2004. С. 86, 110.