Западный поход НКВД

image_pdfimage_print

ЗДАНОВИЧ Александр Александрович — заместитель председателя Всероссийской государственной телерадиокомпании, генерал-лейтенант запаса, доктор исторических наук

(Москва. E-mail: ref_Zdan@vgtrk.com)

Западный поход НКВД

В условиях, когда в 1939 году достаточно отчётливо выявились агрессивные устремления нацистской Германии, правительства европейских стран предпринимали экстренные, а потому далеко не всегда до конца просчитанные меры по обеспечению безопасности и территориальной целостности своих государств, при этом зачастую не принимая во внимание интересы других субъектов международного права. Собственные интересы доминировали в ущерб возможной системе коллективного противостояния «коричневой чуме».

Советский Союз не являлся исключением. Стремление как можно дальше отодвинуть начало практически неминуемой войны подтолкнуло руководство страны к принятию настойчивых предложений с немецкой стороны о заключении договора о ненападении. 23 августа 1939 года в Москву прилетел германский министр иностранных дел И. Риббентроп. После переговоров с И.В. Сталиным и В.М. Молотовым в ночь на 24 августа состоялось подписание советско-германского пакта о ненападении, а также секретного дополнительного протокола к нему. Именно в этом документе определялись сферы интересов Москвы и Берлина в Восточной Европе. СССР проявил заинтересованность в Финляндии, Латвии, Литве, Эстонии, Бессарабии (Румыния) и части территории Польши к востоку от рек Нарев, Висла и Сан1. Отметим, что, в отличие от Германии, СССР ранее не выдвигал территориальных претензий к Польше, хотя практика распределения «сфер влияния» уже активно внедрялась в международную политику. Непосредственно же в секретном протоколе отсутствуют указания на переустройство западной и восточной границ Польши2.

Следует признать, что советские спецслужбы, а следовательно, и высшее руководство СССР к моменту заключения договора с Германией не располагали достоверной информацией об уже разработанном Берлином плане «Вайс» — подготовке нападения на Польшу3.

Во всяком случае в российских архивах, включая и фонды ЦА ФСБ России, никаких документов, свидетельствующих о заблаговременной подготовке сил и средств НКВД СССР к операциям в восточных районах Польши, не обнаружено. Поэтому можно утверждать, что после подписания с Германией договора о ненападении и секретного протокола к нему операция под условным названием «Освободительный поход» в ближайшее время не предполагалась. Косвенное подтверждение тому — отсутствие встреч И.В. Сталина в своём кремлёвском кабинете с руководством НКВД СССР в период с 23 по 31 августа 1939 года. Только 1 сентября, после начала Германо-польской войны, он провёл совещания с руководством военного и чекистского ведомств4.

Именно в этот день и был дан старт скрытой подготовке органов и войск госбезопасности к работе на территориях, отошедших к Польше после подписания с ней мирного договора 1921 года5. Работа в этом направлении усилилась после 3 сентября, когда Англия и Франция объявили войну Германии, но не предприняли никаких шагов по реальной помощи польскому народу.

Военная контрразведка в лице особых отделов НКВД СССР обеспечивала скрытность проводимых командованием РККА мер, в частности, реализации директивы наркома обороны от 6 сентября 1939 года о проведении мобилизации («Больших учебных сборов», БУС) в семи военных округах и решении о создании Белорусского и Украинского фронтов6.

8 сентября нарком внутренних дел Л. Берия подписал приказ о создании пяти оперативно-чекистских групп в Киевском и Белорусском Особых военных округах. Судя по всему, этот документ для чекистов не стал неожиданностью: работа по созданию оперативных групп уже велась. Они состояли из сотрудников наркоматов внутренних дел УССР, БССР и центрального аппарата НКВД. Руководить опергруппами поручалось заместителю наркома — начальнику ГУГБ НКВД СССР В.Н. Меркулову (в Киеве) и начальнику Особого отдела НКВД СССР В.М. Бочкову7.

Для выполнения специальных заданий каждой группе выделялось по 300 военнослужащих пограничных войск. Задачи опергруппам определялись директивой НКВД СССР № 20177 от 15 сентября 1939 года. В целях предупреждения утечки информации директиву получили на руки лишь В.Н. Меркулов, В.М. Бочков, И.А. Серов — нарком внутренних дел Украины и Л.Ф. Цанава — его коллега в Белоруссии. Насколько засекреченным был этот документ, говорит и то, что о его содержании даже первые секретари ЦК компартий Украины и Белоруссии и командующие фронтами8 узнали лишь от чекистов.

О чём же шла речь в директиве? Согласно её указаниям оперативные группы, продвигаясь вместе с передовыми частями Красной армии, должны были создавать в занятых местностях временные органы власти, а в значительных населённых пунктах — аппарат НКВД. Следовало немедленно занимать все учреждения связи (телеграф, телефонные станции, радиоузлы, почты), назначая для руководства ими надёжных лиц, а также государственные и частные банки, правительственные учреждения, типографии, редакции газет и во всём оказывать содействие политическим органам армии. Оперативным группам предписывалось также брать под свой контроль все архивы, обратив особое внимание на периферийные органы 2-го (разведывательного) отдела польского Генштаба (экспозитуры и разведпляцувки), архивы жандармерии, полиции и пограничные учреждения. Арестам подлежали наиболее реакционные представители административного аппарата, жандармы, полицейские, разведчики и контрразведчики и их агентура, руководители реакционных (с коммунистической точки зрения) политических организаций, эмигрантских структур националистической и белогвардейской направленности, в то же время предполагалось активно задействовать находившуюся на польской территории агентуру органов госбезопасности и разведаппаратов пограничных войск. При этом требовалось создать такую агентурно-осведомительную сеть, чтобы охватить «чекистским вниманием» как создаваемую управленческую структуру, так и контрреволюционные круги и нелегальные политические организации. К негласной работе рекомендовалось привлекать лиц, арестовывавшихся ранее польскими властями за революционную и иную антиправительственную деятельность. Нельзя было упускать из вида и тот факт, что на занятой советскими войсками территории могли действовать заранее созданные польской разведкой подпольные организации и группы для совершения диверсионных и террористических актов, саботажа и шпионажа. В директиве ставились также задачи по поддержанию общественного порядка в занятых областях9.

Рано утром 17 сентября 1939 года советские войска перешли государственную границу, практически не встречая сопротивления10. К 25 сентября они продвинулись на 250—350 км, выйдя на рубеж рек Западный Буг и Сан. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Мир между войнами. Избранные документы по истории международных отношений 1910-х — 1940-х годов. М.: МГИМО, 1997. С. 209.

2 Макарчук В. Государственно-территориальный статус западно-украинских земель в период Второй мировой войны. Историко-правовое исследование. М., 2010. С. 157.

3 Как теперь известно, Гитлер утвердил этот план ещё 11 апреля 1939 года, а начало боевых действий намечалось на 1 сентября (см.: Жерко С. Внешняя политика Германии накануне Второй мировой войны // Международный кризис 1939 года в трактовках российских и польских историков. М.: Аспект пресс, 2009. С. 128.

4 На приёме у Сталина. Тетради (журналы) записей лиц, принятых И.В. Сталиным (1924—1953 гг.). М., 2008. С. 270, 271.

5 Имеется в виду мирный договор, подписанный в Риге 18 марта 1912 г. между РСФСР и УССР с одной стороны и Польшей — с другой, устанавливающий советско-польскую границу значительно восточнее так называемой линии Керзона.

6 Мельтюхов М. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу 1939—1941 гг. М.: Вече, 2002. С. 88.

7 Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне. Сб. док. М., 1995. Т. 1. Кн. 1. С. 73.

8 Белорусским фронтом командовал командарм 2 ранга М.П. Ковалёв, Украинским — командарм 1 ранга С.К. Тимошенко.

9 Радянськi органи державноi безпеки у 1939 — червнi 1941 р. Документи ГДА СБ Украiни. Киiв, 2009. С. 46—49. Директива НКВД СССР ранее была опубликована в сборнике документов «Органы государственной безопасности СССР в Великой Отечественной войне». Т. 1. Кн. 1. С. 79—81. Однако в указанной публикации упущен ряд важных пунктов.

10 15 сентября 1939 г. немецко-фашистские войска взяли Люблин и подошли к Бресту, 16 сентября замкнулось кольцо окружения вокруг основных сил польской армии, и польское правительство эмигрировало в Румынию. Тем не менее боевые действия в отдельных очагах сопротивления продолжались с немцами до начала октября.