Партийность бывших офицеров Генерального штаба

image_pdfimage_print

Ганин Андрей Владиславович — редактор отдела военной истории российского исторического журнала «Родина», кандидат исторических наук (Москва. E-mail: andrey_ganin@mail.ru)

«Опасаюсь, что меня, как бывшего царского офицера, будут считать “примазавшимся” к партии…»

Партийность бывших офицеров Генерального штаба

Установившаяся в Советской России вскоре после прихода к власти большевиков однопартийная диктатура стала новым и необычным явлением для общества того времени. В Российской коммунистической партии большевиков (РКП(б)*) к марту 1919 года состояло около 350 тыс. членов. По тем временам это была большая сила. К марту 1921-го большевиков было уже свыше 732 тыс. человек. Партийцы периода Гражданской войны отличались высоким революционным духом, искренней верой в собственную правоту и решительностью в воплощении своих взглядов на практике. Тем не менее членство в партии было тогда явлением достаточно редким, а в условиях Гражданской войны ещё и чреватым самыми тяжёлыми последствиями. Например, при попадании в плен к белым большевиков ждала смертная казнь. Такая же участь могла ожидать членов других партий в плену у красных.

Однако возможность приблизиться к власти, получить какие-то преимущества и своеобразный иммунитет от репрессий закономерно привлекала в ряды большевистской партии множество карьеристов и ловцов конъюнктуры. Членство в партии постепенно становилось важным элементом социальной мобильности1. Неудивительно, что к большевикам тогда примкнули даже отдельные представители достаточно далёкой от их идеалов старой военной элиты в лице бывших офицеров Генерального штаба. Этот интереснейший сюжет до сих пор специально не исследовался.

Нормой для русского офицерства всегда была преданность императору и монархической идее. Политической жизни для офицеров до 1917 года фактически не существовало. Партийность в офицерской среде была явлением абсолютно недопустимым, хотя и тогда существовали отдельные лица, которые тайно состояли в партиях, нося при этом офицерские погоны. Однако Февральская революция 1917-го открыла офицерским массам дорогу к партийности. Многих демократически настроенных офицеров привлекала партия социалистов-революционеров, хотя среди офицеров-генштабистов её приверженцами оказались лишь единицы. Известно, что эсерами были подполковник Ф.Е. Махин (с 1939 г. — член компартии Югославии), полковник А.А. Ткаченко (член партии правых эсеров) и штабс-капитан М.И. Василенко (член партии левых эсеров)2.

С открытием в конце 1916 года ускоренных курсов Николаевской академии Генерального штаба состав Генерального штаба существенно преобразился, в частности, в него проникли и некоторые младшие офицеры, придерживавшиеся вполне определённых политических взглядов. Так, не случайно именно среди них мы встречаем большевика со стажем до октября 1917 года штабс-ротмистра А.И. Геккера (в партии с сентября того же года)3, сделавшего в период Гражданской войны головокружительную карьеру в рядах РККА. Отмечу, что Геккер был командующим несколькими советскими армиями, превзойдя в этом отношении своих сверстников. Разумеется, значительное влияние на карьерный рост этого военспеца оказало его членство в партии. В своей автобиографии Геккер указал, что работал вместе с армейскими большевиками уже с февраля 1917 года4.

Ещё одним старым большевиком-генштабистом был полковник М.С. Свечников. Впрочем, его в партийной среде не любили и считали карьеристом (в годы Гражданской войны дослужился до должности командующего фронтом).

В 1918 году в партию большевиков вступили слушатель академии бывший капитан А.А. Инно (Кульдвер), бывший Генштаба подполковник Н.В. Лисовский и обучавшийся в академии поручик А.А. Черевин, в марте 1919 года — бывший Генштаба подполковник Л.Л. Клюев, в апреле того же года — бывший Генштаба полковник А.В. Косматов. В 1919—1920 гг. в РКП(б) состоял недавний курсовик штабс-ротмистр А.К. Семёнов (вскоре исключили из партии как бывшего офицера).

В 1920—1922 гг. партийцем был курсовик бывший Генштаба капитан Б.Н. Кондратьев. Партийный стаж с октября 1920 года вёл и в прошлом Генштаба капитан А.А. Мартягин. Во время Гражданской войны (не позднее 1921 г.) в РКП(б) вступил бывший подполковник, геодезист А.Д. Тарановский, с 1921 года — бывший Генштаба полковник Н.Е. Какурин. Понять мотивы последнего можно: Какурин попал в РККА лишь в марте 1920-го и стремился упрочить своё положение, скомпрометированное длительной службой в различных украинских антибольшевистских формированиях. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Подробнее см.: Головин С.А. Членство в РКП(б) — ВКП(б) как основной путь повышения социального статуса (1920—1930-е гг.) // Вопросы истории. 2008. № 3. С. 33—43.

2 Подробнее об упоминаемых в статье генштабистах см.: Ганин А.В. Корпус офицеров Генерального штаба в годы Гражданской войны 1917—1922 гг. М., 2009.

3 Российский государственный военный архив. Ф. 37976. Оп. 1. Д. 44. Л. 27.

4 Там же. Л. 34.

* С декабря 1925 по октябрь 1952 года — Всесоюзная коммунистическая партия (большевиков) ВКП(б).