Военнопленные. Военно-исторический и статистический обзор (по опыту России)

image_pdfimage_print

КОВАЛЕВСКИЙ Николай Фёдорович — ведущий научный сотрудник Центра военной истории Военной академии Генерального штаба ВС РФ, научный редактор редакции «Военно-исторического журнала», кандидат философских наук

Военнопленные

Военно-исторический и статистический обзор (по опыту России)

Пленение военнослужащих противником относится к прямым военным потерям армии и государства. История русской армии подтвердила закономерную зависимость числа военнопленных от исхода сражений и войн, а также морально-боевых качеств личного состава. Ещё со времён Древней Руси пленение считалось либо позором, либо «лютой бедой», поэтому в критических ситуациях русские воины, как правило, предпочитали пасть в бою, чем сдаться в плен. «Мёртвые сраму не имут», — говорил своему войску великий князь Святослав Игоревич, выводя его летом 971года за стены Доростола для последнего сражения с византийцами, осаждавшими город в течение трёх месяцев. После кровопролитной сечи дружина Святослава вновь отступила в Доростол, и византийцы, поражённые стойкостью русских, вскоре разрешили им беспрепятственно уйти домой. Ни за что не желали капитулировать и сдаваться в плен польским захватчикам защитники Смоленска, оборонявшие осаждённый город более полутора лет (1609—1611).

Часто сталкиваясь с проблемой военнопленных, заботу о них проявляло русское государство. Так, Соборное уложение 1649года содержало статьи, предусматривавшие порядок действий по возвращению «полоняников» в порядке их обмена или за выкуп. «Не пощадите злата и серебра брата ради, — говорилось в этом своде законов, — но искупите его, да от бога сторицею примете»1.

Вернувшиеся из плена крепостные крестьяне в качестве компенсации за перенесённые в плену лишения могли получить вольную.

Большие потери русских войск, в том числе пленными, имели место при значительном боевом превосходстве противника, как это случалось, например, в начальный период Северной войны со Швецией 1700—1721гг. Но в последующем заново сформированные и обученные русские войска нанесли поражение сильной шведской армии; после разгрома в Полтавской битве 1709года в русский плен попали около 19тыс. шведов2. В воинских уставах времён ПетраI за добровольную сдачу в плен противнику предусматривалась суровая кара — лишение «чести и живота». Такая же кара следовала и для тех, «кто похочет сдаться или иных к тому подговаривать»3. Одновременно предписывалось проявлять пощаду к сдавшемуся противнику, не подвергать его голоду и произволу, запрещалось пленять мирное население.

Высокая морально-боевая устойчивость была характерна для войск, сражавшихся под знамёнами П.А.Румянцева и А.В.Суворова и приученных к решительным наступательным действиям, вытеснявшим заботу о самосохранении и опасности плена. Приучая солдат к беспощадному уничтожению сражающегося врага, эти и другие русские полководцы строго удерживали солдат от расправы над поверженным, обезоруженным противником. В период подавления восстания в Польше Суворов после успешного штурма Варшавы велел отпустить по домам около 10тыс. раненых поляков, попавших в плен, что было положительно воспринято местным населением и способствовало успокоению края4.

Следует отметить, что статистические сведения о числе пленённых воинов русских войск и военнослужащих армий противника в различных войнах исторические письменные источники вплоть до начала ХХвека приводят, как правило, весьма приблизительно. По обыкновению, принятому в большинстве армий мира, в реляциях командующих об итогах сражений данным о своих потерях убитыми и ранеными отводилось не много места, при этом число потерь пленными, как правило, не указывалось. Значительно подробнее в отчётах командующих говорилось об уроне, в том числе пленными, нанесённом противнику. Но и в этом случае точное определение числа всех военнопленных на основе военных докладов было весьма затруднительным. Для статистического учёта военнослужащих наполеоновской армии, оказавшихся в плену в Отечественную войну 1812года, русское правительство в 1813году было вынуждено направить специальные опросные листы в 45губерний, за счёт чего получило сведения более чем о 110тыс. пленных5. Вместе с тем в последующем с учётом выявленных изъянов проведённого опроса в неофициальной статистике называлось число плененных французов вплоть до 200тыс. человек.

Имеются статистические данные штаба Кавказского военного округа о примерных потерях русских войск за годы Кавказской войны 1817—1864гг. с горцами, в том числе военнопленными — около 6тыс. человек6. Многие из них умерли от ран и болезней, часть невольников горцы продали в Турцию, из плена удалось вызволить немногих. В Крымскую войну 1853—1856гг. потери русской армии военнопленными и пропавшими без вести составили, по разным оценкам, от 7 до 9тыс. человек, при этом предполагается, что более половины из них погибли (всего погибли в этой войне, включая умерших от ран, свыше 150тыс. военнослужащих русской армии и примерно столько же французов, англичан и турок)7.

Разраставшиеся масштабы войн и численность армий, несших в этих войнах большие потери, побудили европейские державы к проведению в 1874 году специальной конференции в Брюсселе. На ней по инициативе России обсуждался проект международной конвенции «О законах и обычаях войны», направленной на гуманизацию ведения войны, усиление заботы о раненых, больных и военнопленных. Но в итоге участники конференции ограничились принятием лишь общей декларации.

Духа этой декларации Россия придерживалась в Русско-турецкой войне 1877—1878гг., в которой побеждённой стороной оказалась Османская империя. Только в Плевне, сдавшейся после осады, были взяты в плен более 43тыс. турок, после взятия Карса сдались до 16тыс. человек8. Порядок учёта, передвижения и содержания пленённых был определён Положением о военнопленных 1877года.

Гаагская международная конференция 1899года, созванная по инициативе России, приняла конвенцию «О законах и обычаях сухопутной войны», направленную на снижение людских военных потерь и определившую основные обязанности государств по соблюдению правового режима военного плена. Конвенцией предусматривалась деятельность государственных и общественных организаций по оказанию помощи военнопленным, предписывалось на период ведения войны создавать особые справочные бюро о военнопленных с широким кругом функций.

В 1903году в России было введено в действие новое Уголовное уложение, в соответствие с которым был приведён и Воинский устав о наказаниях. Последним предусматривалось, что военнослужащий, сдавшийся в плен или положивший оружие перед неприятелем, не исполнив своей обязанности сражаться по долгу службы и присяги, подвергался лишению всех прав и смертной казни9. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Соборное уложение 1649 года: Текст. Комментарии. Л., 1987. С. 28.

2 Военная энциклопедия: В 8 т. Т. 6. М., 2002. С. 329, 500.

3 Памятники русского права. Вып.8: Законодательные акты Петра I. М., 1961. С. 507.

4 Урланис Б.Ц. Войны и народонаселение Европы: Людские потери вооружённых сил европейских стран в войнах XVII—ХХвв. Историко-стат. исследование. М., 1960. С. 313.

5 Родина. 2002. № 8. С. 59.

6 Сборник сведений о потерях Кавказских войск во время войн кавказско-горской, персидской и турецких и в Закаспийском крае. Тифлис, 1901. С. 11.

7 Урланис Б.Ц. Указ. соч. С. 100, 354; Кехер. О санитарном состоянии наших войск и их потерях в войну 1877—1878гг. СПб., 1882. С. 34.

8 Беляев Н.И. Русско-турецкая война 1977—1878 гг. М., 1956. С. 274, 315; Военная энциклопедия. Т.6. С. 408; Там же. Т. 3. М., 1995. С. 493.

9 Навоев П. Что ожидает добровольно сдавшегося в плен солдата и его семью? Пг., 1916. С. 5.