ПОЛОЖЕНИЯ МИРНЫХ ДОГОВОРОВ УТВЕРЖДАЛИСЬ СИЛОЙ

image_pdfimage_print

НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

ПАВЛЕНКО Игорь Евгеньевич — председатель некоммерческого фонда «Таганрог исторический», кандидат технических наук

(E-mail: Pavlenko_tagfond@mail.ru)


ПОЛОЖЕНИЯ МИРНЫХ ДОГОВОРОВ УТВЕРЖДАЛИСЬ СИЛОЙ

К концу XVII века в области национальной безопасности у России накопилось немало внешнеполитических проблем, тормозивших её развитие. Особая опасность в те времена исходила со стороны Крымского ханства. Из года в год десятки тысяч всадников, то лавиной, то разбившись на небольшие отряды, совершали набеги на Русь. Поскольку работорговля составляла основу экономики ханства, главной целью его внезапных вторжений был захват пленных. После каждого набега татары гнали людей и везли награбленное в турецкие крепости Азов, Перекоп, Керчь, Кафу, Анапу. Здесь их ждали торговцы живым товаром. Даже то, что Россия платила хану денежную дань, не спасало её от нападений. Предпринятые русскими ответные походы на Крым (1687 и 1689 гг.) тоже окончились безрезультатно: огромные просторы Дикого Поля, укрепления Перекопа и поддержка могущественной Оттоманской империи оберегали и поощряли крымчаков, в то время как Россия, перенапрягаясь, теряя людей и нажитое, не знала покоя1. Вступивший в полновластное управление государством в 1689 году (формально царствовал с 1682 г.) Пётр I (Великий), учтя опыт предшественников, решил не обороняться, а нападать, т.е. иметь в Причерноморье мобильные силы, способные угрожать крымско-турецким портам и коммуникациям. Возникла необходимость строить корабли и создавать для их постоянного пребывания соответствующее место стоянки. Первый Азовский поход, предпринятый в 1695 году, не удался — через 3 месяца осаду крепости пришлось снять. Тем не менее, как отмечал известный историк С.М. Соловьёв, «благодаря этой неудаче и произошло явление великого человека». По его мнению, Пётр не упал духом, а «вдруг вырос от беды и обнаружил изумительную деятельность, чтобы загладить неудачу, упрочить успех второго похода»2.

За зиму в Воронеже было выстроено большое количество галер, которые летом 1696 года блокировали устье Дона. 19 июля крепость пала, что обеспечило русским выход в Азовское море.

Подыскивая удобное место для будущей военно-морской базы, царь-реформатор утверждал: «Гавань — это начало и конец флота, без ней есть ли флот или нет его — всё равно»3. Поиск наиболее удобного места привёл его к мысу Таган-Рог, где он вместе с приближёнными высадился 27 июля.

Из-за Крымской угрозы будущую гавань следовало защитить укреплениями со стороны степи. В связи с этим предстояла огромная и во многом незнакомая работа на только что отвоёванной земле. Пётр принял решение ехать в Европу для учёбы и поиска союзников. Осуществляя намеченное, он познакомился с Корнелиусом Крюйсом, капитаном амстердамского адмиралтейства, в лице которого приобрёл «главного морского специалиста», удостоившегося звания вице-адмирала. Крюйс составил первый российский морской Устав, рекомендовал Петру опытных моряков, под стать царю выказывал завидную энергию, при создании флота4.

Европейские правители в свою очередь пристально приглядывались к России и её энергичному монарху, каждый стремился использовать последнего в своих интересах. Швеция, к примеру, в декабре 1697 года расщедрилась на неожиданную подмогу «петровской затее», одарив неуёмного, непредсказуемого соседа, рвущегося к морям, 300 пушками. Конечно же, «шведское расточительное великодушие» основывалось на стратегическом расчёте. Пётр в это время строил корабли на Азовском море, и «дарственные» пушки должны были поспособствовать тому, чтобы направить реформаторскую энергию России на юг, подальше от Балтийского моря и Швеции. Как бы там ни было, но дар шведского короля был доставлен через Новгород и Воронеж в Азов5.

Между тем из-за нерасторопности Пушкарского приказа строительство гавани в Таганроге продвигалось медленно, хотя, опережая события, царь ещё в октябре хвастал в письме римскому императору Леопольду, что, дескать, «воевода Шеин… сделал на море для предбудущих тому неприятелю препятей и побед от Азова… крепость и гавань для пристанища и стояния кораблей и иных морских судов, да к тому ещё две крепости в пристойных морских местах для будущего морского каравана»6. Фактически же к лету 1698-го на мысу Таган-Рог имелись лишь простые земляные укрепления, а почти все галеры, обеспечившие взятие Азова, пришли в негодность от непогоды и нерадивости ответственных7. Объявленный главным виновником в задержке, который «завёл дело в тупик», генерал Де-Лаваль в июле 1698 года был арестован и в кандалах доставлен в Москву; дальнейшая его судьба неизвестна. После него за гавань стал отвечать итальянец Матео Симонт, имея в помощниках инженера Рюэля, а за крепость и город «рисковали головой» цесарцы Боргсдорф, Траузен и датчанин Франк.

После «странствования по Европе» (март 1697 — октябрь 1698 г.) Пётр прибыл в Воронеж, желая поскорее использовать привезённых европейских специалистов и полученные знания. 23 мая 1699 года он повёл по Дону построенные за зиму суда в Азов, где, и ещё в Таганроге, те под прикрытием береговых батарей достраивались и вооружались. 14 августа флот пошёл к Керчи, сопровождая корабль «Крепость», на котором посол Емельян Украинцев следовал в Константинополь, а 31-го вернулся в Таганрог. Поскольку гавань ещё не была безопасна, зимовку провели в Азове8. <…>

Полный вариант статьи читайте в бумажной версии «Военно-исторического журнала» и на сайте Научной электронной библиотеки http:www.elibrary.ru

___________________

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Более подробно об этом см., например: Соловьёв С.М. Труды по истории России. М.: ООО «Издательство Астрель», 2003. С. 215, 216; Каргалов В.В. Русские воеводы. М.: Вече, 2005. С. 350—353.

2 Соловьёв С.М. История России с древнейших времён: В 29 т. М., 1961. Т. 14. С. 530, 531.

3 Карпов А.В., Коган В.Г. Азовский флот и флотилии. Таганрог: Сфинкс, 1994. С. 53.

4 Более подробно см.: Елагин С.И. История русского флота. Период Азовский. СПб., 1864. С. 46, 103—107, 116.

5 Письма и бумаги императора Петра Великого: В 13 т. Вып. 2. М.: Изд-во АН СССР, 1951. Т. 7. С. 218.

6 Елагин С.И. Указ. соч. С. 130.

7 Там же. С. 180.

8 Там же. С. 180, 217, 223—229.